Рус
Eng

Триста лет на одном месте: почему Россия со времен Петра не может догнать Запад

Аналитика
Триста лет на одном месте: почему Россия со времен Петра не может догнать Запад
Триста лет на одном месте: почему Россия со времен Петра не может догнать Запад
29 декабря 2020, 13:11
Несмотря на то, что у нашей страны нет проблем с интеллектом и в избытке креативных людей, но она не хочет, не умеет и не способна на этом зарабатывать.

Известный российский социолог Сергей Белановский опубликовал в своем блоге пост о советских инженерах, о том, почему при всей несомненной талантливости отечественных ученых и инженеров, страна топталась на одном и том же месте. Причем, не только во времена СССР, но и много раньше, и что самое неприятное – до сих пор, как это выяснилось в ходе дискуссии, которая развернулась вокруг этой публикации:

«Какое-то время назад я написал пост о том, как сломанную английскую автоматику в производстве резины заместили ручным трудом. Но эта история еще может иметь какое-то объяснение. Завод "под ключ" был куплен в Англии. Но любой завод помимо основного сырья требует регулярных поставок расходных материалов и комплектации. За них тоже нужно было платить валютой. Эту валюту не выделяли. И это можно понять. Воровать валюту в те годы в таких масштабах, как сейчас, наверное, было нельзя. Но были более мелкие ништяки, которые тогда очень ценились. Например, загранкомандировки.

Поэтому государство считало, что обойдутся и без валюты, как-нибудь вывернутся с помощью импортозамещения. Выворачивались, как могли, в первую очередь замещая автоматизированные и механизированные процессы ручным трудом. Но где-то в середине 70-х годов эта модель себя исчерпала. Люди закончились. Заводы стали нанимать алкашей, один знакомый директор заключил договор со школой глухонемых (они очень скоро его достали своими требованиями немедленно дать квартиру). Кажется, даже договаривались с местами заключения об УДО, если люди согласятся пойти работать на их завод (не знаю, как это оформляли с точки зрения закона).

Где-то в начале 80-х годов на совещании в Главке Миннефтехимпрома СССР я вылез не по рангу и поставил вопрос о том, что на данный момент надо заниматься уже не текучестью кадров, которая упала до 10% и ниже, а дефицитом рабочей силы. Ответом было всеобщее удивление. Начальник главка потребовал принести отчетность. По рукой оказалась профперепись, которую проводили раз в три года. Открыли первую строку и увидели, что на флагмане отрасли "Красном треугольнике" численность промоперсонала падает уже 9 лет подряд! Все зашумели, но замминистра, присутствовавший на совещании вдруг резко прекратил дискуссию, раздраженно сказав, что "это больной вопрос", и не здесь нам его обсуждать. Совещание закрылось. Впрочем, через некоторое время от главка поступило распоряжение "заняться дефицитом". К сожалению, я вскоре после этого ушел в Академию Наук, а во время перестройки наше подразделение, а потом и все министерство упразднили. Началась новая эпоха.

Это был интересный сюжет, но, как ни странно, я хотел рассказать о другом. Главная мысль предыдущего сюжета - нелепая на первый взгляд ситуация имела свое объяснение. Пусть плохое с точки зрения менеджмента, но имела.

А вот сюжет, рассказанный мне моим отцом, электронщиком, еще в 60-е годы (я тогда заканчивал школу) такого объяснения не имеет. Поясняю, что техническая терминология тогда отличалась от современной. Где-то в 50-е годы один американец изобрел так называемые интегральные схемы, когда вместо сборки и пайки электронных схем на текстолитовых пластинах он предложил размещать электронные элементы (конденсаторы, сопротивления и т.п.) непосредственно на кремниевых пластинах. Эффекты миниатюризации и снижения себестоимости превзошли все ожидания. Технология стала стремительно развиваться.

С некоторым опозданием эту технологию стали внедрять и у нас. Но выход годных изделий и, что не менее важно, их надежность в процессе эксплуатации, были ниже плинтуса. А производство - это понятно - имело в первую очередь оборонное значение. И вот в ЦК КПСС - это абсолютно реальная история - собрали группу инженеров и поставили задачу разобраться. Для этого их направили на небольшой опытный завод, предназначенный для отработки новой технологии.

Разобравшись, инженеры пришли в ужас. Например, в помещении, где создавались микросхемы, работал масляный вакуумный насос. При каждом обороте он выбрасывал в воздух мельчайшие капли масла, губительные для микросхем. А на первом этаже во исполнение постановлений того же ЦК КПСС о хозрасчете и самоокупаемости директор наладил производство офисных стульев. Металлические трубки пилили и сгибали прессом. Летела металлическая пыль, проникавшая и в помещение, где изготавливали микросхемы. И т.д. Все это инженеры сообщили директору, но он послал их подальше. Тогда инженеры собрались и решили составить письмо или записку в ЦК КПСС - ведь это же он их туда направил. Но неформально было принято еще одно решение: если после письма на заводе ничего не изменится, они никогда больше не будут пытаться что-то улучшить, ратуя за государственные интересы.

Как можно догадаться, никаких мер принято не было. Инженеры разошлись по своим прежним работам или устроились куда-то еще. Группа распалась.

С тех пор прошло больше 50 лет, но я по-прежнему порой вспоминаю эту историю. Допустим, ситуацию на резиновом производстве можно объяснить. Не оправдать, но объяснить. А как объяснить историю с группой инженеров, о которой рассказывал отец? Их направили из ЦК КПСС, и поставленную задачу они с честью выполнили. Вопрос имел важнейшее производственное и оборонное значение. Информацию направили по назначению. Почему ничего не произошло?

Еще одна загадка. В те времена при всей нелепости экономической системы в СССР существовали сильные научные и инженерные школы. Это признавали и иностранцы. Откуда они брались и как воспроизводились - отдельный интересный вопрос. Может быть, это было своеобразное эхо войны, когда приходилось работать без дураков?

Порой наши ученые и инженеры делали уникальные вещи, но в производство они не шли. Даже в очевидных случаях решения не принимались. Или принимались с очень большим опозданием, когда отчеты западной резидентуры рисовали уж совсем катастрофическую картину. Почему? Почему ЦК КПСС не захотел принять никаких мер во исполнение своего собственного поручения?

В отличие от первой ситуации, у меня (простите за выражение, социолога) нет ответа на этот вопрос. Так он и остался загадкой ушедшей эпохи...»

***

Этот пост вызвал множество откликов, в которых комментаторы делились своим опытом. Так Николай Качнов рассказал поучительную историю того, как только вмешательство спецслужб помогло решить важнейшую технологическую проблему

«Расскажу тоже историю. Вплоть до 1990-х годов у нас вовсю использовались навесные элементы, которые впаивались. Ну и микросхемы тоже паялись.

И возникала проблема: при перегреве микросхема выходила из строя, большой процент брака, переделка требовала времени (выпаять и снова впаять) снова проверять, снова брак...

Проблему решали методами производственными и научными.

Производственными: местный умелец из хозобслуживания купил в универсаме бытовые настольные вентиляторы, разобрал и прикрутил моторы с пропеллерами к обручам, которые пайщики надевали себе на голову. Охрана труда была в шоке, но снижение брака было важнее.

Научными: работали целые НИИ, писались кандидатские и докторские диссертации, разрабатывались специальные припои, которые позволяли как-то снизить температуру пайки. Получались государственные премии, проводились конференции.

И вдруг, внезапно.

Компетентные органы привозят детальку с иностранной выставки. А там - контактная площадка, пластиковая.

Впаивается площадка, а микросхема в неё вставляется. Вуаля, - пайка при любой температуре. Стоимость решения - мизерная.

Но в данном случае были сделаны оргвыводы, головы полетели. Видимо доклад компетентных органов попал таки на нужный стол...»

Однако, это было скорее исключением из правил, считает Марк Рахковский:

«Три замечания из своей практики работы мастером в цеху металлообработки и сборки газоперекачивающих агрегатов времён проекта "газ-трубы" в 1980-е.

  1. Была целевая программа устройства инвалидов. У нас работали курьерами и складскими рабочими ДЦПшники и дебилы (в мед.смысле).
  2. Были специальности на которые брали только глухих и глухонемых. Это слесари по зачистке после сварки внутри больших конструкций и заклепщики работающие с горячими заклепками.
  3. По поводу бесхозяйственности. В 1983 году меня позвали на "Турбоатомгаз" недалеко от Ленинграда начальником участка тяжёлых станков. Два закупленных швейцарских координатно-расточных станка поставленные в термоконстантный бокс для обеспечения изготовления деталей с точностью до 0,001 мм по нерадивости строителей залило водой и их просто выбросили т.к. шефмонтажники приехав и посмотрев на это отказались производить монтаж, наладку и комплексное опробование данного оборудования...»

Юлия Малахова рассказала печальную историю о судьбе советских инженеров, которые были вынуждены уезжать на Запад, поскольку их работа никому по сути была не нужна:

«Мой отец был инженером электронно-вычислительных систем и даже сделал в конце 60-х сразу же засекреченный миникомпьютер. Так вот на выставку Системотехника 60-70 годы- приезжали со всего мира спецы и вербовали наших инженеров. Отцу поступали предложения уехать в Швейцарию от Barrous, затем в Штаты к IBM, Ford нами интересовался. Отец был патриот и остался. А многие уехали! А школа была блестящая - им преподавали ещё старорежимные ученые, многие прошли школы лучших университетов мира, плюс ребятам умели делать все сами, каждый инженер имел и квалификации , к примеру, фрезеровщика или ещё какой профессии...»

Анастасий Михайлов назвал причину такого положения дел:

«Отсутствие стимула делать что-то хорошо, вот и все. За исключением отдельных индивидуумов, большинству не было дела до всего этого, так как их жизнь в общем-то никак не зависела от того хорошо они работают или плохо. Рабский труд неэффективен - давно известно...»

Сергей Лысиков привел свои аргументы:

«На ваш вопрос: "Почему ЦК КПСС не захотел принять никаких мер во исполнение своего собственного поручения?" жизнь дала давно ответ. Общественная собственность на средства производства всегда приходит в упадок. Частная собственность всегда эффективнее государственной. ЦК КПСС новая технология была не нужна, они же не потребители. Директору завода было выгоднее делать офисные стулья. Коррупции, которая сейчас мотивирует чиновников, тогда не было. Ваши микросхемы были никому не нужны...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter