Рус
Eng
Реформа на убой: кто переживет лизинг по рецептам ЦБ
Аналитика

Реформа на убой: кто переживет лизинг по рецептам ЦБ

28 сентября 2017, 10:03Олег Горюнов
Реформированием лизинга занялся Центральный банк. Как только стали известны первые положения нового Закона о лизинге, малые компании, занятые в этой отрасли, впали в панику. И совсем недавно ФАС подтвердила их опасения: сотни небольших лизинговых компаний, скорее всего, реформирование не переживут.

Лизинговый рынок играет существенную роль в обновлении средств российских предприятий. Сегодня лизинг занимает второе место на финансовом рынке после банковского сектора, по итогам прошлого года объем этого бизнеса в России вырос почти на 40% по сравнению с 2015 годом, а за последние 10 лет - более чем в 6 раз. При этом качество портфеля, по оценкам ЦБ, в два раза лучше, чем в банковском секторе.

Эффективность и доступность лизинга, по сравнению с банковским кредитом, особенно оценил малый и средний бизнес (МСБ). О чем красноречиво говорят цифры: за последние три года доля МСБ в общем объеме выросла до 50%, а это 300-400 млрд. руб./год.

В рамках круглого стола "Деловой России", который прошел 25 сентября, Президент объединенной лизинговой ассоциации (ОЛА), гендиректор АО "Сбербанк Лизинг" Кирилл Царев подтвердил данный тезис:

«Рынок лизинга растет стабильно. Колебания есть. Когда замедляется экономика, то замедляется и лизинг. Ускоряется экономика – ускоряется и лизинг. Чем больше развивается рынок (лизинга – прим. автора), тем больше интереса становится у государства. Вместе с тем стоит отметить, что лизинговый рынок традиционно не показывает каких-то существенных проблем. Сказать, что происходили какие-то системно значимые кризисы, наверное, нельзя».

Возникает закономерный вопрос: если лизинговый рынок динамично растет, оказывая реальную, крайне важную поддержку одному из приоритетных для развития страны сегментов – МСБ – зачем понадобилось его реформировать? И к чему такая поспешность?

«Как правило, срочное регулирование вводится в двух случаях. Первый – если рынок использует деньги населения, там есть проблемы и нужно срочно вмешаться, чтобы защитить интересы граждан. И второй случай – это если рынок падает, и нужно создать условия для его стабилизации и последующего роста. Ни первого, ни второго в лизинговой отрасли нет! Поэтому в Торгово-промышленной палате (ТПП) сильно обеспокоены тем, к чему приведет реформаторская спешка ЦБ», - заявил на конференции «Российский лизинг - 2017» Владимир Гамза, председатель Комитета ТПП по финансовым рынкам и кредитным организациям.

По его мнению, «учитывая то, что 90 % активов всего финансового рынка сегодня - это банковские активы, «совершенно очевидно, что концентрация лизингового бизнеса будет происходить вокруг банковских структур».

При этом Владимир Гамза считает, что переход под контроль государства лизинговых компаний (ЛК) неизбежен - ЦБ уже довел до 80% кредитных организаций под такой контроль. Однако, спешку в вопросе регулирования ЛК в ТПП до сих пор не понимают.

Особое внимание к лизингу возникло после ситуации с банкротством крупного авиаперевозчика «Трансаэро», основная часть долгового портфеля которого приходилась на госбанки или их дочерние ЛК. Но важно понимать, что подобный «кейс» не является типичным и не может служить основанием для проведения реформы. Проблемы основного кредитора среди лизинговых компаний возникли не в результате того, что был неправильно проанализирован кредитный риск заемщика («Трансаэро») в момент заключения сделки, а в результате непрофессиональной работы с имуществом, а именно: отсутствие планового контроля и аудита технического состояния самолетов.

В этой истории банки регулировались государством, но это не помогло избежать дефолта по кредитам. Регулировало ли государство лизинговые компании? Нет. Но вот парадокс: пострадавшие банки списали безнадежную задолженность в 100% размере, лизинговые компании тоже понесли убытки, но в значительно меньшей степени!

Несмотря на это, принимается решение в срочном порядке начать реформу лизинговой отрасли. Разработать программу реформирования поручают советнику первого заместителя Председателя Банка России Сергею Моисееву.

Вот только диалог между представителем регулятора и лизинговым сообществом не складывается. «В какой-то части ЦБ нас слышит, в какой-то – нет. У нас куча замечаний к проекту и к концепции в целом. И если ЦБ не услышит голос крупных ЛК, то может быть, услышат консолидированный голос мелких компаний – тех самых, которые находятся сейчас в панике», - заявила Римма Иващук, начальник госрегулирования Альфа-Лизинг.

Обсудить причины беспокойства в цифрах и на конкретных примерах в очередной раз попытались 25 сентября за круглым столом в Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Представителю Центробанка, в частности, доложили, что в результате реформы в регионах более 300 мелких лизинговых компаний будут вынуждены покинуть рынок, и это подтвердило исследование, проведенное Федеральной антимонопольной службой. По мнению участников рынка, уход «полудохлых» (как назвал Сергей Моисеев мелкие ЛК) компаний, неминуемо ведет к "сокращению охвата лизингополучателей МСБ и повышению тарифов".

Свое отношение к реформе и ее влиянию на лизингополучателей МСБ выразил Генеральный директор АО «Лизинговая компания «КАМАЗ» Андрей Гладков:

«На сегодняшний день мы работаем на растущем рынке - рост за последние два года составил около 40%, каждый второй автомобиль КАМАЗ реализуется по договорам лизинга. И вот возникает вопрос: стоит ли на растущем рынке, когда необходимо ковать железо пока оно горячо, затевать такие масштабные реформы?... Мы работаем со всеми секторами – с крупным и с малым бизнесом, от одного автомобиля КАМАЗ. Малый и средний бизнес – наш самый любимый сегмент в плане того, что эти люди относятся к технике очень бережно и крайне аккуратно выплачивают лизинговые платежи. Каких – то проблем с ними практически не бывает».

Основными минусами реформы, по мнению Андрея Гладкова, являются «дополнительная бюрократия и дополнительные затраты».

На конференции «Российский лизинг - 2017», проводимой несколькими днями ранее, вице-президент ОЛА, гендиректор МКБ-лизинг Александр Кожевников также высказал беспокойство, как отреагирует МСБ на планируемые Центробанком изменения:

«По поводу удорожания лизинговых продуктов, - оно будет. Точно снизится доступность лизинга транспортным компаниям малого и среднего бизнеса. Сейчас можно получить КАМАЗ в лизинг за 3-4 дня. Этого после реформы не будет, доступность лизинга для малого и среднего бизнеса умрет».

Корреспондент "НИ" сообщил Сергею Моисееву, что со стороны создается впечатление, что Центробанк не слышит голоса тех, чью жизнь собрался реформировать для их же блага. "Время диалога закончилось", - таков был ответ на это замечание.

Попытка переломить ситуацию, достучаться до своего будущего регулятора, защитить интересы малых лизинговых компаний, и малого и среднего бизнеса, которые пользуются этими услугами, можно сказать, провалилась.

Что же такого просило в проекте резолюции Круглого стола «Деловой России» лизинговое сообщество, что получило жесткий отпор у представителя ЦБ? Вот они - главные пожелания участников рынка, которые Сергей Моисеев собирается отправить «в помойку»: провести анализ влияния реформы на лизинговые компании, особенно региональные, не менять правила учета действующих сделок, не менять правила учета иных (малых – прим. автора) лизинговых компаний.

Казалось, абсолютно логичные и понятные предложения лизинговых компаний, которые непосредственно работают на этом рынке и потому готовы компетентно рассуждать о реальных рисках нововведений, получили довольно жесткий, категоричный ответ: «Не надо писать в резолюции фантазии, которые потом в помойку пойдут, совершенно нереалистичные, а писать реальность... Невозможно разорвать пространство - все живут по одним меркам, а мы - по другим», - заявил Сергей Моисеев.

Что же конкретно предлагает регулятор и почему, называя предложения лизингового сообщества «фантазиями», свои он считает «реальностью»?

Во-первых, проект федерального закона о лизинге подразумевает введение требований к минимальному размеру собственного капитала. Однако регулятор этим рубежом не ограничивается: к концу переходного периода – с 1 января 2020 года – требования вырастут еще больше - до 20 млн. руб. для первой группы компаний и до 70 млн. руб. для второй группы. Как Вам такая реальность? Очевидно, что мелкие региональные компании уже на данном этапе не выживут.

«У нас вопрос: как устоять на ногах при том портфеле, который мы смогли удержать? Мы не роста, как в крупных компаниях, портфеля, а падения ожидаем, в связи с геополитической и макроэкономической ситуацией. В 2002 году Владимир Владимирович Путин отменил лицензирование бизнеса. В 2017 году мы приходим к аккредитации, - к регулятивным нормам лицензирования бизнеса. Я не вижу ни одной компании из независимого рынка, которая бы выдержала условия реформы, кто выдержит резервирование капитала в 1,5 млрд. рублей? Никто не выдержит! Я говорил с представителем ЦБ, который заявил, что им компании-лилипуты не нужны!», - говорит Руслан Игилов, коммерческий директор "Технострой Лизинга" на конференции «Российский лизинг 2017» 20 сентября.

Во-вторых, реформирование предполагает изменение стандартов учета, а именно: переход к 2021 году всех лизинговых компаний на МСФО, Единый план счетов (ЕПС) и Федеральные стандарты бухгалтерского учета (ФСБУ), образование СРО.

По приблизительным подсчетам, за эти нововведения участникам рынка придется заплатить более 20 млрд. руб.! Это расходы на переквалификацию персонала, приобретение и доработку программного обеспечения, обязательный аудит, членские взносы участников СРО. Для мелких лизинговых компаний сумма расходов станет сопоставима с прибылью за два года.

Но изменения в учете отразятся не только на лизингодателях, но и прямо коснутся лизингополучателей. На это обратил внимание в своем выступлении на конференции "Деловой России" и Кирилл Царев:

«Важно не забыть о том, как в результате будет выглядеть бизнес глазами клиента, и насколько для него может повлиять применение тех или иных норм, которые мы обсуждаем. Скажу смелую фразу: крупные клиенты способны перенести любой вид учета, а то, что касается сегмента малого и среднего бизнеса, которого в лизинге с каждым годом становится все больше и больше, для них вопросы применения более сложных правил учета очень важны».

В-третьих, реформа непременно изменит судебную практику, ведь изменения в Гражданский и Налоговый кодекс уже запланированы. Получается, что предыдущий опыт, накопленный отраслью за последние 20-25 лет аннулируется. И рынку потребуется еще лет 20, чтобы выработать «правила игры» с нуля.

Не предлагая завернуть совсем проект реформы ЦБ, лизинговое сообщество, тем не менее, предупреждает о рисках реализации реформы в том ключе, в котором ее задумал регулятор. Среди вероятных последствий, как минимум, «паралич» лизингового сегмента на период реформы, как следствие, ограничение доступа МСБ к финансированию и падение продаж производителей техники, автотранспорта и оборудования.

Очевидно, что такой результат идет вразрез с основными задачами, которые обозначил Президент РФ в своей концепции экономического развития России («Национальный экономический курс»). В результате реформы региональные лизингодатели просто не выживут. Как следствие - у сегмента МСБ, для которого кредитный продукт не является альтернативой лизингу по ряду причин, возникнут серьезные сложности с привлечением финансирования. А нет инвестиций – нет и бизнеса. Думал ли регулятор о том, сколько предприятий МСБ будут вынуждены покинуть рынок, и как это повлияет на занятость населения и производительность труда в регионах?

С другой стороны, во многом благодаря лизингу предприятия имеют возможность обновлять основные фонды, закупать инновационное оборудование, повышая тем самым конкурентоспособность отечественной продукции и выполняя план по импортозамещению. Именно лизинг был выбран как инструмент стимулирования потребительского спроса и модернизации основных фондов по ряду программ субсидирования, реализуемым Минпромторгом на протяжении последних двух лет.

Продлится ли столь позитивная тенденция, если рынок лизинга перейдет из фазы активного роста, в котором сейчас находится, в состояние неопределенности? Вряд ли…

Что же выходит: начавшаяся реформа совсем не решает поставленные В.В. Путиным задачи?

Очевидно, что ЦБ разрабатывает реформу не с целью улучшения ситуации в отрасли , а с целью возможности осуществлять регулирование лизинга, коей сейчас не обладает, да еще и в комфортной для себя форме. По словам председателя подкомитета по лизингу Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) Сергея Иванова, сама реформа является фактически бессмысленной, поскольку бесполезно «обсуждать реформу, не имея концепцию развития лизинга».

Важно отметить, что лизинговые компании не выступают против изменений как таковых. Просто, находясь, в отличие от ЦБ, «в теме», ЛК уверены, что изменения должны происходить менее болезненно и с учетом интересов ее непосредственных участников.

«Цифры лизинга впечатляют, нам всем вместе есть чем гордиться, мы все вместе с вами довольно активно участвуем в инвестициях в основные фонды Российской Федерации, и я очень желаю нам всем, чтобы в процессе этой реформы мы сумели найти тот компромисс, который позволит улучшиться нынешний и развить наш продукт еще больше», - подытожил своё выступление Президент ОЛА.

Большинство участников круглого стола отметили, что реформа лизинга в текущем виде не решает реальные проблемы и вопросы отрасли, а добавляет новых.

Так почему же до сих пор не найден тот самый компромисс? Да потому что ЦБ по-другому не может и не хочет, так как в его зону ответственности не входят ни развитие бизнеса, ни рост экономики, ни поддержка отечественного машиностроения, ни повышение производительности труда, ни состояние транспортной отрасли, которая является самым крупным потребителем лизинга. И кто, в итоге, будет отвечать за потерю ожидаемых 800 млрд. инвестиций – большой вопрос.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter