Рус
Eng
Вопрос дня: умеет ли Россия быть чем-то, кроме империи?
Аналитика

Вопрос дня: умеет ли Россия быть чем-то, кроме империи?

28 января 2019, 13:21
Единственный способ пресечь этот ряд вырождения - перестать быть империей, заняться собой, «вернуться» в те границы и пределы, которые стране по силам освоить.

Любопытный пост о причинах вечного проклятья России написал в ФБ художник и публицист Александр Хоц:

Годовщина смерти Ленина (95 лет) наводит на мысли более общего исторического плана. Например, о транзитах власти; как и почему они так трагичны в России.

По словам Бердяева, "Россия развивается катастрофами". И это неизбежно в условиях режима личной власти (от монарха до генсека и "президента"), при полном отсутствии механизмов эволюционного развития.

Противоречия долго "гниют" и копятся, пока не "взрываются" катастрофой. Случается рывок. Но за ним не следует стабильное развитие, а идёт период нового гниения и накопления негатива. С перспективой нового взрыва.

Бердяев в целом прав, но можно ли считать этапы развала империи - формами "развития"? Скорее, это формы деградации. С понятными причинами. Ручное управление "вождей" не может дать других результатов. Никакой другой модели - кроме самодержавия и "вождизма" - страна никогда не знала.

Вряд ли умирающий Ленин мечтал оставить систему, подвешенной на "крюке" своего преемника. Отсюда - лихорадочные "письма съезду" и лепет о "Рабкрине". Любой вождь мечтает запустить "машину эффективного развития", но она противоречит природе вождизма (ленинизм, сталинизм и "совок" не избежали банкротства).

Монархи сменяют друг друга, но суть системы не меняется: правление текущего "вождя" - на фоне недееспособного общества. (Даже в агрессивности - недееспособного). Его сил хватает на сценарии развала (когда пар пускают из котла), но не более. Задолго до Бердяева об этом сказано у Пушкина: "Русский бунт, бессмысленный и беспощадный". Иначе говоря, не приносящий перемен. Неэффективность бунта, катастрофы, - делают их ещё более "беспощадными".

Бунты и революции в России не запускают эволюционную логику развития, - и эта тупиковость добавляет бунту жестокости. В крайнем случае, мы надеемся на смену лидера, но не на развитие системы.

Эта российская матрица воспроизводится веками, меняя декорации, но не политическую суть. В этом, пожалуй, главное проклятие российской исторической "колеи".

Впрочем, своя логика есть даже у авторитаризма. Держать в узде огромную территорию империи - можно лишь в условиях военного лагеря и милитаристского правления. Наша территория (предмет особой гордости великороссов) - является и причиной системной архаики, которая работает не на развитие, а на тиражирование катастроф. Мы платим деградацией за "доблесть" обладать огромными пространствами, которые способны удержать, но не в силах обустроить.

И это замкнутый круг: территория империи требует "вертикали", а "вертикаль" ведёт к застою и новой деградации.

Банкротство загнивающей монархии - обернулось "потерей" Польши и Финляндии, войной и разрухой. Банкротство советских "генсеков" - развалило остатки империи, которая всё больше походит на "шагреневую кожу". Путинский тупик (не сомневаюсь) будет новой социальной катастрофой - с новой фазой распада.

Единственный способ пресечь этот ряд вырождения - перестать быть империей, заняться собой, "вернуться" в те границы и пределы, которые по силам нам освоить.

Но тут уж мы имеем дело с национальным "бессознательным", которое не склонно к переменам и является "судьбой".

Культ Ленина и Сталина был неизбежен, поскольку никакой другой идеи (на развалинах монархии) авторитаризм предложить не мог. При отсутствии эффективной системы развития, "вождизм" - единственная "скрепа" режима.

Отсюда - страна, утыканная "ильичами", торчащими словно гвозди в разъезжающейся ткани. Сегодня она утыкана портретами Путина, - но сути это не меняет.

Путинизм - только версия общей порочной модели. "Подмораживая" Россию и возрождая культ лидера, режим пытается удержать в руках остатки былого "величия". Но любая либеральная попытка "перестроить" систему по демократическому, эффективному образцу, - вновь приведёт коллапсу 1991 года.

Если вы живёте на льдине, - то забудьте об "оттепелях".

Любая демократия - смертельна для империи. А быть в истории кем-то другим мы просто не умеем.

***

Читатели этого поста оказались немого более оптимистичными людьми и не во всем согласились с автором:

- «Любая демократия - смертельна для империи. А быть в истории кем-то другим мы просто не умеем.» А когда-то никто на земном шаре не умел. Или быть империей - или быть рабами империи, как-то так. Ничего страшного, выучились. Выучимся и мы. Поскольку я убежден, что весь "генетический код" на 100% связан со средой обитания, а она все же ох как поменялась. А в какое-то национальное коллективное "бессознательное", которое вдобавок обладает чертами личности ("не склонно к переменам"), я поверить не могу. Вот в то, что Российская империя начала ХХ века была "молодой" страной, при этом еще и аграрной, и именно это привело к катастрофе, верить и не надо - это знание. Но в таком случае мы - полная противоположность: урбанизированная страна победивших единственных детей в семье, причем довольно немолодого среднего возраста. Поэтому архаичная власть воспринимается так болезненно, поэтому она окажется банкротом гораздо быстрее.

- Что осталось от Древнего Рима? Латинский язык и немного Ватикана. Куда подевались древние римляне? Смешались с другими народами. У них были проблемы с транзитом: много гуляли, много воевали, большинство радовалось аннексиям и императорам. Декретом уверовали в бога Христа. Хотя среди них были ремесленники и поэты, - главными у них были дяди при оружии, и таких дядей было много - никакие поэты и философы там изнутри ничего не могли изменить. В общем, здесь дядей при оружии еще больше. Они простые, перековке не подлежат. Плюс криминалитет, который полноводной рекой... куется повсеместно и постоянно. Интеллигенция и философы - малозначительная часть населения, которая ни на что не влияет. О школе также можно забыть - кузница этого всего. Выводы. Занавес.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter