Рус
Eng
Центр Рерихов: летопись расцвета и хроника захвата
Аналитика

Центр Рерихов: летопись расцвета и хроника захвата

29 марта 2017, 11:05Сергей Таранов
25 марта в Музея имени Н.К. Рериха прошло международное совещание с участием 308 делегатов из 14 стран мира. Центральным пунктом был доклад вице-президента МЦР Александра Стеценко - по сути, детективная история о том, как частный музей отбирали в пользу государства. "НИ" публикуют этот документ.

Александр Стеценко – вице-президент Международного Центра Рерихов

События, произошедшие 7-8 марта, как сказал Анатолий Евгеньевич [Карпов], – это вооруженный захват общественного Музея Международного Центра Рерихов с активным участием представителей Министерства культуры под прикрытием проведения следственных действий по уголовному делу банкротства Мастер-Банка. Второе событие, которое кардинально меняет всю ситуацию в стране в отношении культуры: 20 марта Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Государственного музея Востока о расторжении договора безвозмездного пользования усадьбой Лопухиных Международным Центром Рерихов и выселении Международного Центра Рерихов из этой усадьбы. Если у кого-то еще были сомнения, кто-то думал, что это все игра, лишь некоторые манипуляции, то сейчас картина достаточно ясно проявилась. Министерство культуры, точнее, нынешнее руководство Министерства культуры (я не хочу олицетворять его действия с огромным количеством работников, которые трудятся в этом учреждении), так вот, действия руководства Министерства культуры доказывают истинное его стремление: полное уничтожение общественного Музея, изъятие у Международного Центра Рерихов всего наследия, выселение из усадьбы Лопухиных и фактически захват результатов труда, имущества, огромных денежных вложений, которые пошли на создание музейного комплекса. То есть незаконное обогащение и попирание всего многолетнего труда огромного коллектива не только Международного Центра Рерихов, но и международного сообщества России и многих других стран, которые участвовали в воссоздании усадьбы Лопухиных и в создании общественного Музея.

Хочу сразу отметить, что такого циничного, беззаконного и жестокого отношения руководства Министерства культуры к Международному Центру Рерихов и его Музею с использованием кощунственной лжи в адрес Международного Центра Рерихов и задействованием всех силовых структур, надзорных и контрольных органов, с использованием судебной власти для их уничтожения никогда еще не было. Для понимания этого вопроса обратимся к истории.

Музей был открыт в 1993 году, 12 февраля, а в 1997 году открылась постоянная экспозиция вот в этих отреставрированных залах. Так вот, 9 октября 1997 года, вы видите, вместе с Людмилой Васильевной ленточку разрезает Наталья Леонидовна Дементьева, министр культуры Российской Федерации. Она была в восторге, когда прошла по Музею и все увидела. Вот что она сказала, цитирую: «Мне хотелось бы, чтобы здесь были открыты курсы для многих других работников культуры и искусства, как можно работать без бюджета». Справа от Людмилы Васильевны находится председатель Комитета по культуре Правительства Москвы И.Б. Бугаев, который сказал: «У нас сегодня праздник. Праздник рождения Музея. Это событие уникальное. Я не помню события равного этому, когда создан Музей без единой копейки государственных средств». Так говорил фактически министр культуры Правительства Москвы о нашем Музее.

Открытие постоянной экспозиции общественного Музея имени Н.К. Рериха

В 2006 году министр культуры А.С. Соколов представил Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошникову к награждению Государственной наградой. Указом Президиума Государственного Совета Российской Федерации № 797 от 27 июля 2006 года Генеральный директор Музея Людмила Васильевна Шапошникова была награждена Орденом Дружбы за большой вклад в развитие музееведения и сохранение культурного наследия.

Вручение генеральному директору МузеяЛ.Шапошниковой государственных наград министром культуры России

А в 2011 году министр культуры А.А. Авдеев представил Генерального директора Музея Л.В. Шапошникову к награждению орденом «За заслуги перед Отечеством», и Указом Президента Российской Федерации она получила эту высокую награду за большой вклад в сохранение культурного наследия, многолетнюю просветительскую и общественную деятельность.

Надо отметить, что к 2011 году общественный Музей и Международный Центр Рерихов за свою многогранную культурную деятельность достигли заслуженного признания как в России, так и за ее пределами. Это подтверждается многочисленными поздравительными обращениями в Центр, благодарностями на имя МЦР и его руководителя. Их много, я приведу лишь несколько.

Сейчас вы видите поздравительную телеграмму Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, которая была направлена в Международный Центр Рерихов, если не ошибаюсь, в 2009 году по случаю 20-летия Международного Центра Рерихов. Я зачитаю ее: «Рад поздравить вас с 20-летием Международного Центра Рерихов. За эти годы он приобрел широкую известность в России и за рубежом. Центр ведет масштабную работу по изучению богатого наследия Рерихов, а постоянная экспозиция и передвижные выставки знакомят посетителей с творческой, исследовательской и общественной деятельностью замечательной семьи. Большой популярностью пользуются ваши гуманитарные и просветительские акции, конкурсы молодых художников. Заслуженное общественное внимание получили проекты по защите культурных памятников, которые МЦР реализует совместно с ООН. Желаю всем успехов, благополучия и всего самого доброго!» Это сказано буквально 6 лет тому назад.

А вот что писала в 2011 году заместитель министра культуры, статс-секретарь Министерства культуры Е.Э. Чуковская, поздравляя Людмилу Васильевну Шапошникову с 85-летием, цитирую: «С созданием Международного Центра Рерихов и Музея имени Н.К. Рериха воплотилась в жизнь мечта служения высоким идеалам, осуществления широкой общественной и культурной деятельности по сохранению, исследованию наследия Рерихов».

Поздравительная телеграмма Президента РФ Д.А. Медведева

Можно и дальше приводить благодарности и признания заслуг нашей организации. Еще сошлюсь на Книгу отзывов, где записаны замечательные слова не только обычных посетителей, но и высокопоставленных чиновников. Приведу одно из них. Александр Алексеевич Авдеев, когда вступил на пост министра культуры, буквально через несколько недель посетил наш Музей. Господа Мединский и Аристархов в нашем Музее не были, но успешно его уничтожают. Так вот, А.А. Авдеев был в восторге от Музея: «Я думал, тут несколько комнат, как меня убеждали, частный музей какой-то, не стоит обращать на него внимание». А он увидел здесь красоту экспозиции, где все продумано, где представлены не только художественное творчество, а жизнь Семьи Рерихов. В книге отзывов министр написал (пожалуйста, покажите слайд), цитирую:

Отзыв о музее министра культуры РФ Авдеева

«Замечательный Центр, восстановленный заботливыми руками подвижников и последователей Рерихов. Он нужен всем, не только как музей. Это важный духовный Центр, несущий в мир идеи добра, справедливости, интеллектуального поиска идеальности».

Все эти признания, награды, благодарности, которые я только бегло указал, были связаны, конечно, с самой главной заслугой Людмилы Васильевны – созданием общественного Музея и той огромной культурной общественной деятельностью в России и в мире, которую вел и продолжает вести наш Музей.

Что же должно было произойти в МЦР и его Музее, чтобы с приходом к руководству Министерством культуры Мединского и его команды отношение к нашей общественной организации со 2-ой половины 2012 года кардинально изменилось? Разве МЦР перестал работать, сохранять и популяризировать в России и за рубежом культурное наследие Рерихов? Нет, наоборот. Даже с потерей финансирования в ноябре 2013 года Международному Центру Рерихов при поддержке огромного числа российских и зарубежных общественных организаций удалось поднять грандиознейший международный выставочный Проект, до сих пор не имеющий аналогов в мире, под названием «Пакт Рериха. История и современность». Этот культурно-просветительский проект, приуроченный к 80-летию Пакта Рериха, который широко отмечался в 2015 году, Международный Центр Рерихов начал проводить с 2012 года при поддержке министра культуры А.А. Авдеева. Новое руководство Министерства культуры не принимало никакого участия в этом проекте, как раз в эти годы с его стороны началась борьба против нас на уничтожение.

Проект поддержали Министерство иностранных дел и Россострудничество, за что мы им очень благодарны. Мы провели Проекты в 16 странах мира и в 150 городах России и получили многочисленные благодарности, в том числе от Генерального секретаря ООН господина Пан Ги Муна и Генерального директора ЮНЕСКО госпожи Ирины Боковой. Приведу выдержку из ее письма:

«Ваша инициатива тем более значима, что она вносит прямой вклад в достижение возложенных на ЮНЕСКО задач по созданию мира в сознании людей. Поэтому я рада приветствовать такие международные проекты, как Ваш, поскольку они укрепляют продвижение культуры мира и ее достижение через образование и культуру. Цель и международный охват представленной Вами инициативы, подчеркивающей с помощью наследия Рериха насущную роль образования и культуры для достижения устойчивого мира, так же как и Ваш оригинальный подход, сочетающий глубокое историческое видение, культуру и художественное творчество, свидетельствует о том, что Ваши мероприятия непосредственно соотносятся с приоритетами Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры».

Письмо генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой

Ничего подобного никогда не было сделано ни Министерством культуры, ни Государственным музеем Востока, которые ведут войну против нас на полное уничтожение. Спрашивается: в чьих интересах ведется эта борьба? Неужели в интересах государства Российского? Конечно, нет. Эта борьба ведется на уничтожение той важной составной части культуры – общественной формы культуры, которую собой представляет Международный Центр Рерихов и его общественный Музей. Даже если мы сравним, что было сделано нашим Центром и Музеем за 25 лет своего существования и, например, Государственным Музеем Востока, мы увидим несовместимость и его низкий уровень. Международный Центр Рерихов провел более 670 передвижных выставок по России, ближнему и дальнему зарубежью. По данным самого Музея Востока, он провел всего лишь 35 выставок. Какое несоответствие! Если мы возьмем публикацию и популяризацию наследия Рерихов, Международный Центр Рерихов издал более 250 наименований книг общим тиражом более полумиллиона экземпляров. Музей Востока тоже издавал книги. Их не более 10, но среди них есть книги, где клевещут на Николая Константиновича, представляют его политическим авантюристом, который пытался возглавить вооруженное движение и захватить власть то в Тибете, то создать государство засчет части территорий независимых стран. Позор! Имя, столь важное для осознания культуры, это флаг для России – его идеи – и так унижать! Сейчас нам говорят, что Музей Востока сделает все необходимое для популяризации наследия Рерихов, – какая ложь!

Заслуги МЦР перед Россией и миром очевидны. Тогда еще раз возникает вопрос: зачем Мединскому и Аристархову на протяжении более 4-х лет нужно было вести масштабную кампанию по дискредитации и разрушению нашего общественного Музея? Ответ один: нас «кошмарят» и уничтожают не потому, что мы плохо работаем, а именно потому, что мы очень хорошо работаем. Чиновнику этого не понять. И еще я скажу: мы виноваты перед Министерством культуры лишь в том, что не хотим нарушать волю основателя МЦР Святослава Николаевича Рериха, который передал наследие для создания общественного Музея. Мы не хотим зачеркнуть весь многолетний подвижнический труд Людмилы Васильевны Шапошниковой. Вот вся наша вина перед Министерством культуры, которое хочет все отобрать и все себе присвоить.

Рассмотрим основные претензии Министерства культуры на протяжении последних 4-х лет, когда к власти пришел господин Мединский. До этого, как вы видели на кадрах, которые нам показали, все факты награждения, внимания, которое отдавало руководство страны заслугам и Людмилы Васильевны, и нашего Центра, свидетельствуют сами за себя. Однако с приходом господина Мединского и господина Аристархова среди руководства страны и властных структур стали распространяться слухи о том, что МЦР якобы незаконно владеет наследием Рериха. Ради этого в СМИ и среди власти проводится масштабная клеветническая кампания, последствием которой стал вооруженный захват, о чем я скажу позже.

Письмо В.В. Аристархова в МВД

Второе обвинение состоит в том, что якобы мы не ведем культурной деятельности. Это вопиющее обвинение мы услышали во время суда о выселении МЦР из Усадьбы Лопухиных в Арбитражном суде Москвы. Один из аргументов Министерства культуры, музея Востока и Россимущества состоит в том, что мы на самом деле не являемся организацией культуры. По мнению Аристархова, который продолжает писать письма в суд и оказывает ярое давление, культурная организация – это только учреждение культуры, вы понимаете? Значит, они полностью ликвидировали всю огромную деятельность общественных организаций, которые даже не зарегистрированы как юридические лица, и которые ведут колоссальную работу в стране по сохранению культурного наследия.

Так вот, мы не организация культуры, иначе суд не принял бы решение о выселении, потому что государство предоставляет организации культуры взамен другую площадь. Однако не будем забегать вперед, получим мотивировочную часть судебного решения, тогда будем оспаривать и доказывать.

Следующее обвинение состоит в том, что МЦР не занимается сохранением и поддержанием памятника культуры, в котором мы с вами находимся, что он довел его до катастрофического состояния, и планируемому государственному музею нужно срочно принимать меры, а он не может это сделать, потому что здесь находится МЦР. Поэтому МЦР нужно срочно выгнать и начать вести реставрационные работы. Это потрясающий момент судебного разбирательства, когда солидными государственными организациями в суд сдавались документы-фальсификации и даже подложные обвинения. Суд полностью лишил нас защиты, мы даже требовали провести судебные экспертизы, но суд нам дважды отказывал.

Таковы обвинения в адрес МЦР. Благодаря позиции Мединского и Аристархова за несколько лет наша более чем 25-летняя коллективная работа, cлужение нашей Родине, превратилось с подачи Министерства культуры в ничто, а МЦР – в какую-то вредную, опасную для России организацию. Поэтому ее нужно как можно быстрее уничтожить и прикрыть ее деятельность. Как трудно, когда постоянно находишься в этом негативе и ощущаешь, до какого предела дошло невежество чиновников, которые занимают высокие посты! Они сознательно, во вред России, ради достижения своих корыстных целей готовы обвинить в чем угодно людей, организацию, которые столько сделали для России и мира.

Давайте ретроспективно рассмотрим вопрос: может быть, действительно Министерство культуры право, и МЦР не имеет никаких прав на владение наследием Рерихов?

Во-первых, вам известно, что С.Н. Рерих передал наследие в 1990 году, и это была уже вторая попытка Рерихов. Первую осуществил Юрий Николаевич, когда привез наследие своей семьи в 1957 году. И где оно? В постоянной экспозиции из этих картин выставлено всего несколько десятков, а более 300–400 или даже больше находится в запасниках музеев. Остальная часть коллекции картин и научный архив из квартиры Юрия Николаевича были беспощадно разграблены. Это случилось уже в новой России – в 90-е и 2000-е годы. Предвидя это, Святослав Николаевич настоял на передаче наследия именно общественному музею: «Вы создайте общественный музей, и я ему передам, предоставьте для музея помещение соответствующее в Москве». И советская власть в лице советского правительства выполнила условие Святослава Николаевича. Приехав в Россию (пожалуйста, следующий слайд), он провел пресс-конференцию, сделал соответствующие распоряжения, пригласил Людмилу Васильевну Шапошникову в Бангалор и на основе завещания, завещательного распоряжения, подписанного 19 марта 1990 года, передал архив и наследие Рерихов для Советского Фонда Рерихов в Москве.

Вот какова была воля Святослава Рериха

Важно отметить, что в завещательном распоряжении есть пункт, на который Министерство культуры упорно не желает обращать внимания. Согласно этому пункту, С.Н. Рерих обязал Министерство культуры передать Советскому Фонду Рерихов 288 полотен, которые находились в то время и сейчас находятся, я считаю, во временном пользовании Министерства культуры.

Решение о создании музея принималось на высшем уровне

И второе. Святослав Николаевич оставил за собой право владения собственностью на протяжении всей своей жизни. Именно эти два момента Министерство культуры игнорирует. После того, как Людмила Васильевна привезла наследие Рерихов в Россию, как мы знаем, на основе завещательного распоряжения Святослава Николаевича Рериха были дважды написаны обращения министру культуры СССР с просьбой вернуть его коллекцию. Она не была возвращена. Представитель Святослава Николаевича Рериха в Европе Ингеборг Фричи лично обращалась к министру культуры, предоставляя все доверенности, показывая, что она имеет право от имени Святослава Николаевича совершать действия, – не отдали коллекцию!

Минкульт распоряжение президента Ельцина не выполнил!

Сейчас причина нам понятна: коллекция частично разграблена. И я заявляю это со всей ответственностью, на эту тему мы можем поговорить отдельно.

Вы знаете, что с распадом Советского Союза Советский Фонд Рерихов в сентябре 1991 года был преобразован в Международный Центр Рерихов по просьбе Святослава Николаевича. К концу декабря 1991 года Советский Фонд Рерихов, на основании первого закона об общественных организациях в Советском Союзе, должен был пройти свою регистрацию. Так вот, среди тех документов Советского Фонда, которые изъял К.Е. Рыбак при помощи следственных органов (пусть он посмотрит), за июнь месяц, если не ошибаюсь, есть протокол Правления СФР на котором было принято решение, что перед регистрацией необходимо внести изменения в устав и утвердить эти изменения на конференции Советского Фонда Рерихов, которая состоялась в сентябре 1991 года. Конференция приняла решение преобразовать Советский Фонд Рерихов в Международный Центр Рерихов, что пытаются вычеркнуть. Но из истории слов не выбросишь, этот факт указан в протоколе Советского Фонда Рерихов, который имеется в разных инстанциях, в том числе в Министерстве юстиции.

Таким образом, свою регистрацию в декабре 1991 года прошел уже не Советский Фонд Рерихов, а Международный Центр Рерихов. Но Министерство культуры сразу придумало: давайте не признаем МЦР правопреемником Советского Фонда Рерихов и не будем возвращать ему коллекцию. Чиновников всегда торопит жадность. Если бы они дождались ухода из жизни Святослава Николаевича, тогда бы у МЦР действительно не было бы никаких шансов. Однако они начали кампанию по непризнанию МЦР правопреемником еще при жизни Святослава Николаевича Рериха, и он отреагировал соответствующим образом.

Во-первых, он обратился с письмом к Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину. Это письмо имеется в архиве Администрации Президента. В этом письме Святослав Николаевич заявил о том, что вместе с остальным наследием он передал Международному Центру Рерихов большую выставку картин, которая долго находилась в распоряжении Министерства культуры и теперь незаконно удерживается Государственным музеем Востока, и просил помощи у Президента в возвращении этой части наследия Международному Центру Рерихов. Так была выражена воля собственника картин.

В акте приема этой коллекции, которая поступила в Советский Союз в 1978 году, во-первых, были признаны права Святослава Николаевича, что никто и никогда не подвергал сомнению, а также указано, что она возвращается ПО ПЕРВОМУ ТРЕБОВАНИЮ собственника, наследника и его законных представителей.

Борис Николаевич [Ельцин] дал соответствующие распоряжения, имеется проект постановления Правительства Российской Федерации. По распоряжению Бориса Николаевича Министерству культуры было дано соответствующее Правительственное поручение. Министерство культуры признало права МЦР на эту коллекцию. Но Святослав Николаевич был уже в достаточно преклонном возрасте, болен, и 30 января 1993 года ушел из жизни. И выполнение всех распоряжений было закрыто. Но! Перед уходом из жизни 22 октября 1992 года Святослав Николаевич как почетный Президент Международного Центра Рерихов в дополнении к своему завещательному распоряжению, заверенному у нотариуса в Бангалоре, подтвердил права Международного Центра Рерихов на переданное в Советский Фонд наследие. То есть еще раз он назвал МЦР правопреемником Советского Фонда Рерихов. В соответствии с законом Индии этот документ является документом правопередачи. Фактически с подписанием этого документа Святослав Николаевич снял с себя права собственности на это имущество и передал во владение МЦР. Так он решил распорядиться, однако Министерство культуры не желает принимать во внимание этот документ.

Письмо Мединского - Собянину: отдайте же усадьбу Лопухиных!

Еще один нюанс. Когда мы, находясь уже в судебном процессе с Министерством культуры, в 2004 году, если не ошибаюсь, обратились за помощью к старшему адвокату Верховного Суда Индии Джитерма Шарма за разъяснениями. Он провел исследование и сделал свое заключение (будьте добры, покажите документ господина Шармы). В заключении вы можете прочитать, что дополнение к завещательному распоряжению С.Н. Рериха от 22 сентября 1992 года является передачей прав, так как Святослав Николаевич осуществляет передачу имущества и дает право владения наследием Международному Центру Рерихов вместо Советского Фонда Рерихов.

Учитывая то, что мы уже находились в судебном процессе по завещанию, а наше заявление в суд было подано в 2002 году, почему мы этот документ использовали как кодициль к завещанию? Потому что, учитывая, что меняется страна по завещанию, Шарма сделал вывод, что этот документ может служить кодицилем.

Заключение старшего адвоката Верховного Суда Индии

В Индии – прецедентное право. О чем это говорит? Что, если какие-то правоотношения в стране не урегулированы законом, то решение суда по каким-то определенным вопросам имеет право этого закона. Шарма не знал, и мы не знали, и только спустя полгода Верховный суд Индии, рассматривая какие-то другие судебные дела по завещанию, определил, что на кодициле должна быть и вторая подпись.

Вы видите, на этом документе стоит одна подпись свидетеля, нотариуса, который заверил подпись Святослава Николаевича Рериха. А суд установил, что должна быть и вторая подпись. Этот факт Минкульт использовал, когда опротестовывал решение. Хорошо, допустим, это не кодициль. Но Шарма и не утверждал, что этот документ – основа кодициля, то есть документ правопередачи, прав собственности. Это движимое имущество гражданина Индии, которое было передано из Индии в Россию, и потому в права собственности мы вступаем в соответствии с индийским законодательством.

Интрига же Минкульта заключается в том, что, используя решение суда 2014 года, он всюду распространяет слух о том, что МЦР незаконно, обратите внимание, владеет наследием, переданным Святославом Николаевичем, потому что ему суд отказал в праве наследства. В 2015 году Минкульт организовал пять проверок прокуратурой, утверждая, что наследие надо изъять у Международного Центра Рерихов, так как он не является надлежащим собственником. Но тут все просто, ведь каждый нормальный юрист понимает, что в права собственности вступают не только на основании завещания. Есть продажа, купля, дарение, а вот в Индии – правопередача. И возникает еще один вопрос: если Министерство культуры считает, что у нас нет прав на это имущество, идите в суд, как в цивилизованном государстве, подавайте иск, истребуйте через суд, но не через ОМОН и следственные органы, как было сделано Министерством культуры.

В июне исполнится три года, как Мосгорсуд вынес решение, отказавшее МЦР в праве наследственного имущества. Но в судебном решении не сказано ни слова о том, что МЦР владеет наследием незаконно. Более того, в этом судебном решении не сказано, что государство должно владеть этим наследием. Такие вот правовые коллизии! Документ, который нам с вами показывали, свидетельствует о том, что МЦР на законных основаниях владеет наследием, переданным Святославом Николаевичем Рерихом, а что есть у Министерства культуры? Имеется ли хоть один какой-то документ как собственника, подтверждающий право государства на это наследие? Нет! Наоборот, все документы подтверждают, что государство незаконно владеет наследием. Вот такая ситуация.

Мотивация Минкульта, что мы незаконно владеем наследием, что мы не являемся правопреемником Советского Фонда Рерихов, имеет длинную историю, это целая интрига, которая была разыграна Министерством культуры. Многие организации, которые создавались в Советском Союзе, прошли в 90-е годы через дележку имущества, наследия, судебные споры. Смысл в другом: Советский Фонд Рерихов не владел наследием на правах собственности. Он владел на правах доверенности Святослава Николаевича. Святослав Николаевич был единственным собственником этого наследия, поэтому, как распорядился владелец этим наследием, так и распорядился. И не имеет значения, являемся мы правопреемником Советского Фонда Рерихов или не являемся, – мы являемся собственниками переданного наследия, потому что так решил владелец этого наследия. Эта интрига здесь рассыпается, ее часто повторяют, но она не имеет никакого основания.

Далее хотелось бы перейти к очень важным вопросам. Но еще отмечу, что часть наследия, которой владеет Международный Центр Рерихов, была ему подарена. На все дары, которые осуществлялись, в том числе и Борисом Ильичом Булочником, начиная с конца 90-х и начала 2000-х годов, имеются дарственные. А право передачи от собственника или представителя собственника Международному Центру Рерихов никогда и никем не ставились под сомнение. Нигде нет решения судов о том, что передача является недействительной или незаконной. Ни одно из подаренных произведений не находилось в розыске. Поэтому то, что произошло у нас 7-8 марта, когда следственные органы изъяли и картины, подаренные Борисом Ильичом до 2002 года, под мотивацией того, что они куплены были якобы на ворованные деньги, является, как сказал Анатолий Евгеньевич Карпов, серьезным злоупотреблением прав следствия и законов Российской Федерации. Почему? Потому, что если следствие идет в рамках 2010–2013 годов, то какое право имеет следствие утверждать, что уже в 92-м, 99-м, 2002-м годах изъятые картины были куплены на «ворованные» деньги? Ясно, что это было сделано в интересах Министерства культуры.

Что интересно: когда началось следствие, всем было известно, что Международный Центр Рерихов никогда не скрывал, что Б.И. Булочникнам дарит картины, наоборот, мы этим гордились. Найдите еще такого мецената в России: в Россию было возвращено около 400 произведений Рерихов – ну кто из меценатов еще может этим похвастаться? Борис Ильич не тратил деньги на футбольные клубы. Причем он помогал не только нашему Музею. Он помогал многим общественным организациям, я не буду сейчас перечислять их. И государственным организациям помогал. Поэтому страна бы гордилась, что возвращено в Россию из-за рубежа это наследие. И не спрятано в запасниках у какого-то частного лица, а выставлено в музее, но увы... Мы знаем, что последняя партия из девяти картин кисти С.Н. Рериха, которые висели в этом зале, была подарена в ноябре или в октябре 2013-го года, буквально за несколько недель до отзыва лицензии у Мастер-Банка. Якобы на эти картины в количестве 45 (или что-то около этого) был выдан кредит Мастер-Банка, который якобы не был полностью возвращен. Потому следствие заинтересовалось этими картинами.

К нам в прошлом 2016 году прибыл следователь, объяснил ситуацию, мы все показали и рассказали. Он заранее предупредил звонком, что конкретно его интересует. Когда он приехал, и мы с ним поговорили, он сказал: «Я вынужден изъять картины как вещдок, потому что идет следствие. Ну, что ж поделаешь. Я вам передам на хранение, и они у вас будут находиться до решения суда по этому делу».

Когда 7-8 марта здесь начался штурм, я думал, что следователи приехали за этими картинами. Да нет... Они приехали и за другими. Здесь так хозяйничало Министерство культуры – мало не покажется! Мы провели уже пресс-конференцию по этому поводу, я не хотел бы возвращаться к этому вопросу, только хочу обратить внимание вот на что: почему я и мои коллеги убеждены в том, что это было организовано Министерством культуры? Во-первых, пришли следователи, которые работают исключительно по банкам и к искусству, творчеству и музеям никакого отношения не имеют. С другой стороны, это можно понять: вдруг они обратились к Министерству культуры, чтобы им предоставили специалистов. Но я повторяю: это же музей, а не бандитское формирование. Если бы нам позвонили, сказали, а потом пришли! Если б у них были чистые помыслы, в рамках своих следственных действий они поступили бы совсем по-другому. К примеру, так, как поступили в прошлом году, когда один из следователей приезжал, и мы здесь вместе разбирались. Но, учитывая ОМОН и то, что было приведено сюда около 50 следователей, что было выбрано время перед самым началом рабочего дня, а во главе толпы, которая вошла в Музей, находились представители Министерства культуры, и следователи уже знали, кого отсечь, это было сделано с подачи Министерства культуры. Там же был и господин Мкртычев, великий профессионал. Уже знали, кого убрать и не пустить в Музей. Руководство Музея сразу же отсекли, не допустили в Музей ни смотрителей, никого из сотрудников. В углу сидел охранник, который никакого отношения к экспозиции и к картинам не имел. Все залы были пустые: сюда не пустили ни меня, ни Н.Н. Черкашину, ни П.М. Журавихина, ни смотрителя. Они хозяйничали здесь сами. Мы зашли тогда, когда картины все были сняты и упакованы. Когда мы сказали: «Мы подписывать акт изъятия не будем», следователь ответила: «А нам и не надо, уже подписал свидетель». Не свидетель, а представитель, а кто назначил представителя? Они сами. Вы понимаете? Это ужас.

Когда начали ломиться в Музей, и охрана, поскольку она не видит, кто ломится, и без команды начальника службы безопасности, Генерального директора Музея или вице-президента не имела права открывать двери, они стали орать: «Открывай!», затем раздался голос Мкртычева: «Ломайте дверь, она не представляет культурной ценности». Это заместитель директора Музея Востока! И Министерство культуры хочет, чтобы мы с такими людьми сотрудничали? Разве может этот представитель Музея Востока создать что-то, хотя бы соответствующее наследию Рериха? О чем вы говорите...

Там были роли распределены – полностью! Мкртычев отвечал за картины, а господин Рыбак – за архивные документы. Они здесь ведь уже были в 2015, в декабре. Они знали, где что находится, и он [Рыбак] целенаправленно пошел, изъял архивные документы из Советского Фонда Рерихов за 1989−1991 годы. Какое это отношение имеет к следствию? Никакого! Вы понимаете? Это преступление, это бандитизм, это Министерство культуры использовало следственные органы, их обманули, и я могу предположить, почему.

Хотелось бы еще сказать, если вы дадите мне время. Я не исключаю, а даже убежден в том, что обыски и изъятие экспонатов проведены на основании письма руководства Министерства культуры в следственные органы с обманом и фальсификациями, что якобы МЦР может спрятать, увезти, продать картины. И наверное, налоговой инспекции, которая сказала: «Ну, мы же там 52 миллиона начислили. Они же сейчас будут продавать, чтобы деньги собирать». Вы представляете, до какого кощунства можно дойти в обвинении организации, сотрудники которой на протяжении длительного времени с мизерной зарплатой, а большинство и без зарплаты, работают за идею сохранения наследия. Обвинить в том, что то, что собиралось ими невероятным трудом, они будут грабить, вывозить и продавать. Это могло прийти только в сознание того, кто сам это делает. Вы понимаете? Иначе он смотрит на мир своим сознанием, своим пониманием – вот кто руководит нашей культурой. А если мы вспомним все предостережения прокуратуры о незаконном вывозе культурных ценностей, которые прокуратура предъявляла Мединскому? Да мы же живем, вы понимаете, в какое время: преступники нами руководят, они же уничтожают культуру. Это страшно.

Однако мы живы, мы будем работать. Однозначно, этот захват был осуществлен по инициативе Министерства культуры. В начале своего доклада я привел некоторые примеры благодарностей и признаний деятельности МЦР со стороны Президента, Правительства, многих министерств, ведомств из глубинки, от других органов власти, признаний того, как мы хорошо работали и какие мы молодцы. Так вот, Министерство культуры, новое руководство, понимало: чтобы совершился этот акт 7-8 марта 2017 года, нужно дискредитировать нашу организацию и ее руководство. И они приступили! Фактически это заговор, коррумпированный, жестокий заговор против общественной организации, которая столько сделала для России.

Приведу лишь некоторые примеры. Например, 2013 год: руководство Министерства культуры начинает кампанию по дискредитации МЦР. Я беру 2013-й (возможно, это было и раньше), потому что у меня имеются документы, подтверждающие это. Вы знаете, что в 2013 году как раз рухнул и Мастер-Банк, и мы потеряли средства, и были обращения. Но вот налицо у меня письмо (покажите, пожалуйста, письмо от Аристархова в Администрацию Президента). Господин Аристархов в июле 2014 года обращается в Администрацию Президента с письмом господину Михайловскому. Процитирую только самое главное: «Минкультуры России неизвестно, чьи интересы стоят за МЦР. Надо реально осознавать, что удовлетворение претензий, притязаний МЦР способствовало бы передаче картин Рериха из Государственного музея Востока неизвестным лицам, которые смогут по-своему, по своему усмотрению, распоряжаться частью культурного наследия народов нашей страны». Вы понимаете?

Казалось бы, ничего странного нет. Но как же так: Министерству культуры не известно, кто стоит за нашим Центром? Эти намеки, эта ложь, которая забрасывалась в сознание Администрации Президента, очень и очень существенны. Теперь мы понимаем, почему Администрация Президента, получая наши многочисленные обращения, все отправляла в Министерство культуры.

Это начало гибельного шествия лжи, исходящей от руководства Министерства культуры. В этом же году, 22 октября 2014 года, Аристархов направляет в МВД письмо, которое имеет непосредственное отношение к событиям 7-8 марта 2017 года. Сейчас я вам его покажу. Это письмо достаточно прозрачно показывает, какими методами работало Министерство культуры, в частности господин Аристархов. «Минкультуры России направляет в МВД России обращение Литвинова о разрушительной и антикультурной деятельности Международного Центра Рерихов для проверки информации, изложенной в письме Литвинова на предмет возможной противоправной деятельности». Если мы посмотрим на это письмо некоего Литвинова, то оно очень показательно. Приведу одну цитату письма: «Если завтра Шапошникова по какой-либо причине, например, из-за желания сохранить контроль над наследием, даст команду своим последователям-сектантам взяться за коктейли Молотова или оружие, то они вполне могут выполнить и этот приказ. И это обернется непредсказуемыми последствиями для нашего государства и общества».

Приходили следователи из МВД, понимали всю абсурдность… Я смотрю, в зале некоторые улыбаются. Коллеги, они знали, что делают – они в сознание чиновников закладывали эту ложь. Вначале она не воспринималась, а когда ее много, возникают сомнения: «А вдруг там что-то есть?» И вот пожалуйста – результат: МВД дало команду, одобрило санкции вооруженного захвата. А там и дальше: вот сейчас увезут наследие и начнут его продавать. Это жутко. Когда понимаешь, против чего это все идет, становится страшно за будущее России.

Вот почему на нас налетел вооруженный ОМОН – это последствия этого письма. Кстати, когда мы начали проверять, оказалось: Литвинова вообще не существует по тому адресу, это фальшивка. И что: первый заместитель министра культуры не знал, чем занимается наш Музей, после всего того, что я сказал? А это 14-й год. Я вам зачитал письмо госпожи Боковой 2014-го года. Мы уже вели масштабный проект «Пакт Рериха. История и современность». Мы обращались в Министерство культуры за поддержкой – нам отказали. Они прекрасно знали, чем мы занимаемся. Но сеяли эту ложь и продолжают ее сеять.

По требованию Министерства культуры в 2014 году было возбуждено уголовное дело по факту якобы незаконного воссоздания усадьбы Лопухиных. Оно же до сих пор висит, вы понимаете? Это вообще абсурд, когда был судебный спор с нашим соседом, Музеем Пушкина. Если все говорить... ни одна бумага не выдержит, бумага будет плавиться от этой ненависти, лжи к нашей общественной организации за 3–4 года, когда у власти стоят господа Мединский и Аристархов.

2015 год. После смерти Людмилы Васильевны Шапошниковой активизировались нападки на нас со стороны Министерства культуры. Еще ранее ушел из жизни в том же году Евгений Максимович Примаков, который был нашим близким и хорошим другом, многолетним членом Правления, членом Попечительского совета, и никто не смел, когда он был жив, нас так унижать, оскорблять и грабить. Нас покусывали, ругали… И вот что делает теперь Министерство культуры, потирая руки, думая, что сейчас они сразу все возьмут. Начинаются письма-ультиматумы «Срочно передать наследие» от Министерства культуры (покажите письмо Мединского). Тогда же начался захват усадьбы. С чего? С письма министра культуры Мединского кому? Президенту? Вы почитайте. Он хочет выполнить волю С.Н. Рериха в усадьбе Лопухиных, и с этой целью передайте ему усадьбу. Как будто бы эта воля нами не была выполнена. Разве он не знает, что здесь действует общественный Музей?

Представьте себе, через несколько недель усадьба была передана в распоряжение Российской Федерации. Раньше требовалось несколько лет, чтобы федералы и муниципальная власть разделили права собственности над памятником в Москве, а тут через несколько недель усадьба была передана в собственность РФ, а затем еще через несколько недель – в оперативное управление Музея Востока. Для чего? По требованию господина Аристархова для создания здесь Государственного музея. Музей Востока получил такой подарок и, вероятно, думает: вот тут мы сейчас отыграемся... И отыгрались, как вы знаете.

Это был настоящий захват усадьбы, а потом процедура выселения. Это ведь не то, что рейдерский захват, это у нас борьба против коррумпированности чиновников, а здесь, представляете, если таких чиновников несколько? Если одна структура начинает заставлять другую выполнять такие действия, знаете, это банда особо опасная. И все делается под прикрытием интересов государства, вот что самое интересное.

Дальше наших сотрудников пытаются склонить к тому, чтобы мы сделались государственной организацией. И когда коллектив, правление, конференция сказали: «Нет, мы будем верны нашим Заветам, уставу, целям нашей организации» – вот тогда и пошел настоящий кошмар 2016 года. Аристархов направляет письма во все органы власти с целью опорочить Международный Центр Рерихов и его руководство. Приведу еще одно письмо, не знаю, успели ли его отсканировать, чтобы все показать. Письмо председателю Комитета по культуре Государственной Думы С.С. Говорухину, в котором Аристархов пишет (цитирую): «Вызывает озабоченность системная, последовательная антагонистическая позиция руководства МЦР по отношению к органам власти, направленная в том числе на поддержание активного противостояния рериховской общественности государству».

Государственная Дума, Комитет по культуре всегда нас поддерживали, но после этого – как же доверять? Я бы хотел считать свое выступление официальным заявлением в прокуратуру и в Следственный комитет – пусть разбираются. И если я клевещу на чиновников, пусть меня привлекают к уголовной ответственности, но я готов предоставить все документы, доказывающие нашу правоту.

Повторяю, и в это время идет наш масштабный проект «Пакт Рериха. История и современность». Просто удивительно! И одновременно 17 внеплановых проверок, которые были прямо натравлены на Международный Центр Рерихов по требованию Аристархова. Кто нас только ни проверял: налоговая и трудовая инспекции, Следственный комитет, прокуратура, Минюст, МВД, а Хамовническая прокуратура раз 5–6 по всем жалобам и заявлениям. И это все переносили наши сотрудники. Как можно в таких условиях работать? Это же явное издевательство, не говорю уже о превышении власти Министерством культуры – мы же не подчинены Министерству культуры. Здесь изощренность вообще особая, представьте себе: по требованию Аристархова Минюст проверил МЦР на экстремизм! После того, как на самом высоком уровне были восприняты наши культурные проекты, – обвинить нас в экстремизме! И Минюст серьезно проверял, но надо отдать должное этим чиновникам из Министерства юстиции: они не дрогнули под напором Аристархова. Хотя приводили примеры: вот Булочник у них, видите ли, был членом Правления, а они его защищают. На что представители Минюста сказали: «Ну, это же член их организации, они имеют право это делать. Тем более еще не было никакого решения суда».

В результате Минюст дал определение, что мы культурная организация с огромной культурной деятельностью, которую даже перечислил.

Но представителям Министерства культуры этого показалось мало, вы знаете, какие вбросы пошли в СМИ, обвинения в экстремизме, заявления в Генеральную прокуратуру, жуть просто. Налоговая инспекция целый год проверяла организацию. Меня спрашивали: «А где у вас эти финансовые потоки?» Вы понимаете, чтобы заставить налоговую нас проверить, какие вбросы дезинформации были задействованы. Что мы, якобы, КАМазами получаем деньги от Б.И. Булочника, а Стеценко эти деньги прячет. Я не могу вам показать всю пачку писем от Аристархова, где он пишет, что я «манипулирую финансовыми потоками в организации». Ты покажи мне, где эти финансовые потоки, я направлю их в нужное русло. Нам сейчас деньги нужны для культурной деятельности. И это все исходит от руководства Министерства культуры. Ведь это страшно, когда в стране культурой руководят такие чиновники. Просто убийственно!

Вы знаете историю с прокатным удостоверением фильма «Зов Космической эволюции». Его отозвали за то, что там используется кинохроника, несколько кадров из знаменитого фильма «Обыкновенный фашизм». Сослались на закон, одно, второе, третье. А сейчас посмотрите: даже деятели искусств заволновались.

Но самое интересное то, что в суде, не было сказано ни слова о нашей позиции, не было ни слова сказано, что эти кадры из кинохроники. Почему, для чего? А для того, чтобы навязать нам экстремизм, понимаете? Якобы за популяризацию фашистской символики. Коллеги, это же настоящий экстремизм, но со стороны Министерства культуры. Ведь чиновники ведут борьбу не столько против МЦР, как против наследия Рерихов, их миротворческих идей, которые им отвратительны и не нужны. Вспомните заявление К.И. Рыбака. Они внедряют в сознание, что идеи Рерихов опасны. Куда же мы придем? Чем же опасен призыв «Мир через культуру»?

Мы знаем, что полезность идеи зависит от деятельности человека, носителя этой идеи. Посмотрите на творчество, на произведения Николая Рериха. Они все пронизаны идеями Живой Этики и сейчас серьезно востребованы в нашей стране, но чиновники Министерства культуры пытаются вытравить миротворческие идеи Рерихов. А это уже деятельность, враждебная интересам Российского государства. По-другому я назвать это не могу.

А буддийский фестиваль? Ведь хотели его проведение приравнять к преступной деятельности. За нами смотрят, щелкают каждый шаг, каждый чих и думают: как? Мы проводили буддийские фестивали как фестивали культуры Индии, фестивали культуры Монголии. Мы объясняли, что на Востоке культура пронизана религиозными идеями. Там нет картин, там все в религиозных идеях, не так, как у нас на Западе.

Если я вам расскажу, вы не поверите: где-то около 6 писем было написано, чтобы заставить Хамовническую прокуратуру возбудить уголовное дело. Музей Востока писал, Аристархов писал, прокуратура эти письма в суд предоставила. Давление колоссальное! Это же использование судебной власти. И через это пытаются к экстремизму притянуть, а изощряются для того, чтобы разрушить и уничтожить нашу организацию. И вот в первой инстанции было прекращено административное дело.

А решение коллегии Министерства культуры о создании здесь филиала Государственного музея Востока, которое было принято в феврале 2016 года? Вы думаете, суд рассматривал этот вопрос? Он сказал: «Извините, интересы МЦР здесь не затрагиваются». Мы говорим: «Ваша честь, как же так? Вот в этом здании, где находится экспозиция и 26 лет работает Музей, будет размещаться Государственный, как же не затрагиваются наши интересы?» «Нет». Вы понимаете? Это судебная власть в рычагах Министерства культуры.

Еще один очень интересный момент 2014 или 2013 года, когда Министерство культуры опротестовывало решение Хамовнического суда 2011 года, который признал нас наследниками. Судья задает вопрос представителю, адвокату, юристу Министерства культуры, ведь решение вступило в законную силу, а Министерство было стороной по делу. Судья спрашивает: «А почему же вы не опротестовали решение, когда вы были стороной по делу? Вы же могли опротестовать». Вы знаете, что ответил представитель Министерства культуры? Очень замечательно. Он сказал: «Ваша честь, тогда был один министр – было одно мнение. Сегодня другой министр – другое мнение». Вы понимаете, как манипулируют законом для достижения каких-то своих интересов? То, что это интересы их личные – это бесспорно, потому что они в корне расходятся с интересами нашего государства. Вот вам примеры, пожалуйста.

Можно еще много говорить на эту тему, но надо заканчивать свое выступление. И в заключение хотелось вот что сказать: вы знаете, Людмила Васильевна часто говорила, и мы сами понимаем, что жизнь – это борьба. Борьба всегда: борьба старого с новым, борьба в преодолении, без этой борьбы невозможны никакие достижения. Это только невежественное сознание может сказать, что борьба его пугает. Жизнь есть борьба – и это аксиома, не требующая доказательств. Но уровни этой борьбы разнообразны. Чем мощнее, чем важнее какая-то новая идея, тем больше она встречает сопротивления. И то, что сейчас культурно-просветительские идеи Рерихов встречают усиленное сопротивление – это показатель их важности и необходимости не только для России. Потому что иначе без единения народов на основе культурного сотрудничества не решить проблему, которая сейчас нависла угрозой над всем миром.

Вернусь теперь к главному вопросу о том, что последний представитель этой великой семьи Рерихов – Святослав Николаевич – четко определил условия передачи наследия Рерихов. Первое условие – наследие передается для общественного Музея, второе – Музей располагается в усадьбе Лопухиных.

Сейчас Министерство культуры ведет колоссальную борьбу, чтобы нарушить обязательства государства, данные Святославу Николаевичу Рериху, и они уже нарушены. Последний суд принял решение – выселить МЦР и Музей из усадьбы Лопухиных. Я очень хочу надеяться, что это ошибка суда, и когда мы получим апелляционное решение, будем его оспаривать. Но если нет – тогда будет нарушена правовая основа нахождения наследия Рерихов на территории Российской Федерации. А это уже чрезвычайно опасно. Поэтому будем надеяться, что руководство страны поймет всю важность этой ситуации и правильно ее оценит. Очень хотелось бы надеяться. В противном случае, у нас не остается никакой возможности, кроме одной: обращаться за защитой к международному сообществу, в Организацию Объединенных Наций, мы являемся ассоциированным членом Департамента общественной информации, у нас есть экономический социальный статус в ЭКОСОС, мы будем обращаться туда, другого выхода нет, если не будет изменена ситуация к лучшему.

И последнее. Несколько дней назад в РИА-Новости было опубликовано заявление господина Аристархова. Я его цитирую: «Мы готовы рассматривать предложения о том, чтобы как-то в этом здании сосуществовать, но при сохранении нашего права на это здание». Он имеет в виду право Государственного музея Востока, право Министерства культуры. А я хочу сказать: а кто оспаривал право государства на это здание? Мы? Никогда. Это собственность государства, хотя сюда вложены колоссальные общественные средства. Но мы же не оспариваем собственность государства. Поэтому непонятно, почему Аристархов пишет: «Позавчерашнее решение суда это подтверждает, но Центр Рерихов с этим не согласен. У нас нет задачи убить общественный музей, у нас задача сделать так, чтобы наследие Рерихов было доступно всем гражданам, и было в сохранности, и чтобы это было без нарушений закона». Вы понимаете? А что, раньше это было по-другому? И тут опять льется ложь в сознание людей.

Также интересно следующее замечание Аристархова: «Минкультуры готово к любому взаимодействию с Центром». Коллеги, какая ложь! Я хочу еще раз повторить, чтобы это все прекрасно понимали: не они предлагали взаимодействие, а Международный Центр Рерихов им предлагал взаимодействие. И впервые это было официально сказано Рыбаку в декабре 2015 года, когда я говорил: «Вы хотите с нами сотрудничать? Давайте. Мы ж не возражаем. Вы хотите создать здесь Государственный музей? Мы даже это готовы рассмотреть, ну, пожалуйста, вкладывайте деньги, возводите. Ведь планы воссоздания усадьбы есть, возводите новое, корпус музейный вместо гаражей. Тогда мы рассмотрим, если у вас чистые мысли. Пожалуйста, пускай там будет государственная коллекция, а здесь будет общественная». Я на это пошел. Я знал, что они откажутся. Но они об этом не говорят. 27 октября прошлого года в Совете Федерации было проведено рабочее совещание под управлением руководителя Комитета по культуре З.Ф. Драгункиной, по многочисленным просьбам общественности, на которое было приглашено руководство МЦР, руководство Министерства культуры, где мы попытались провести разговор. Мы очень благодарны Зинаиде Федоровне за эту состоявшуюся рабочую встречу. Есть протокол этой встречи, где все четко определено. И в нем зафиксированы наши предложения по урегулированию этого вопроса и взаимному сотрудничеству.

Поэтому так кощунственны эти слова Аристархова! Ведь мы обратились несколько дней назад и в Совет Федерации, и в Министерство культуры с просьбой поддержать наш выставочный проект 22 марта. Мы должны были открыть выставку одной картины «Выступление в поход» – это грандиозное полотно Н.К. Рериха 1910 года. Его подарили нам в 2005 году. Мы картину отреставрировали, хотели впервые выставить и пригласили Министерство культуры участвовать в этом проекте. Аристархов, докладывая в Совет Федерации, сказал, что Министерство культуры дало согласие. А через несколько недель Минкульт забрал у нас эту картину.

И после этого – предложение о сотрудничестве. Но я готов повторить: мы готовы к сотрудничеству, если Министерство культуры пересмотрит свое отношение к нашей организации. Потому что, если у нас одна цель – сохранить наследие для будущих поколений, у нас не должно быть противоречий. Это грандиозная задача, огромная, и мы можем это решить, только сотрудничая с государством. Нас обвиняют, что мы не желаем сотрудничать с государством – это ложь. Как бы мы могли воссоздать усадьбу, не сотрудничая, к примеру, с Правительством Москвы и с тем же Министерством культуры? Как бы мы могли осуществлять наши выставочные проекты, если бы мы не сотрудничали с Министерством иностранных дел? У нас богатый опыт сотрудничества, но надеюсь, я вам доказал и убедил, что с приходом к власти в Министерство культуры нового руководства это сотрудничество было оклеветано. МЦР был представлен как враждебная нашей стране организация, но это откровенная ложь. Это не соответствует действительности.

Уважаемые коллеги, уже много разрушений было допущено. Но мы понимаем, в какое время мы с вами живем. Мы должны несмотря ни на что не озлобляться сердцами, а продолжать нашу работу. У нас грандиозные проекты на будущее, мы будем их осуществлять. И в то же время защищать и сохранять Наследие. Мы не дадим Министерству культуры возможности его разрушить. Спасибо за внимание!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter