Рус
Eng
Татьяна Становая: Кремль как никогда готов к переменам
Аналитика

Татьяна Становая: Кремль как никогда готов к переменам

29 июня 2018, 13:49
То, что Путин не пошел на ожидаемые масштабные перестановки сразу после переизбрания, не означает отсутствия таких намерений

О том, почему российский режим больше не делает ставку на стабильность, а впервые в новейшей истории готов к переменам, - объясняет на сайте Московского Центра Карнеги политолог Татьяна Становая.

Несмотря на то, что после своего очередного переизбрания Путин не совершил вопреки всеобщим ожиданиям кадровой революции, есть основания полагать, что радикальные перемены, в том числе и кадровые, не за горами, - считает эксперт

События последних лет показывают, что пресловутая стабильность перестала быть высшей политической ценностью. В качестве доказательства этому, Становая напоминает о кадровых перестановках 2016 года, значительно обновивших правящую элиту и закрепивших тенденцию на замену старых путинских соратников на молодых технократов. Тогда же нахлынула и мощная антикоррупционная волна, затронувшая верхушку силовых структур, губернаторов и даже правительство (примером тому может служить министр Алексей Улюкаев).

Вероятно именно тогда Путин и преодолел некий психологический барьер, мешавший резким радикальным шагам. О причинах таких перемен написано немало. После Крыма Путин сделал процесс принятия решений более динамичным: во власть пришли молодые технократы, усилилась роль силовиков, участились внутриэлитные конфликты, а группы влияния получили большую автономию.

Все это содействовало обновлению государственной власти. В 2017 году многие ожидали, что с началом нового срока президент снова запустит маховик кадровой ротации, называя и новых жертв: от Суркова и Бортникова до Шойгу и Лаврова. И хотя все они и остались на своих местах, это скорее всего продлится недолго.

Главным событием, которое указывает на то, что режим готов к кадровой ротации, эксперт считает размораживание «запретных тем» и переход к реформам, за которые Путин не брался в последние годы: увеличение пенсионного возраста и пересмотр налоговой политики.

То, что несмотря на свое обещание, данное еще 2005 году, не увеличивать пенсионный возраст, Путин таки пошел на это, говорит по мнению Становой, о его растущей политической самоуверенности: снижается его зависимость от настроения избирателей, слабеет страх перед падением рейтинга, крепнет чувство контроля над политической ситуацией. То есть происходит огосударствление самого Путина, он превращается из политического лидера в институт, принадлежащий всему государственному механизму. Он начинает мыслить не как политический лидер, а как олицетворение всего государства, пренебрегающее сиюминутными опасениями в пользу государственнических приоритетов. Именно эта трансформация, идущая с 2014 года, и делает режим способным к переменам, на которые он ранее не решался. Залогом тому и то, что тема цветных революций ушла из кремлевского дискурса, утратив статус главной страшилки. Теперь режим явно чувствует себя менее уязвимым для внешних влияний.

Изменение роли Путина привело и к размораживанию ключевых управленческих институтов, - считает эксперт. «Если раньше любое решение требовало одобрения президента и подолгу не принималось, потому что Путину было некогда, то теперь все наоборот: решения принимаются именно потому, что Путину некогда...»

Когда Песков повторяет, что Путин не занимается пенсионной реформой, он не только спасает своего шефа от потери популярности, но и выдает желаемое за действительное: президенту не хочется заниматься повышением пенсионного возраста, вникать в бухгалтерские расчеты про работающих-неработающих пенсионеров, льготы, отчисления, стажи и прочее, он может позволить себе сбросить эту неблагодарную работу правительству.

Еще один пример тому – пересмотр неформальной системы управления Северным Кавказом, когда смелый кадровый эксперимент в Дагестане (отход от квотного принципа и назначение Владимира Васильева главой региона), рост влияния федеральных силовиков в регионе (особая зона ответственности Виктор Золотова) и появление в вертикали влиятельных сирийских генералов (новый полпред президента в СКФО Олег Белавенцев), разгром влиятельных кланов (арест братьев Магомедовых) продемонстрировали полное отсутствие страха перед переменами.

«Сегодня российский режим как никогда готов и нуждается в преобразованиях: кадровые решения назрели во многих сферах – прежде всего в силовом и внешнеполитическом блоках, оба обеспечивают базовые управленческие потребности президента. То, что Владимир Путин не пошел на ожидаемые масштабные перестановки сразу после переизбрания, не означает отсутствия таких намерений. Динамика решений в кадровой политике слишком сильно зависит от геополитического контекста, а тут в понимании Путина действуют совсем другие циклы, не имеющие ничего общего с выборами. По крайней мере с российскими...» - заключает эксперт.

Полностью здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter