Рус
Eng
Ржевский мемориал: добавят ли чиновники памятнику душу?
Аналитика

Ржевский мемориал: добавят ли чиновники памятнику душу?

27 января 2018, 11:20
Ржев в Великой отечественной войне занимает особое место.Он не овеян славой, как Сталинград или Брест, не оплакан, как блокада Ленинграда, и не мифологизирован, как взятие Берлина.Но нет сражениям под Ржевом равных по отчаянию, безуспешности и кровопролитию. Увековечить память русского солдата должен Ржевский мемориал.

Бутузова Людмила

Что происходит вокруг Ржевского мемориала

Ни одно хорошее дело без подозрений не обходится. Еще месяц назад соцсети с одобреним поддерживали идею создания памятного мемориала на Ржевско-Вяземском выступе, где в 1942-1943 гг. проходили самые ожесточенные бои Великой Отечественной войны. Сегодня настроения сменились. Вокруг будущего памятника происходят странные вещи и, как пишет во Вконтакте пользователь Игорь Ниянов, «заморочки чиновников «одухотворить» памятник в соответствии со своими вкусами приведут к тому, мемориала либо вообще не будет, либо по всему периметру поля расставят бронзовых солдат с автоматами, и мы получим стандартный и безжизненный памятник, посвященный неизвестно чему».

Как это начиналось?

Весной прошлого года группа ветеранов войны предложила создать мемориал советским воинам, павшим под Ржевом. Идея совпала и с настроениями властей. Министр культуры РФ Владимир Мединский не раз высказывался, что с распадом СССР наше общество потеряло немало зримых свидетельств народного подвига в Великой Отечественной войне, «самые яркие, интересные, трогательные и масштабные» из них оказались за рубежом. На месте боев под Ржевом и вовсе не было ничего, достойного тех судьбоносных для страны сражений и подвига миллиона бойцов, отдавших здесь жизни за родину. Идея мемориального увековечивания была поддержана руководителями Союзного государства России и Белоруссии, а также Министерством культуры РФ и Российским военно-историческим обществом (РВИО). Был объявлен открытый международный конкурс на разработку архитектурно-художественного решения мемориала. Особо подчеркивалось, что мемориал планируется создать на народные пожертвования, и он должен быть «масштаба Трептов-парка в Берлине, масштаба памятников нашим советским солдатам-освободителям в Вене, Болгарии, Бресте». Открытие планировалась в 2020 году - к 75-летию Победы.

На авральные сроки разработки и строительства памятника обратили внимание и ветераны, и общественность. Организаторам деликатно напомнили, что мемориал на Мамаевом кургане в Сталинграде строили десять лет. Пусть даже за Ржевским проектом стоит финансовая мощь двух союзных государств, и народные пожертвования потекут рекой, но стоит ли так торопиться? Ведь даже на конкурс для архитекторов отведено всего лишь несколько месяца - с сентября по декабрь 2017 года, а на строительство крупнейшего мемориала - два года. Организаторы, похоже, свое дело знали: сомнения рассеяли, намеченные мероприятия закрутили. Плюсом к делу шло и то, что ожидалось всенародное обсуждение предложенных проектов и выбор лучшего из них по итогам открытого общественного голосования. В былые времена ничего подобного не было, решения принимали партия и правительство. Впервые – решающее слово за народом.

Архитекторы расстарались, на конкурс представлено 13 архитектурно-художественных проектов, выполненных мастерами из Москвы, Санкт-Петербурга, Белгорода, Нижневартовска и Красноярска. В Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе открыта выставка, конкурсные работы представлены и на сайте Российского военно-исторического общества. И там, и там есть возможность проголосовать за понравившийся проект, и оставить свой отзыв. Тысячи россиян воспользовались этим. Оживленное обсуждение идет и в соцсетях.

Об авторах ничего не известно. Это отличительная черта «ржевского конкурса». Если, допустим, известный на весь мир «Оскар» не скрывает номинантов, претендующих на главный приз, но засекречивает состав жюри, то у нас все наоборот: представленные на выставке макеты не подписаны фамилиями авторов, каждому присвоен специальный номер-шифр. Возможно, это и неплохо: зрители сосредоточены на работах, а не на личности автора, который кому-то знаком или симпатичен, а кому-то – нет. А так – номер да номер, проект оценивается объективнее. Но, оказалось, что в авторской анонимности зарыта своя собака.

Лидером народных симпатий, с колоссальным отрывом от других работ, стал проект № 777999.

Ожидалось, что оргкомитет в середине декабря назовет имя победителя. Но жюри вынесло совершенно неожиданный вердикт: конкурс продлить, так как в проекты мемориала необходимо «добавить души», чтобы «скульптурная композиция отражала и само событие, и нашу память о нем». Григорий Рапота, один из попечителей мемориала со стороны Белоруссии, предложил еще и дополнительно привлечь к конкурсу «творческие силы стран СНГ». В итоге конкурс был продлен до середины февраля, а затем и до 1 апреля 2018 г.

Что пошло не так?

Как объяснить такой поворот событий? Очень многим «народным болельщикам» показалось, что претензии насчет «души» сразу ко всем тринадцати конкурсантам выглядят подозрительно натянуто. Фейсбук закипел. Вот что, например, думает по этому поводу одна из посетительниц выставки Татьяна Рузаева: «Продление конкурса наводит на мысль, что мнение конкурсной комиссии не совпадает с мнением народа, на пожертвования которого планируется возводить мемориал. А напутствие “добавить души” вызывает вопрос: кто и на каких весах будет взвешивать необходимое “количество души”»? Петр Иванченко поставил вопрос еще острее: «Лидер “зрительских симпатий” – проект № 777999 , упрекнуть его в бездушии и вовсе невозможно: работа пронизана светлой печалью, мало кому так тонко и поэтично удается передать духовную связь прошлого с будущим».

Боже мой, а мы еще обижаемся, что люди замкнулись на своих гаджетах, очерствели, утратили нормальные человеческие чувства и память о прошлом у многих давно отболела.

А они вон что пишут в своих Фейсбуках: «До слез тронул один проект – очень нестандартное решение и воплощение темы войны. Пронзительно, одухотворённо и, несмотря на трагизм, светло. Особенно в сочетании с гениальными строками Р. Гамзатова. И веришь, что души погибших унеслись в светлую даль. Выдающееся творение!» (Do Svetlana).

«Хочу поддержать проект, как близкий и понятный русскому сердцу. Лирический образ Великой Отечественной войны, этого так сейчас не хватает. Не мешайте ему» (Тодорова Евгения).

Очень многих передергивает от одного только чиновничьего намерения «добавить души» проекту, к которому по-человечески уже и так прикипели.

Протоиерей Георгий Докукин оставил такой отзыв: «Мне кажется, что под лозунгом "добавить души" комиссия отмела тот проект, который полностью олицетворялся с душой русского воина... Он красив, направлен ввысь, куда и были устремлены души погибших солдат, воины не гибнут, а превращаются в белых журавлей. Что может быть красивее и лучше? Видно, что скульптор вложил всю свою душу в эту тему».

Жюри предпочитает не афишировать свою «душевную» позицию, помалкивает на эту тему и Российское военно-историческое общество Владимира Мединского. Что происходит за кулисами конкурса журналистам портала tverigrad удалось расспросить только Андрея Белоцерковского, зам. председателя правительства Тверской области, принимавшего участие в совещании, на котором ни один из проектов не был признан «духовным». Вот что он рассказал:

– Памятника Солдату у нас в стране нет. Если такое место выбирать, то, конечно, ржевская земля – это лучшее место. По силе воздействия это должен быть очень эмоциональный монумент, чтобы он не был, так сказать, «дежурным» памятником, чтобы вызывал отклик в сердцах людей. Он должен восприниматься как мощный художественный образ силы, мужества нашего народа.

– Так почему ни один из 13 вариантов не утвердили?

– Среди них не было такого, чтобы он всех захватил, поразил, оставил след. Такого не было. Плюс к этому есть еще одна немаловажная деталь, которая среди всех обстоятельств имеет одно из решающих значений: скульптурная группа будет стоять, можно сказать, в поле рядом с трассой М-9, и какая-то часть людей будет видеть монумент, просто проезжая мимо. Он должен сразу бросаться в глаза даже издалека. По мнению участников совета, этого пока достигнуть не удалось. Должно быть что-то соизмеримое с Мамаевым курганом. Это очень высокая планка. Поэтому и решили продолжить конкурс. Здесь нет места спешке, надо сделать хорошо, так, чтобы это осталось на поколения. Общая идея этого памятника, я думаю, выражена в стихотворении Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом».

– А лично вам из этих 13 вариантов какой особенно приглянулся?

– Для меня изначально самым лучшим казался памятник, где два солдата стоят, склонив головы друг к другу. Мне он показался ближе по духу. Он не торжественный, а…

– …более скорбный?

– Да. Художественно он мне очень нравится. Единственный недостаток – если на него смотреть издалека, то фигуры неразличимы. Еще есть очень хороший проект фигуры сидящего солдата. Но и ее издалека не будет видно, поэтому ждем еще вариантов.

Посетители выставки на Поклонной горе уже заметили, что некоторых Солдат на макетах нет, их, видимо, унесли на переделку – исправлять позы и разводить головы, слишком близко склонившиеся к друг другу.

- Это не очень хороший симптом, - поделился с «Новыми Известиями» один из архитекторов, неоднократно принимавший участие в региональных конкурсах. – Если забирают работы на переделку и специально для этого продлевают конкурс, несмотря на очевидно лидерство одного из участников, то можно смело утверждать, что именно этот лидер чем-то не нравится организаторам конкурса. Такое происходит сплошь и рядом: конкурсы устраиваются под кого-то, под конкретного, близкого к властям мастера. И если что-то пошло не так, площадку «для своего» расчищают всеми возможными способами. Когда речь идет о каких-то «местечковых» проектах – еще можно перетерпеть, в следующий раз, возможно, и тебя назначат победителем. Но не хотелось бы думать, что «местечковость» примазывается к таким объектам, как Ржевский мемориал. Он слишком велик, и слишком важен для мертвых и живых. Поэтому должен быть безупречен как в нравственном, так и в творческом смысле. Он – народный. Понимаете? Народный, а не чиновничий.

Понимаем. Потому и волнуемся.

Официально

Ситуацию вокруг строительства Ржевского мемориала комментирует Алексей Кондратьев, руководитель отдела культурного наследия Российского военно-исторического общества:

- Конкурс на лучшее архитектурно-художественное решение мемориала продлен до апреля. С чем это связано? Ветераны высказывают опасения, что комплекс просто не успеют возвести к 75-летию Победы.

- Все будет построено в срок, как это и обещалось. Изготовление памятника связано с решением ряда технических вопросов, у РВИО есть достаточно большой опыт их решения. Что касается конкурса – его пришлось продлить. По мнению оргкомитета, ни один из тринадцати авторских коллективов, представивших свои проекты, не смог в полной мере раскрыть тему, не проникся замыслом этого уникального комплекса. Многие пошли по стандартной процедуре – слепили фигуру солдата, группу солдат... Но подняться над традиционным решением не смогли.

- Ну почему же? Народное голосование очень высоко оценило один из проектов. В отзывах пишут, что как раз в этой работе есть и поэзия подвига, и печаль, и та тонкая материя, которая называется «связь поколений».

- Народные отзывы, безусловно, учитывались. Но давайте примем во внимание, что голосование было «самодеятельным», проводилось не на официальном сайте РВИО, а на региональном ресурсе. При всем уважении к журналистам, мы не можем руководствоваться результатами голосования, процедура которого для нас не является прозрачной. Тем не менее, мы учли замечания, выявили недоработки, которые постараемся исправить. Главный недочет — недостаточная информированность о конкурсе в странах СНГ, где тоже есть интересные творческие коллективы, которые хотели бы принять участие в создании Ржевского мемориала. Во втором туре конкурса (а точнее, он начался заново), будет представлен расширенный состав участников, ожидается, что к тем 13 коллективам, что приняли участие в первом конкурсе, добавится еще 20-25 коллективов. В этот раз народное голосование за лучший проект планируется провести на официальном сайте конкурса, и жюри обязательно учтет мнение посетителей при вынесении решения.

- Люди обижаются: что толку голосовать и высказывать свое мнение, если решение все равно принимают чиновники.

- Народное голосование носит рекомендательный характер. В оргкомитет входят компетентные специалисты, реализовавшие множество проектов подобного уровня, их оценкам можно доверять. Зрители зачастую воспринимают проект исключительно с художественной точки зрения, а представители оргкомитета оценивают проект по комплексу художественных, идеологических и технологических факторов. Именно поэтому мнение оргкомитета о достоинствах того или иного художественного проекта, не всегда совпадает с мнением простых людей.

- Расскажите про финансы. Сколько ориентировочно должен стоить памятник такого масштаба как Ржевский мемориал? Кто платит?

- Как только определится победитель и будет утвержден проект, РВИО объявит всенародный сбор средств. Как правило, все значимые памятники в стране возводятся на добровольные пожертвования граждан. Желающих внести свою лепту в увековечение героизма Советских солдат на Ржевском направлении уже сейчас много. Но, не зная победителя, мы пока не можем даже приблизительно оценить, какая понадобится сумма. Кто-то из участников планирует изготовление памятника в бронзе – это одни расходы, при изготовлении в камне и бетоне сумма изменится. Многое будет зависеть от размера создаваемого произведения. В любом случае, организаторы отчитаются о каждом потраченном народном рубле. Призовой фонд для конкурсантов известен с самого начала: 500 000 рублей получит победитель, 250 000 и 150 000 полагается за второе и третье места.

Мемориальный комплекс на Мамаевом кургане, строили всей страной в течении восьми лет. Я искренне надеюсь, что нашими совместными усилиями будет создано художественное произведения сопоставимое по уровню с монументальными произведениями советского периода.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter