Рус
Eng
Врачи: российские медики никаких клятв Гиппократу не приносят
Аналитика

Врачи: российские медики никаких клятв Гиппократу не приносят

26 августа , 13:26
Невероятные диагнозы, которые ставили и озвучивали на публику омские врачи Навальному, заставляют вспомнить врачебную этику, и в первую очередь – знаменитую клятву Гиппократа, которую вроде бы должны давать студенты-медики, прежде чем приступить к исполнению своих профессиональных обязанностей.

Мнения по поводу моральных качеств российских врачей, понятное дело, могут быть разными. Так яростная пропагандистка, медиаменеджер Тина Канделаки уверена (разумеется, на публику) в том, что российские медики в этом смысле безупречны в отличие от хваленых западных. В своем телеграм-канале она пишет:

«... я люблю российских врачей не только из патриотических чувств, а потому, что это образование не перестало быть качественным. Поколение 30-летних врачей доказывает, что это честные и преданные своему делу люди. Они дают клятву Гиппократа и, кто бы на них ни давил, будут поступать по совести, как их и учит профессия. Поэтому я уверена, что наши врачи делали все, чтобы Алексей Навальный выздоровел. И все бы для этого сделали. Не хуже, чем в Шарите, где я тоже была

А вот у практикующего врача и преподавателя Николая Алипова совершенно другой взгляд на вещи:

«В последнее время естественным образом активизировалась врачебно-геройская тема.

Выжврачи. Выж, …., клятву давали. Иногда даже возмущаются студентами 4-5 курсов, которые вдруг могут не захотеть хватать гигантскую вирусную экспозицию, потому что (упс, так вышло!) посносили стационары и устроили столпотворения в метро.

И вот что я думаю по этому поводу. Полагаю, что я высказываю мнение многих врачей...

Сначала для уточнения.

Клятву Гиппократа никто уже нигде не дает, в разных странах разные правила, есть этические и профессиональные кодексы и пр.

В СССР была «Присяга врача Советского Союза». Сейчас нет СССР, нет и присяги. Никаких курсов официальных прав и обязанностей. Ну, кроме разъяснения понятий преступной халатности...

А теперь о главном.

Первое. Работа врача, разумеется, включает некий кодекс чести, благородства, самопожертвования, ну и все такое, это не некие высокие слова, а естественное, сформированное ежедневным опытом состояние психики. Но это не значит, что его надо нагло эксплуатировать.

А у нас происходит вот что. В СССР была бесплатная (нередко условно, все это прекрасно знали) медицина. Это было бы прекрасно, если бы она была бесплатной для больных, но она была бесплатной еще и для врачей. Ординатор получал 110 руб., зав. отделением - 140 руб...

Для сравнения: водитель автобуса получал 400 руб. И сформировался устойчивый архетип о благородной самоотверженной фигуре врача, что в чуланчике подсознания означало раба и лакея.

В Свободной России у кого-то остался этот живучий (потому что полезный) архетип, а кто-то откровенно провозгласил всех, не умеющих воровать, лохами и грязью под ногами. Ну, и конечно же обслугой, которая вдобавок не имеет право не то что на ошибку, но вообще на то, что не нравится заказчику.

И вот в последние годы, как все знают, прошла волна уголовных преследований врачей. И что наше население? Кто встал на защиту Элины Сушкевич? Кто знает об отбывающих реальный срок психиатрах? А ведь смогли же добиться пересмотра дела Голунова, например, и не только. Это прекрасно, конечно, но вот врачи, перед которыми раньше за квартал шапку снимали, сидят, и почитайте в сетях, что о них пишет изрядная часть населения.

А вот теперь у нас КОВИД. И население (не все, не все) взвыло: давайте, ребята. на амбразуры. Есть СИЗы, нет – ваше дело даже не то что благородное, а, б..., обслуга.

Студентов моих, несмышленышей, пошлют переворачивать больных на живот и обратно, например. Вы представляете, что это такое в плане вирусной экспозиции? А думаете, даже при наличии СИЗов, прямо все будут следить за их правильным использованием? Надеванием по системе напарников? А что это врачи-то так мрут, вроде же в эпидочагах у них особая защита? Скафандры, как в голливудском кино?

А как бы вам понравилось, если бы я, например, рассказал о враче, у которого сняли премиальные за то, что он посмел заразиться КВ в стационаре, официально не признанным ковидным?

Эта вся геройская тема осточертела врачебному сообществу. Оно и так исполняет свой долг, в том числе и бесплатно, но не надо из врача делать Боксера из «Скотного двора».

В нас все, что нужно, вшито без всяких клятв и присяг. Но вот если мы, например, не захотим оставлять сиротами своих маленьких детей, или вдруг нам не выплатят причитающуюся и обещанную плату за страх (Ж.Арно, на всякий случай), то мы будем уходить, как и все бы ушли, и претензии просим предъявлять к тем, кто сносит больницы, устраивает давки в метро и врем в глаза о благополучии, и уж своих детей точно в ковидные стационары не пошлет, да и самих их впереди на лихих конях что-то не видно.

В медицинском сообществе зреет недовольство на грани взрыва. Еще пару свободных профсоюзов, конечно, объявят агентами Госдепа, педофилами, либерастами, кем там еще.

Но ведь врачи – это не журналисты, не артисты и не спортсмены. Без врачей, вот незадача, можно и помереть. Так что, если не можете помочь материально, не учите жить и аплодируйте по вечерам с балконов...»

О том, чем пресловутая клятва оборачивается на практике пишет сайт Medicfatal, на главной странице которого стоит такой лид: «Они забыли клятву Гиппократа». Там публикуются пугающе многочисленные случаи нарушения элементарной даже не врачебной, а простой обывательской этики в медицинских учреждениях России. Недурно бы эту подборку прочитать Тине Канделаки.

«НИ» приводит только малую толику из этой чудовищной коллекции, собранной на сайте:

«Миллион за смерть роженицы. Приговор обжалуется

В Забайкальском крае суд обязал Кыринскую центральную райбольницу выплатить более 1 миллиона рублей за смерть женщины, умершей через два часа после рождения дочери. Данное дело вела юрист Анастасия Коптеева, сотрудничающая с «Зоной права» и международной правозащитной группой "Агора".

Алена Пушникова попала в Кыринскую центральную райбольницу при 3-й беременности. Ранее у неё были диагностированы два кесарево сечения с двумя рубцами на матке, расположение плаценты по передней стенке матки, что является угрожающим фактором для врастания плаценты в полость матки и обильного кровотечения.

Несмотря на этот отягощенный анамнез, врачи больницы запоздало выставили Пушниковой высокую степень риска и указали на необходимость родоразрешения в стационаре 3 уровня в ГБУЗ «Забайкальский краевой перинатальный центр». В результате этих ошибок в июле 2017 года, Алену долго продержали в районной больнице и не госпитализировали в Читу. Схватки усилились, и врачами было принято решение провести кесарево сечение под анестезией.

У Алены Пушниковой родилась девочка, но состояние женщины резко ухудшилось и через два часа она умерла.

Эксперты установили, что реаниматолог Олег Никитин с нарушением и запозданием провел необходимые манипуляции.

Как следствие — произошел заброс желудочного содержимого в легкие, которые получили сильный химический ожог, и наступил резкий спазм сосудов, нарушение малого круга кровообращения и произошла острая остановка сердца. Без мамы остались трое ее несовершеннолетних дочерей.

В сентябре 2019 года суд приговорил Олега Никитина к 2 годам ограничения свободы по ч. 2 ст. 109 УК РФ. Однако его освободили от наказания в связи с истечением срока давности.

За смерть ребенка родители отсудили 2.5 миллиона рублей

В Чите выплатили денежную компенсацию родителям, потерявшим ребенка из-за неправильно проведенных родов.

Весной 2017 года Олеся Бородина поступила в Забайкальский краевой перинатальный центр. Беременность проходила хорошо, но женщина находилась в группе высокого риска из-за последствий прошлых родов. И из-за этого ей назначили плановое кесарево сечение.

Но во время родов врачи Анастасия Карасева и Мария Василевская отказали ей в проведении данной операции. Женщина рожала самостоятельно почти 10 часов, прежде чем ей сделали кесарево сечение. В результате состояние ее и ребенка стало критическим.

Произошел разрыв матки и мочевого пузыря, ребенок пострадал от неправильных родов и умер от их последствий спустя месяц.

В 2019 году по факту гибели ребенка и причинения тяжкого вреда здоровью матери возбудили уголовное дело, вину врачей доказали в суде. В итоге после нескольких приговоров суда и обжалований, Центральный районный суд Читы постановил выплатить родителям 2,5 миллиона рублей моральной компенсации за смерть ребенка от врачебной ошибки.

О Первой университетской клинике. Или как делать миллионы на страхе

Про Первую Университескую клинику. Или миллионы не спасают от смерти,когда всем плевать от безнаказанности.

История 1 Все началось с болей в животе. Мужа Елены, ведущего научного сотрудника Российской академии наук, скорая привезла в Первую университетскую клинику. Врачи уверяли: на ноги поставят быстро, но через две недели Алексей Платэ впал в кому и скончался. Говорит Елена Платэ -"Мы заплатили около 2,3 млн рублей. Эти деньги с нас взяли за халатность, за безграмотность, за безжалостное отношение к больному человеку" Вскрытие показало Алексей Платэ умер из-за оторвавшегося тромба, хотя лечили его от отравления.

История 2 Мама Руслана тоже попала в ту самую клинику. Ее госпитализировали с болями в тазобедренном суставе. А смерть наступила из-за остановки сердца. Сын Руслан рассказывает -"Прошло 36 часов, 200 тысяч рублей потрачено, никакой помощи не было оказано, мама, которая разговаривала и могла передвигаться, просто в лежку. В итоге я узнал, что ее при приеме просто закололи, одели памперс, и все. Человек лежит и спит, а деньги идут"

Все пациенты попадали в больницу одинаково: им становилось плохо, родные вызывали частную скорую, в пути их убеждали, что помочь могут только здесь. Далее родственникам говорили: вашему близкому стало хуже, требуется перевод в реанимацию. Оплата 150 тысяч рублей в сутки. "По итогам последней проверки этой частной больницы, выявлены факты нарушения порядка оказания медицинской помощи пациентам с онкологическими заболеваниями и с острыми нарушениями мозгового кровообращения", – заявила помощник руководителя территориального органа Росздравнадзора по г. Москве и Московской области Елена Баландина.

За грубейшие нарушения правил оказания помощи столичный Росздравнадзор опечатал реанимацию и анестезиологию. После серии сюжетов о Первой университетской клинике на канале "Россия 24" проверить ее решил Следственный комитет. Помощник руководителя ГСУ СК РФ по г. Москве Мария Карьгина говорит: -"По фактам, изложенным в новостном сюжете федерального телеканала организовано проведение доследственной проверки". Эту клинику следователи уже проверяли и даже возбуждали уголовное дело. После того, как Эльвире Наджаровой отказались отдавать там сестру. У Вероники был рак. В Краснодаре ее случай признали безнадежным, а врачи Первой университетской клиники в Москве пообещали помочь. Дальше схема стандартная – реанимация и космические счета. Эльвира говорит - "Мне звонили каждые 5-10 минут и фактически вымогали деньги, Мне было сказано, что ни документы, ни мою сестру мне не отдадут". После скандала Первая университетская клиника ушла в подполье. Родственники погибших пациентов хотят добиться привлечения руководства клиники к уголовной ответственности. И настаивают на ее полном закрытии...»

И подобных случаев нарушения непроизнесенной Клятвы там еще великое множество.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter