Рус
Eng
Личный опыт: как на самом деле убивает квартирный вопрос
Аналитика

Личный опыт: как на самом деле убивает квартирный вопрос

27 сентября, 15:11
Приватизация. Как много копий сломано вокруг нее и как много еще будет. Не касаясь общего понятия данного термина, я хочу сконцентрироваться на его житейской, не побоюсь этого слова, коннотации.

Алина Витухновская, писатель

Стоит сразу отдельно пояснить, что приватизация огромного количества советских государственных квартир была одной из наиболее реальных возможностей, доступных массам уже постсоветских граждан, для того, чтобы начать новую жизнь в свободной, но по-прежнему дикой России 90-х.

Абсурдность текущей ситуации вокруг скандальной недвижимости заключается прежде всего в том, что это те самые вожделенные метры, которые в свое время родители получили не в последнюю очередь благодаря детям, которых они сейчас пытаются выжить.

Моя сегодняшняя статья будет про т.н. «отказников». Про тех, кто отказался от приватизации в пользу получения права пожизненного проживания в той квартире, где они находились на момент ее приватизации.

Вопреки пошлой банальности о том, что мол «квартирный вопрос испортил москвичей» ответственно заявляю, что квартирный вопрос, в той или иной степени, испортил всю Россию. Однако, если бы квартиры не были приватизированы, то было бы еще хуже. Люди ютились бы вместе, продолжая ненавидеть друг друга, при этом не владея ничем, даже в отдаленной перспективе. Следует также отметить, что существует немало научной литературы, рассказывающей о том, что скученность коммунальных жилищ, все их неудобство для человека, ведет к различным психическим отклонениям — от бытовых неврозов до сексуальных перверсий.

В качестве примера действий такого «отказника» я решила преподнести историю своей квартиры и соответственно, своего отца в главной роли. Возможно, прочитав мой материал, кто-то вспомнит об аналогичной ситуации в своей семье или семье друзей, знакомых, коллег. Я не особо надеюсь на то, что мое повествование ляжет в основу изменений текущего законодательства в сфере гражданско-правовых и в особенности, жилищных отношений, но по крайней мере, оно послужит некоей отправной точкой для широкой общественной дискуссии.

Возможно, по причине общей патерналистской культурной установки, истории, подобные моей, вы вряд ли услышите или увидите — пошлые тв-шоу не в счет. Прежде всего потому, что в России не принято «выносить сор из избы». Хотя отношения отцов и детей, стремительно ухудшающиеся по мере приближения квартирного вопроса, уже давно не являются диковинкой, но при этом каждый раз они приобретают новые, все более чудовищные формы в соответствии с духом времени.

Перебирая архивы своей бабушки, я поражаюсь той силе, которая в ней была. Она являлась истинным художником, служителем искусства, не идеологизированным настолько, насколько это было вообще возможно в тоталитарном СССР. Выпускница царской гимназии, аристократка по духу и воспитанию, с любопытной родословной — у ее прабабушки была собственная ложа в Большом театре! Она не страдала классовым ресентиментом и по-настоящему любила свой простой народ, как подобает всякому великому творцу. Софья Семеновна могла запросто подойти к любому прохожему, красивой девушке и предложить нарисовать ее портрет. Модели любили ее, возвращались по несколько раз, есть портреты одних и тех же людей, созданные на протяжении всей жизни.

Но в ее жизни, внешне вполне успешной и благополучной, избежавшей войны и репрессий, все же была одна зияющая трагедия, кошмарная тайна, которую она долго скрывала, но я решила открыть завесу, ради торжества справедливости. Когда она вместе с мужем-офицером жила несколько лет в Германии, в советской зоне оккупации, у нее умер первый ребенок, родился второй — Юлий. Но она истово хотела третьего, чтобы восполнить потерю первого. Бабушка была практически здорова. Однако, немецкие врачи обнаружили у нее серьезные проблемы с почками, которые угрожали не столько ей, сколько будущему плоду. Медики всячески отговаривали ее от родов, убеждая, что ребенок родится больным. Но она не вняла их советам.

Александр (мой биологический отец) родился плохо слышащим, но это не было большой проблемой. Проблемой был его склочный, агрессивный, психопатический характер. Он ненавидел всех и искал только личных выгод. Когда родилась я, Александр стал манипулировать всей семьей ради гения и вундеркинда. Все, что было обещано мне, доставалось ему. Таким образом, к нему перешли дача, бриллианты, дорогой антиквариат, некоторые бабушкины работы.

Квартира, которую он получил, уговорив съехаться бабушку, ее сестру, к которой он выписал свою экс-жену (мою мать), а провернув квартирную аферу, сказал ей — «Убирайся отсюда», фактически оставив на улице. Далее, бабушка заболела раком, что скрывала от меня, а я находилась тогда в Германии. Отец ходил за ней и говорил — «ты гниешь», пока не выжил еле живую в мастерскую, где не было даже ванны и у нее буквально кровоточила и отваливалась грудь.

Тетю, тем временем, он также терроризировал и издевался, и в возрасте 98 лет она была вынуждена сбежать от него в дом престарелых. Я почувствовала, что я буду следующей его жертвой. И лишь успела приватизировать квартиру (тетя тоже отказалась в мою пользу). Но далее он выжил и меня более чем на 15 лет и лишь сейчас я вынуждена была вернуться сюда, чтобы оплачивать его долги и отстаивать право собственности.

Когда я спрашивала родственников, его родного брата и его жену, как вышло так, что всемирно известный художник, чьи работы находятся в Третьяковке, не мог спасти себя, имея столько связей в Москве, мне ответили — «Бабушке было стыдно признаться, что у нее такой сын».

Вот что рассказывает мой дядя (брат отца): «Когда он родился, мы жили в Германии. Мать болела. Врачи говорили, что надо сделать аборт, иначе ребенок будет больной. Она этого не сделала. Родился моральный урод. Мать всю жизнь считала себя виноватой и из-за этого мой брат Александр Витухновский стал таким самовлюбленным эгоистом. Когда его тетка носила на руках и спрашивала: «Сашенька, ты меня любишь?», он говорил: «Люблю. А что ты мне дашь?» — вот это у него осталось на всю жизнь.

Хочу заметить, что квартиру, в которой сейчас проживает мой брат Александр Витухновский, он получил в результате квартирной аферы, а именно: он обманул тетку (сестру моей матери, Витухновскую Лидию, взял ее к себе, отдал ее комнату бывшей жене и потому он получил эту 3-х комнатную квартиру. Мать (бабушку Алины) он довел до того, что она не могла там жить и была вынуждена перебраться в мастерскую.

Он так относился к тетке — ежедневно издевался над ней, что она попросила меня устроить ее в дом престарелых. Не успели мы с женой ее перевезти, буквально в тот же день он начал делать перестройку в квартире — стены переносить и т.д. В общем, вся квартира разрушена была, то есть, не успев ее толком перевезти, он уже создал такие условия, что там невозможно было жить. Даже кружку воды ни он, ни его сожительница ей не принесут. Не давали тетке воды.

Мать (бабушка Алины), известный художник Софья Семеновна Витухновская не смогла жить с ним. У нее была мастерская — и она жила там. В мастерскую даже врача нельзя было вызвать. Из-за этого она и умерла. Мало того, когда его мать умерла, он из мастерской все перевез к себе на дачу — все то наследство, антиквариат, драгоценности и ее картины. Он меня и Алину фактически ограбил.

Я хочу, чтобы в отношении Александра Витухновского были приняты соответствующие юридические меры — за все, что он сделал с нашей родней.

Что касается отношений Александра Витухновского с его дочерью Алиной Витухновской, то могу сказать следующее: он гнобит ее 20 лет. Когда она сидела по сфабрикованному делу в тюрьме, я больше чем уверен (и потом Алина со мной согласилась), что это он инициировал дело. Мне кажется, что он на КГБ работал или еще на кого-нибудь. А для того, чтобы себя как-то реабилитировать и быть в глазах спецслужб «хорошим», он собственную дочь подставил.

Все, что я говорю, я говорю сознательно. Хочу, чтобы это являлось в суде доказательством и очень хочу, чтобы Александр Витухновский получил тюремный срок или длительное психиатрическое лечение. Этот человек неуравновешен и социально опасен.

Мне лично от Александра ничего не надо, хоть он меня и обокрал — украл медали моего отца. Он лишил собственности всю родню и в данный момент хочет лишить законной собственности свою дочь Алину Витухновскую. Он неадекватен. Было такое, что он на нее с ножом кидался. Кидал в лицо горячий тостер. Холодильник в квартире Александр запер на цепь, шкафы тоже.

Также хочу добавить, что мой брат Александр Витухновский вообще не оплачивает коммунальные счета за квартиру, в которой проживает. Помимо этого Александр добился в суде, чтобы Алина — пострадавшая от его действий сторона — еще и алименты ему платила!

Я настаиваю на том, чтобы Александра Витухновского изолировали от общества, так как он социально опасен.»

В настоящее время я по-прежнему вынуждена жить в той самой злополучной квартире вместе с опасным, нездоровым, сумасшедшим отцом, который не идет ни на какие компромиссы и договоренности. Я делаю это для того, чтобы не допустить разрушения моей квартиры, затопления соседей, а также для того, чтобы оплачивать долги, созданные моим отцом за период многолетнего проживания. Недавно прошедший суд проигнорировал все приводимые мной доказательства, а также показания многочисленных свидетелей, в том числе и по комнате, где проживает «отказник», признанной Роспотребнадзором несоответствующей санитарным нормам.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter