Рус
Eng
«Бах-бах! Еще одного замочил!» Как люди сходили с ума во время карантина
Аналитика

«Бах-бах! Еще одного замочил!» Как люди сходили с ума во время карантина

27 июля , 17:43
Пандемия коронавируса радикально повлияла на психическое здоровье многих людей, однако эти изменения были и с отрицательным, и положительным знаком.

Когда еще начиналась пандемия, психиатры предупреждали о том, что она принесет довольно ощутимые последствия, поскольку связанный с ней карантин относятся к категории наиболее тяжелых стрессов, когда актуализируется тревога, появляется повышенная раздражительность, снижается настроение, развиваются апатия и нарушения сна с трудностями засыпания и наплывами тревожных мыслей.

Обусловлено это следующими факторами:

- непосредственная неуверенность в завтрашнем дне;

- невозможность повлиять на ход событий;

- ощущение навязанности и бессмысленности нового образа жизни;

- внезапная смена жизненного уклада, обусловленная внешними обстоятельствами;

- невозможность заниматься любым видом деятельности в привычном формате;

- трудности в учебе и работе, обусловленные внедрением непривычных дистанционных программ;

- отсутствие ощущения наполненности жизни за счёт постоянного пребывания дома;

- своеобразная сенсорная депривация, обусловленная малым количеством впечатлений;

- изменение количества и формы личного пространства, определяющееся пребыванием в замкнутом пространстве хоть и с близкими людьми;

- сложности в установлении режима и графика, переход на преимущественно ночной образ жизни;

- избыточное проведение времени с гаджетами, в том числе в социальных сетях;

- обилие противоречивой информации;

- ощущение, что сложившаяся ситуация длится вечно и никогда не закончится, те своеобразным образом меняется восприятие времени.

***

Популярный блогер Александр Лапшин собрал несколько совершенно конкретных примеров влияния карантина на человеческую психику. Они пугают:

«Пройдут годы и последствия всемирных карантинов станут предметом изучения психиатров, а уж как на этом оторвется Голливуд и вовсе вне сомнений. С некоторых пор я начал коллекционировать признаки съехавшей крыши у людей, проведших несколько месяцев в своих квартирах. Вначале я не воспринимал небольшие психических сдвиги всерьез, ну, люди немного грустят и балуются странными вещами, с кем не бывает. Но настолько ли эти вещи безобидны? Вот несколько примеров навскидку, а вы мне скажите, вполне ли эти люди нормальны.

- Приятель работающий в службе охраны одного государственного учреждения в Израиле забавлялся тем, что через щель в жалюзи в окне своей квартиры целился в редких людей на улице из настоящего пистолета выданного на работе и эмоционально имитировал выстрелы "Бах-бах! Еще одного зомби замочил". При этом сам был в одних трусах и испуганной своей маме объяснил "Да я прикалываюсь, в пистолете нет патронов". Это мне рассказала его встревоженная мама, мол, целыми ночами сидит за компьютером и там у него агрессивные игры, а потом к окну подходит. Я ее успокоил, что ничего страшного, расслабляется так человек. Хотя сам не был бы так уверен. Внешне мужик вроде бы адекватный, а тут вон какое дело.

- А вот вам история с точностью до наоборот. Мама моего дальнего родственника, немолодая женщина за шестьдесят стала очень долго спать, практически до обеда. Из дома она практически не выходила три месяца, опасаясь коронавируса. А тут стала в комнате запираться. Не выходит и все. Вначале переживали, жив ли человек вообще. Долго стучались по утрам, она открывала и объясняла, что долго не могла заснуть и поэтому немножко заспалась. Ничего себе немножко, два часа дня. Раз, два, три такие ситуации. Решили в ее отсутствие посмотреть, что происходит в ее комнате. На первый взгляд вроде бы все в порядке, женщина аккуратная, чистюля, все в порядке. Но под подушкой нашли гору успокоительных таблеток, начиная от безобидной валерьянки и заканчивая уже не столь безобидными снотворными препаратами, которые вообще без рецепта не продаются. Причем, судя по всему, она эти таблетки ест пачками, выпивая за ночь вместо одно штуки - не менее пяти-шести. Раньше за ней подобного не наблюдалось. И вот семья не знает, как поступить, но надо что-то предпринимать, пока это увлечение их мамы не привело к трагедии. Это ведь как наркотик, ведущий к нервному истощению и глубокой депрессии. Как бы в итоге в окно не выбросилась.

- А уж сколько сексуальных расстройств случилось у множества людей, в особенности у тех, кто не живет с партнером вместе, или у тайных любовников. Встречаться стало сложнее, плюс панические атаки у застрявших в своих квартирах и оставшихся без внимания и любви женщин. Знакомый поделился, что некая девушка стала ему названивать в любое время дня и ночи. А он женатый человек, у него семья, дети. Да, был у него роман на стороне, причем очень давно, несколько лет, с женщиной которая сама замужем, но несчастлива в браке. Всегда все было тихо и без проблем. И вдруг у нее снесло крышу от карантина и вынужденного постоянного пребывания с нелюбимым мужем в одной квартире. Скандалы, разборки, выяснения отношений - и ведь некуда бежать несчастной, это их общая квартира. Стала звонить моему знакомому "Забери меня отсюда, хочу как тогда, на даче у твоего коллеги...". Он ей объясняет, что сейчас это не вариант, потерпи, скоро этот коронавирус закончится. Потом ей новая идея пришла в голову, мол, сижу сейчас в ванной совсем голая, а давай ты тоже разденешься и покажешь мне своего дружка, я так соскучилась. А мой знакомый, напомню, вообще-то женатый человек. Он ей объясняет, что не могу, я дома и не один. Дошло до того, что она прислала ему ночью СМС, что собирается покончить с собой. К счастью, до этого не дошло.

Страшно представить, сколько таких историй случалось за время карантинов....»

***

Впрочем, есть у карантина и свои плюсы, причем такие, что некоторым даже не хотелось выходить из режима самоизоляции. Таким случаям посвятило свой материал издание «Нож», в котором, в частности, говорится:

«Разные люди переживают карантин по-разному. Кто-то лезет на стенку от невозможности пообщаться с друзьями, кому-то тяжело без людей вокруг, кто-то не выносит вида пустынных улиц. А кто-то впервые за годы почувствовал себя на своем месте.

«С тех пор как нас всех посадили по домам, я впервые за 15 лет выдохнула, — признается Марина. — Я все эти годы жила на вдохе. И вот пришло такое чудесное время, когда ты можешь легально чуть-чуть выдохнуть».

Марина страдает депрессией с 2000 года, она хорошо знакома с паническими атаками и другими спутниками этого расстройства. Одно время Марина даже боялась подавиться едой. В последнее время ей стало лучше, но самоизоляция позволила ей наконец почувствовать себя счастливой.

Таких историй множество. По словам психиатра Любови Мясниковой, сразу несколько ее пациентов говорят: «Как же хорошо! Давайте продлим эту пандемию!»

В основном это люди с избегающим поведением и социофобией, которым трудно было адаптироваться на работе и в обществе. А еще это люди с реактивной гипоманией: они максимально собранны в чрезвычайных ситуациях и предпочитают работать в авральных ситуациях.

(...)

Что будет со всеми этими людьми после снятия карантина? Марина уже чувствует, что тревожность вернется к ней с возвращением обычного темпа жизни, — и ищет способ поддерживать комфортный для нее медленный образ жизни.

Одно из самых фундаментальных и глубоких воздействий COVID-19 на человека — это напоминание о нашей смертности. Причем последствия этого могут быть самыми разными. Психотерапевт Оксана Назарова отмечает, как женщины, хотевшие наладить отношения с партнером, стали рассказывать о резком улучшении семейной ситуации на карантине:

«До пандемии говорили, что они на грани развода; орут, ссорятся, чуть ли не бьют друг друга. А теперь готовы встречаться во время обеденного перерыва, например, чтобы поцеловать друг друга или заняться сексом: не могут дождаться вечера».

Такие люди в восторге от второго медового месяца и, наоборот, боятся, что после карантина всё вернется на круги своя: «Хочу, чтобы пандемия длилась всегда!» По мнению психотерапевта, такие парадоксальные изменения могут быть связаны с внезапным осознанием возможности потери: «Вдруг я умру? Или никогда мужа/жену не увижу?» Опыт переживания возможной разлуки, потери, смерти заставляет людей изменить свои приоритеты.

Столкнувшись со страхом смерти, люди задают себе вопросы, размышлять о которых раньше не было времени, тестируют и перестраивают свою теоретическую картину мира. Оказавшись безоружными перед фактом собственной смертности и обесцениванием привычных стремлений, они проходят все стадии от отрицания до принятия, чтобы в итоге найти способ жить по-новому в изменившемся мире.

И здесь люди с опытом депрессивных расстройств оказываются теми немногими, кто хотя бы отчасти к этому готов — ведь тревожно-депрессивные состояния заставляют переживать страх смерти и учиться с ним жить изо дня в день.

«В этом плане пациенты с депрессией, как ни странно, более психологически зрелые, чем здоровые люди, — говорит Оксана Назарова, — ведь мы живем так, будто смерти не существует. А когда у тебя депрессия, ты всегда помнишь, что умереть можно в любой момент».Люди с аффективными расстройствами и сами чувствуют эту внезапно обретенную ситуативную силу — сейчас они вовсе не изгои, ведь сейчас со всеми происходит что-то подобное.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter