Рус
Eng
Враги и соперники: какую картину мира видит Джо Байден

Враги и соперники: какую картину мира видит Джо Байден
Аналитика

27 октября , 20:32
Photo: cbsnews.com
За неделю до выборов президента США кандидат от демократической партии Джо Байден рассказал в интервью CBS о своей картине мира: Китай – главный конкурент, а Россия – заклятый враг. Что имел в виду соперник Трампа, и как его отношение скажется на России, если он победит, «Новые Известия» разбирались с экспертами.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Интервью одной из самых уважаемых информационных программ Америки – «60 минут» на канале CBS (не путать с дешёвой пропагандисткой подделкой на Российском телевидении) длилось 20 минут. Бывший вице-президент упомянул Россию три раза. Первый раз на вопрос о главных международных угрозах для США Джо Байден ответил одним предложением:

- Я думаю, что сейчас самую главную угрозу для нас и наших союзников, с точки зрения безопасности, представляет Россия.

Второй раз Россия была упомянута в связи с очередным хакерским скандалом. Был взломан компьютер сына Джо Байдена - Хантера. Истории от том, что американские спецслужбы предупредили, что русские будут распространять дезинформацию через Джулиани, уделен целый абзац.

Все остальные темы носили исключительно внутренний характер.

- И для Байдена, и для Трампа апелляция к внешней политике, особенно к России – это инструмент. Мы очень хотим преувеличивать российский фактор для американских выборов, для Америки. Это не совсем так. Это – ошибка. Хочется показать, что Россия – великая держава, на нас обратили внимание. То, что говорят, что Россия влияет на выборы, простите, ни черта она на влияет, но нам очень хочется, чтобы это можно было показывать, можно было оправдываться, - считает Алексей Малашенко.

Россия и Китай

В интервью Джо Байден назвал Китай основным конкурентом Америки. Кандидат в президенты выразился более сдержанно, чем действующий президент. Для Байдена это соревнование, а не война, хотя и он предположил, что конкуренция может перерасти в силовое противостояние. Несмотря на жесткую риторику, конкуренция – это та поляна, на которой можно договариваться, считает доктор исторических наук, профессор Алексей Малашенко.

- Байден, Никсон, Кеннеди, Трамп – прекрасно договорятся, потому что конкуренция выстраивается на договорённостях. Это очень долгий, мучительный процесс, и мы это видим. Тут проблем нет. Китай не враг, Китай – конкурент.

Китай воспринимается как скорее стратегическая, долгосрочная, экономическая, технологическая и в каком-то смысле геополитическая угроза, а Россия – как угроза непосредственная, ситуативная. Россия вмешивается в американскую внутреннюю политику, поддерживает такие режимы в третьем мире, как Асад в Сирии.

- При этом, в США исходят их того, что Россия – страна, находящаяся в состоянии долгосрочного упадка, поэтому в качестве основного конкурента она не тянет на уровне Китая, - считает политолог, директор Российского Совета по международным делам Андрей Кортунов.

Директор фонда изучения США имени Франклина Рузвельта в МГУ им. М.В. Ломоносова Юрий Рогулев полагает, что американская политическая элита еще в 90-е годы списала Россию со счета:

- Они не считают её ни равным партнёром, ни считают необходимым корректировать свою политику в зависимости от мнения России. Мнение России их мало интересует. И соответственно, все переговоры с Россией ведутся с позиции силы.

Список приоритетов нынешней избирательной кампании определен достаточно жестко. Алексей Малашенко видит его так:

- Для кандидатов в президенты США первое – внутренняя политика, второе – внутренняя политика, третье – Китай, четвертое – мусульманский мир. Пятое – Россия. Как это ни обидно для Кремля.

Президент Трамп рассматривает Китай как главного врага Америки, в то время как Джо Байден описывает взаимодействие с Поднебесной в значительно более сдержанных тонах. Если США и Китай политологи видят как сиамских близнецов, которые и разойтись не могут, но и жить вместе им трудно, то по поводу России их мнения разошлись. Одни утверждают, что Россия для них обоих – враг.

- Что касается России, то и для Байдена, и для Трампа Россия с нашей пропагандой, часть которой публикуется – повод для консолидации нации перед врагом. Для них самое удобное, видеть в России врага. Кстати, для Путина – тоже очень удобно видеть врага в Америке, потому что тогда Америка – сверхдержава, и мы – сверхдержава, хотя это не совсем так, замечает Малашенко.

Если президентом будет Байден….

Российские политологи всегда говорят о том, что отношения с президентами-республиканцами у России исторически лучше, чем с демократами.

- История говорит о том, что России всегда было проще с республиканцами. Никсон – Брежнев, Горбачёв – Рейган, в каком-то смысле, Путин и Буш-младший. Так исторически сложилось, но в принципе, сказать, что всегда демократы были более антироссийскими или антисоветскими, чем республиканцы тоже нельзя. Много зависело от конкретного лидера, но у них разные приоритеты, разные идеологические установки. Но я на этом основании не стал бы делать вывод, что демократы для нас во всех отношениях на всех этапах хуже, - замечает Андрей Кортунов.

Независимо от того, к какой партии принадлежал президент, все отношения с Россией в последние десять лет строятся на законодательной основе. Все санкции принимались Конгрессом и Сенатом.

- Раньше введение санкций было прерогативой исполнительной власти. Это был гибкий инструмент. Имелось в виду, что президент, как глава правительства, может сегодня ввести санкции, а завтра их отменить. Но, если у вас имеется закон, для того, чтобы отменить санкции, необходимо изменить закон. Это очень сложная процедура, - говорит Юрий Рогулев.

В своё время были приняты поправки Джексона–Вэника об ограничениях торговли с СССР. Эти поправки пережили скольких президентов, более того, после распада СССР четыре президента подряд пытались отменить эти поправки, и им это не удавалось. Поправка была отменена только при президенте Обаме, причём при условии: либо мы принимаем закон Магницкого и тогда отменяем поправку Джексона-Вэника, либо вы ничего не получаете.

Ясно, что Байден будет обращать значительно больше внимания, чем Трамп, на проблемы прав человека. Тут возможны разные шаги вплоть до санкций. Поэтому российской власти более выгодны республиканцы.

-. Они не лезут в демократию, не хотят тратить на это деньги. Какая Россия есть, пусть такая и бегает. А демократы – и принципиальнее, и несколько глупее. Глупее в том смысле, что заниматься демократией в России – бесполезно, - считает Алексей Малашенко.

Очевидно, что Байден будет более активно и более последовательно поддерживать Украину в её конфликте с Россией, поскольку Байден Украиной занимался, у него там есть интересы, он с ней лично связан. Здесь много поменяется, говорит Андрей Кортунов.

Главный вопрос для России в том, действительно ли Джо Байден усилит американские санкции против России. Эксперты проигрывают различные сценарии. Допустим, новая американская администрация захочет запретить импорт российской нефти. Но тогда это приведет к еще большей дестабилизации глобального энергетического рынка. Выход России из SWIFT приведет к изменениям на финансовых рынках.

- Я думаю, что с приходом Байдена усилится давление на европейских партнёров России. Но надо глядеть шире, чем на проблему одного «Северного потока». Это проблема СПГ, сжиженного газа. В любом случае, будь то Байден, Трамп или сам Аллах – роль России будет падать. Посмотрите, какой кошмар происходит со всеми потоками в Турции. Это – тренд, это будет падать безусловно, опять же не из-за того, кто придёт к власти в Белом Доме. Это ещё и экономика. Будет падать роль газового фактора. Этот процесс можно подталкивать, и Байден будет подталкивать, - уверен Алексей Малашенко.

Президент Трамп сильно ослабил связи с европейскими союзниками. Европа обижена на американцев. Байден – гораздо более опытный политик, и у него принципиально другое отношение к Европе.

- Я думаю, что задача Байдена будет заключаться в том, чтобы попытаться создать единый антироссийский фронт Европы и Северной Америки. Здесь, возможно, он даже пойдёт на какие-то уступки европейцам – не будет так жёстко, по-хамски, требовать отказа от проекта «Северный поток-2», но сам проект попытается остановить. Они попытаются это сделать более изящно.

Но, возможно, будут и позитивные сдвиги. Например, Байден, скорее всего, будет более внимательно и более позитивно относиться к контролю над вооружениями, в том числе, и к двусторонним механизмам контроля над вооружением. Возможно, Байден несколько смягчит свою политику в отношении Ирана, это тоже отвечает российским интересам.

Байден, Трамп, Путин

Наблюдатели размышляют не только о будущей внешней политике США в отношении России, но и о том, как сложатся отношения между ее главными проводниками – президентами стран. Несмотря на санкции, хакерские атаки, Сирию и прочие неприятности, американский президент Дональд Трамп всегда показывал свою симпатию в отношении российского лидера.

- Трамп не говорит о симпатиях к Путину, он говорит о том, что у них с Путиным прекрасные отношения. Но у него и с Ким Чен Ыном прекрасные отношения. У него со всеми прекрасные отношения. Но в это понятие порою вкладываются очень разные вещи. Он имеет в виду, что с Путиным он может созвониться, поговорить, что у них нет барьера, который бы препятствовал что-то обсуждать. И Трампу импонирует, что его в мире признают влиятельным политиком, не говорят о нём гадости, которые он дома слышит, - говорит Юрий Рогулев.

Никакой близости между Джо Байденом и Владимиром Путиным возникнуть не может, считает Андрей Кортунов. Кандидат от Демократической партии более чем разделяет отношение Барака Обамы к Путину. С одной стороны, терять Джо Байдену нечего, тем не менее, 50 лет карьеры в Вашингтоне сказываются:

- А Байден, я думаю, ему терять нечего, я не думаю, что он будет скрывать своё личное отношение. Хотя он человек опытный, пятьдесят лет в Вашингтоне делал карьеру, ожидать от него явной грубости, которая у Трампа присутствует в отношении не Путина, но других лидеров, я думаю, что он будет себя сдерживать и не показывать своё принципиальное неприятие российского президента, поскольку ему всё равно придётся иметь дело с Кремлём. Я думаю, что его опыт заставит его быть сдержанным.

В том же интервью кандидат в президенты Джо Байден отвечал на вопросы о своем вице-президенте – сенаторе от Калифорнии Камиле Харрис, которая вместе с Байденом баллотируется на пост в Белом Доме. Не мог быть не задан вопрос о возрасте кандидата. Байдену 78 лет, если он выиграет гонку, он станет самым старым американским президентом. Кто будет с властью, если с ним что-то случится, спрашивает Байдена корреспондент. Тогда президентом станет Камила, отвечает ей Джо Байден.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter