Рус
Eng
Миф против мифа: чем на самом деле отличается Дед Мороз от Санта-Клауса
Аналитика

Миф против мифа: чем на самом деле отличается Дед Мороз от Санта-Клауса

27 декабря 2017, 17:26Игорь Зотов
Искусственно созданный советской пропагандой, бесполый и бездомный бомж никогда не сможет заменить собой реально существовавшего самого популярного христианского святого.

События 100-летней давности буквально всё перевернули в России с ног на голову, причём безвозвратно. В том числе, конечно, и такую тонкую и деликатную сферу, как воспитание детей. Главную роль тут сыграла политика воинствующего атеизма, провозглашенная Лениным. И дело не только в тотальной зачистке всей системы образования, но и в таких казалось бы незначительных событиях, как замена совершенно реального святого Николая Мирликийского непонятным, без роду-племени чудовищем - Дедом Морозом.

Тёплый, живой, добрый христианский миф должен был по мысли советских идеологов смениться точно таким же, только атеистическим. Но не сменился. Объяснение очень простое: людям, а тем более детям, абсолютно непонятно, куда ни сели этого деда: кто это такой, чем занимается, зачем носит подарки, что делает целый год после новогодней ночи?

В то время, как со св. Николаем Угодником все было совершенно понятно и логично: он при жизни прославился редкими чадолюбием и добротой и стал любимым и самым популярным святым не только на Руси, но и во всем христианском мире.

В результате в России сложилась абсолютно шизофрениеская ситуация: православная церковь, которая всеми силами пытается возродиться, традиционно чтит св. Николая, а насквозь языческое, несмотря на все попытки церковного возрождения, российское общество - его искусственно выведенного двойника Деда Мороза!

Стоит ли удивляться теперь тому, что неуклюжий и ненужный миф о Деде Морозе так и не сумел прижиться в России? А миф о святом Николае Чудотворце был тщанием большевиков отделён от одного из главных христианских праздников – Рождества, и тем самым до основания разрушен.

И вряд ли когда-нибудь будет восстановлен, поскольку обыкновенная смена календарного года, которая повсюду кроме России – это только повод для фейерверков и уличного веселья, в нашей стране превратилась в совершенно непонятный «семейный праздник» с обильным столом, назойливым телевизором и массовым пьянством.

Весьма показательно поэтому, что мукам современного обитателя Великого Устюга не так давно был посвящён большой материал на сайте официального российского пропагандиста RT.

Оказалось, что за Деда Мороза взялись отечественные чиновники ряда российских городов, которые рекомендовали детским садам не приглашать Деда Мороза на новогодний утренник.

Чиновники эти утверждают (и видимо, не без оснований), что малыши пугаются мужчин-аниматоров, поэтому предлагают звать только Снегурочек, на которых дети реагируют более дружелюбно. Кроме того, власти опасаются и жалоб со стороны родителей, которые вынуждены оплачивать приглашённых аниматоров.

Среди рекомендующих оказалась, например, администрация Новосибирска, которая сообщила RT, что психологи не советуют приглашать Деда Мороза к детям из младших групп.

«Это рекомендация психологов, поскольку дети боятся Деда Мороза и предпочитают Снегурочку, — рассказала RT глава местного департамента культуры, спорта и молодёжной политики мэрии Анна Терешкова. — Это общеизвестный норматив. Об этом много раз докладывалось на наших протокольных совещаниях».

О таких рекомендациях говорили также: в Казани, Кирове, Самаре и Москве. «Бывали случаи, когда к детям из ясельных групп приходил Дед Мороз, с порога приветствовал детей театральным басом, взмахивал посохом — а дети в слёзы, — рассказала директор одного из московских детских садов. — Поэтому уже давно именно для детишек из ясельной группы стараемся либо звать только Снегурочку, либо вовсе обходиться без маскарада».

С другой стороны, и у самих психологов, на которых ссылаются чиновники, нет единого мнения. К примеру, новосибирский психотерапевт Виктор Новиков считает, что детей в таком возрасте нельзя лишать Деда Мороза:

«Если мы говорим о возрасте 3—5 лет, то в этом возрасте ребёнок ещё верит в чудо: у него так называемое мифическое мышление. Очень важно поддерживать это состояние у ребёнка. Оно даёт ему ощущение безопасности. Конечно, если ребёнок старше 10, то можно говорить об инфантильности. Но пока он маленький, для него это в некотором смысле сказочное поле, которое его защищает».

При этом Новиков отметил, что многое зависит от профессионального уровня человека, играющего роль Деда Мороза: «В этой роли должен выступать человек подготовленный, который любит свою работу. Да, дети могут заплакать поначалу, но это не травматическая реакция, если постепенно происходит процесс привыкания. Тогда это уже игра. И если Дед Мороз способен превратить этот процесс в игру, то всё будет хорошо».

Но ведь в том-то и дело, что западный Санта-Клаус хоть и «морочит» головы тамошним детям, но с полным основанием: за ним тянется долгий и славный миф, основанный на реальных событиях реальной жизни св. Николая. Жизни, о которой можно прочитать в исторической книге и посмотреть в историческом фильие.

Вот кстати, как происходит прощание с Санта-Клаусом в далеком жарком Техасе:

Учительница истории из Техаса Лесли Раш написала о том, каким образом в ее семье уже много поколений рассказывают правду о Санта-Клаусе. Этот способ настолько прекрасен, что им хочется поделиться со всеми. – Когда ребенку исполнилось шесть или семь лет, и вы заметили у него первые сомнения в существовании Санты – значит, он готов.

Я обычно веду их в кафе и, сделав заказ, произношу речь: «Ты, конечно, очень сильно вырос за этот год. И не только стал выше – я вижу, что твое сердце тоже стало больше». (Здесь я привожу два-три примера сострадания, внимания к чувствам других людей, хороших поступков ребенка за последний год). «На самом деле, ты так вырос, что сам можешь стать Санта-Клаусом. Возможно, ты заметил, что большинство увиденных тобой Санта-Клаусов – это люди, переодетые в него. Некоторые из твоих друзей могли тебе сказать, что его вообще не существует. Так думают многие дети, потому что они еще не готовы быть Сантой. Но ты готов. Расскажи мне о самом лучшем в Санте. Что он получает в обмен за свои старания? (Перевести внимание ребенка от «печений», которые оставляют для прихода Санты к чувству удовлетворения от того, что сделал что-то для других). Теперь ты готов к своей первой работе в качестве Санты!»

Убедитесь, что у вас таинственный голос. Попросите ребенка выбрать какого-нибудь человека – например, соседа. Миссия ребенка – тайно узнать в чем нуждается этот человек и затем обеспечить его этим, завернуть в подарочную бумагу и доставить. И никогда не раскрывать, что это сделал он. Быть Сантой не значит получать одобрение – это бескорыстное желание отдавать. Мой старший сын так выбрал «тетю ведьму», живущую на углу. Женщина и вправду внушала страх: вокруг ее дома шла изгородь и она никогда не позволяла детям заходить за нее, чтобы поиграть в мяч или фрисби. Она часто кричала, чтобы дети играли тише и все такое прочее.

По пути в школу сын заметил, что каждое утро она выходила на крыльцо забирать почту босиком – и решил, что ей нужны тапочки. Так что ему пришлось побыть шпионом и прятаться в кустах, чтобы выяснить примерный размер ее ног. Когда мы купили ей теплые тапочки, он упаковал их и наклеил сверху «С Рождеством от Санты».

Однажды вечером после ужина он отправился к ее дому и подложил подарок ей под дверь. Следующим утром мы наблюдали за тем, как она вышла на крыльцо, подобрала упаковку и ушла в дом. Мой сын был вне себя от нетерпения, чтобы узнать, что случится дальше. И на следующее утро мы увидели ее – забирающей почту в теплых тапочках. Сын был в эйфории. Мне пришлось напомнить ему, что НИКТО никогда не должен знать, что это сделал он – иначе он уже не будет Сантой.

В следующие несколько лет он выбирал множество людей для подарков и всегда выбирал для них уникальный, индивидуальный подарок. В один год он тщательно вычистил свой велосипед, поменял на нем седло и отдал его дочери одного из наших друзей. Эти люди были очень бедны. Мы спросили отца девочки, насколько это будет уместно. Выражение лица девочки, когда она увидели около своего дома велосипед, могло сравниться разве что с выражением радости на лице моего сына. Когда пришло время рассказать все младшему сыну, старший захотел поговорить с ним сам. Сейчас они оба прекрасные «дарители» и никогда не чувствовали, что кому-то солгали. Ведь им раскрыли секрет того, как быть Сантой...»

Возможно ли в России подобное превращение подросшего ребёнка в Деда Мороза?

Разумеется, нет.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter