Рус
Eng

Гагарин как пример для подражания: в 1961 году Запад полюбил русского военного

Аналитика
Гагарин как пример для подражания: в 1961 году Запад полюбил русского военного
Гагарин как пример для подражания: в 1961 году Запад полюбил русского военного
27 июля, 12:20Фото: СоцсетиВ 2019 году в американском Кливленде был установлен памятник Гагарину
Памятники советскому офицеру Юрию Гагарину, более 60 лет назад слетавшему в космос открываются по всему миру и по сей день, в том числе и в «недружественной» Америке

Сергей Митрошин

У патриотов есть стройная теория нелюбви Запада к России и, в частности, к русским. Она заключается в том, что российское общество – передовое, рвущееся вперед, что вызывает недовольство «старых», застойных цивилизаций. Естественное реакция старых застойных цивилизаций, таким образом, – рвущееся общество каким-нибудь образом приостановить, потому что это закон конкурентной борьбы. Как только они услышали, а мы все выкладываем чистосердечно, как по пьяни, про «вставание России с колен» (на колени она была поставлена с распадом СССР), это сопротивление кратно возросло. Причем настолько, что дело уже в настоящий момент даже дошло до потенциального военного конфликта.

Риторически это теория совершенно безупречна. Конкуренция… Неспортивное поведение Запада… Единственно, что непонятно, в чем конкретно выразились вставание с колен и обгон старых цивилизаций? Во всем мире «обгон» измеряется товаром с добавленной интеллектуальной стоимостью, но за последние двадцать мы не слышали о создании таких товаров, кроме, конечно, каких-то супербыстрых ракет военного применения. В воскресенье 25 Первый канал выпустил 5-ти часовой (!) фильм про русофобию, опираясь на публицистику Ги Меттана, но мы не сильно продвинулись в этом вопросе.

На самом деле, другие нации тоже вставали с колен.

Япония после того, как нападала на США, стала мировым производителем электроники, и США это приветствовали. Германия, которая устроила всему миру огромную головную боль своим Гитлером, восстановилась и принялась штамповать товары «немецкого качества» пуще прежнего. И тоже мы как-то пережили. Хотя еще в 60-х, вспомним фильм «Меморандум Квиллера», к ним сохранялось определенное недоверие: вдруг в подполье там куется реванш?

Однако сами по себе последующие экономические успехи вчерашних агрессоров ни в коем случае не превращались в постоянные патриотические фобии «цивилизованного мира», скорее, напротив, ведь успешные страны не болеют ресентиментом, они забывают каждый о своем «Версальском синдроме», торгуют и вступают в глобалистские альянсы.

А может быть всему виной военная победительность России, она источник русофобии?

Действительно, как якобы сказал один из самых почитаемых русских царей Александр III, «у России есть только два союзника — её армия и флот». Или, вернее, только один стОящий союзник – ее силовая структура, от солдат или военных матросов до тайной полиции. Околоточный – лучший союзник. Но с таким подходом к союзничеству трудно ожидать встречного понимания западного общества. Военный парад, который устроил дед почитаемого царя император Александр I под Парижем 10 сентября 1815 года (по старому стилю 29 августа) после победы над Наполеоном произвел странное впечатление на парижан и все европейское общество. Наряду с восхищением, которое обычное вызывают у обывателя массовые военные праздники, было и некоторое ошеломление от зрелища того, как 150 000 человек, будто роботы, синхронно выполняют команды командиров. Было в этом и что-то пророческое. Неужели, Россия в квинтэссенции – это царь и роботы?

А может, Сталин и партия? «Партия - это единый ураган, - писал Маяковский, - из голосов спрессованный тихих и тонких, от него лопаются укрепления врага, как в канонаду от пушек перепонки». Запад явно не был готов к тому, чтобы у него от России лопались перепонки.

Тем не менее, вспомним и другой аспект. России страшно «повезло» побывать союзником западной цивилизации в двух самых кровавых войнах – Первой и Второй мировой. Эх, это бы развивать и обернуть на благо «кредитной истории» государства. Мы были союзниками Антанты и Америки. Мы спасали Запад, Запад спасал нас. Но почему-то эта линия, благодаря патриотам прервалась.

А ведь недоверие к России имело и объективные основания. Прежде всего, это, конечно, относится к революции 1917 года, которая не стала только внутренним делом страны, а подожгла фитили по всей Европе. От спартаковцев в Германии до четырех месяцев Венгерской республики. На ум сразу приходит фильм венгерского режиссера Миклоша Янчо «Агнец божий», 1970, о кровавом и фанатичном восстании в Венгрии в 1919 году. А тем временем к власти в России-СССР пришла политическая группа, которая откровенно грезила о мировом господстве.

Нет, конечно, никто не произносил таких страшных слов как «мировое господство» - это было бы неправильно и политически близоруко, утверждать такое – было бы клеветой на строй, да и само слово «господство» совсем из другого лексикона, не пролетарское. Но в победе советского самого верного учения все были уверены, как и в том, что единый социалистический мир должен управляться из единого центра в Москве. Под это откровенно были заточены коминтерны и планировалась постройка циклопического Дворца Советов. Под это выделялись средства и агентура.

Еще одну порцию недоверия Запада к СССР-России вызвал и финал Второй мировой войны, поскольку все освобожденные СССР страны не без помощи ее армии перешли под протекторат Кремля. Как это было, смотри в «Пепле и алмазе», 1958 г. Вайды. За ними в красный цвет окрасился маоистский Китай. Вирус радикальной переделки природы человека перескочил к Пол Поту, и все с ужасом убедились, во что это обошлось народу Камбоджи.

В 1962 году СССР подтянул свои ядерные ракеты прямо к берегам США, что поставило мир на грань Судного дня, катастрофического исчезновения. Причем, тут ужасно не столько то, что «подтянули» - американцы тоже подтягивают свои ракеты, если им это нужно, и тоже воюют за свой Pax Americana, - сколько наивная безбашенность советских генералов. Они были уверены, что они МОГУТ это делать, и им за это ничего не будет. Пожалуй, мир впервые ощутил себя в руках идиотов.

Казалось бы, все эти примеры и История, перерассказанная таким не комплементарным образом, только льют воду на мельницу патриотов. Ибо, говорят они, это уже не переломишь, а нас не переделаешь. История написана топором. Нам не верят и никогда после этого не поверят, санкции вечны, так что не надо и стараться быть хорошими и искать дипломатические решения. Пусть все идет, как идет.

Но есть один пример, который разрушает все эти построения и, по-моему, доказывает, что стараться все-таки надо. 60 лет назад некий русский майор совершил первый в мире полет в космос, и все сразу забыли, что он военный старший лейтенант. Как будто не было ни революции, ГУЛАГа и КГБ. Он стал мега-звездой, а своей фирменной улыбкой покорил миллионы сердец жителей планеты. Никакой фанаберии, никакой агрессии не проявлял. До сих открываются монументы его имени – последний в Кливленде в 2019 году. В лучах его славы купался Хрущев, как бы говоря при этом: «Это мой человек, посмотрите на него, он не кусается! Я такой же, я с ним, а не с карибскими поджигателями войны».

Почему бы и нам не пойти этим путем, может, еще все наладится? С Макдональдсами веселее, чем без Макдональдсов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter