Рус
Eng

Запад вам не поможет. Вторая Холодная война почти ничем не отличается от первой

Аналитика
Запад вам не поможет. Вторая Холодная война почти ничем не отличается от первой
Запад вам не поможет. Вторая Холодная война почти ничем не отличается от первой
29 марта, 12:03Фото: Соцсети
Современная Холодная война разнится от своего оригинала полувековой давности лишь числом и свирепостью экономических санкций – так злобно и тотально Советский Союз с рынков не прогоняли.

Писатель и публицист Наташа Несбитт, живущая в Англии, опубликовала очень жесткий пост, обращенный к тем россиянам, которые недовольны происходящим в нашей стране, и питающим надежды на помощь Запада: «Холодная война. То, что сейчас происходит, обычно и называется журналистами Cold War -2 (англ: Второй Холодной войной). Это было популярное шоу, так что новое поколение имеет свой шанс насладиться то ли сиквелом, то ли ремейком.

Как оно было?

Был СССР. Был условный Запад. Они были в плохих отношениях, друг другу регулярно угрожали, и вводили друг против друга разнообразные санкции. О том, чтобы съездить на недельку по своему выбору посмотреть Москву или Париж, ни с одной стороны речи не было.

Насколько нравился СССР его жителям? Какой процент искренне поддерживали партийную линию, и какой просто не видел шансов ничего изменить и предпочитал не высовываться?

Я не знаю. Вы не знаете. Никто не знает. Никакой достоверной социологии, никаких 5 или 25 или 75% в любую сторону не существует. Судя по тому, с какой резвостью бывшие соотечественники поскакали куда угодно, лишь бы подальше от Родины-матери, как только границы открылись, этот процент был заметным.

Кроме пусть 20% - ни подтвердить, ни опровергнуть эту цифру нельзя – тех, кто не любил СССР, был минимальный процент диссидентов.

Диссиденты были разные и представляли любые возможные точки зрения. Желающие найти доказательств читают Войновича и Довлатова.

Запад о них знал. До какой-то степени Запад их поддерживал.

До какой степени была эта поддержка? Ну, каждый, кто как-то смог проскочить, получал удостоверение личности и минимальные деньги, чтобы не умереть от голода. Дальше – в зависимости от личных возможностей, талантов, популярности и полезности для дела Холодной войны. Большая часть помощи оказывалась не на государственном, а на благотворительном уровне.

Вторгались ли войска НАТО в СССР с целью освободить политзаключённых или помочь всем остальным?

Нет, не вторгались. Самые известные из политзаключенных могли рассчитывать, что их имена однажды всплывут на переговорах, и их вышлют из страны или обменяют. Все остальные не могли рассчитывать ни на что.

Запад совершенно не беспокоило, в каких условиях живут советские люди

Беспокоился ли Запад о том, как живут люди в СССР, вот те самые, которые не добыли достаточной степени известности, чтобы быть упомянутыми лично?

Нет, не беспокоился. Может быть, делал звуки изредка, но никто не требовал срочно привезти в СССР кока-колу, прокладки и голливудское кино, потому что бедные советские граждане лишены благ цивилизации. Никто не задавался вопросом, какая медицинская техника в больнице №1 г. Твери, никто не спрашивал, есть у советских младенцев аллергия на молочную смесь, и никто не считал поражением в правах отсутствие джинсов, жвачки и дисков Rolling Stones.

Еще меньше Запад беспокоило, что советские ученые лишены возможности участвовать в международном обмене знаниями, и что на производстве нет современного оборудования.

Если для кого-то в СССР все это, от дефицита товаров народного потребления до дефицита информации, так сильно волновало, то вон там, сбоку, есть узкая щель, через которую, если вам повезет (!) вы сможете просочиться.

Выбраться из СССР было возможно. Каждый, кто достаточно взрослый, может привести примеры – личные или близкие – тех, кто как-то выбрался или попытался. Это было трагично.

Люди уезжали – и это в лучшем случае, те, кому выдали разрешение на выезд – с одним чемоданом, и без права хоть однажды еще увидеть тех, кто остается. Старых родителей – тоже (см. историю Бродского И.А.) Часть уезжала без чемодана вообще, потому что просто сбегала. Заботиться о тех, кто остался? Нет, никакой возможности. Куда чаще отъезд одного из членов семьи сильно ухудшал положение оставшихся (заметим, я про 1977, а не про 1937, в 1977м за невозвращенцев на расстреливали).

Вел ли Запад переговоры с «советской оппозицией»?

Нет, не вел. В том числе по причине отсутствия последней.

Те, кто сбежали – а вступать в отношения можно было лишь с ними – были людьми разными. Часть из них отличались прекрасными человеческими качествами, часть – талантами.

Но объединяло их лишь то, что они никого, кроме самих себя, не представляли. Даже самые популярные из них, к примеру Галич, могли лишь немножко расшатывать СССР, но никак не определять, по какому пути он будет там дальше развиваться.

Оппозиция – производная демократии. Если нет, пусть в базовом виде, первое, нет и второй. Все, что возможно – личное диссидентство.

Да, это так примитивно. Если за вами нет существенного числа людей, которые пойдут на площадь, даже если это подвергает их риску, то вы представляете себя – и никого больше. Может быть, лично с вами приятно общаться, может быть, вы прекрасный человек и вашими личными качествами можно восторгаться, но это не ведение политических переговоров ни в каком смысле. Максимум - колонка в газете, если кто-то хочет вас читать, или эфирное время в программах для бывших же соотечественников.

Машина времени перенесла вас в 1977 год

Это была история.

Современный Cold War-2 от оригинала отличается лишь числом и свирепостью экономических санкций – так злобно и тотально Советский Союз с рынков не прогоняли. Чего там, теперь все сильно лучше со спецэффектами.

Те, кто остались в России, в один день и одним куском переместились в 1977. Да, российские ученые наконец доказали превосходство духовности и патриотизма перед здравым смыслом, и им удалось построить машину времени.

Для тех, кого эта машина времени перенесла в прошлое, остались ровно те возможности, которые были в 1977.

Вы можете протестовать – с громадным, практически 100% риском, закончить этот протест в местах лишения свободы – и с маленькой надеждой, что вас оттуда заберет волшебник в вертолете, окрашенном в цвета союзников по Северо-Атлантическому блоку.

Вы можете бежать. Ровно так, как бежали из СССР. Нет, это не так, как уезжали 15-10-5 и даже год назад – с относительным комфортом, счетами, недвижимостью, работой или хотя бы чем-то на обзаведение. Бежать здесь равно бежать. С одним чемоданом. Щель… Ну, если у вас есть ресурсы, в том числе финансовые, то через эту щель можно протащить котоноску или песика на поводке, и вас не застрелят при попытке к бегству. Все остальное – по фасону 1977.

Вы можете остаться – и жить примерно как в 1977 году. С ограниченным выбором, полупустыми полками и дефицитом. Нет, никто не и не думает бороться за ваши потребительские права, как никто не думал этого делать в 1977. Если будет настоящий голод, то пришлют продовольственную помощь и гуманитарные одеяла – при условии, что ваши власти об этом попросят. А не попросят – не пришлют.

Переселять, выводить по коридору, как-то вас обустраивать на Западе, хотя вы сто раз не согласны со спецоперацией в Украине, никто не будет – как никто этим не занимался для тех (очень многих), кому не нравилась война в Афганистане. Если вам самим повезет уехать, то лично вы сможете как-то устроиться за счет своих навыков, умений, профессии и связей. Если у вас есть имя как у диссидента, вас могут поменять или попросить отпустить (и в этом – и только в этом случае – дадут какие-то подъемные). Все остальные – на свой страх и риск. Что будет с вашими родителями и теми, кто от вас зависит – на ваш страх и риск. Если в 1977 вы бежали из СССР через посольство США в Болгарии, кто заботился о ваших родителях, оставшихся в Иваново? Вот и здесь ровно то же самое.

Это не хорошо и не плохо, это просто реальность Холодной Войны, как оно было и как оно опять стало.

Уезжать или оставаться – дело личное. Мой отец ненавидел Советский Союз и «коммуняк», и у него были множественные возможности уехать и не вернуться. Но он никогда ими не воспользовался – боялся за семью, за родителей, за то, что если он уедет, им никто не сможет помочь.

Вы в такой же позиции? Сочувствую. Но это ровно тот выбор, который у вас сейчас есть. В какую сторону вы выберете – я не знаю ваших обстоятельств, и никого не сужу.

Кого я сужу, так это розовых пони с их розовыми слюнями, мечтателей, рассказывающих про какую-то оппозицию (ее нет – как не было и в 1977), и какие-то реформы (где, какие, кто будет их проводить, кроме как в розовых сахарных снах?). Еще больше я, хотя не сужу, но злобно насмехаюсь, над теми, кто рассуждает про 25 или сколько то там миллионов несогласных, которых несправедливо обидели, лишив прохладительных напитков и памперсов, которые почему-то думают, что их памперсы - мое дело.

Это просто ваше личное дело, и ваш личный выбор, который вы делаете исходя из своих личных обстоятельств. Это честно. Не более того.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter