Рус
Eng
Взаимный вакуум: почему назначение губернатора Дегтярева – серьезный промах Кремля

Взаимный вакуум: почему назначение губернатора Дегтярева – серьезный промах Кремля
Аналитика

26 июля , 13:19
Лучшее, что может совершить сейчас Москва, чтобы избежать больших политических неприятностей - это выдвинуть на выборах реального оппонента Дегтяреву, чтобы дать ему возможность проиграть

Приезд в Хабаровск кремлевского назначенца Дегтярева не изменил отношения хабаровчан к аресту своего губернатора Фургала – они так же выходят на такие массовые акции протеста, как делали это до Дегтярева. Это не могло остаться незамеченным для экспертов, причем не только оппозционных. К примеру, прокремлевский журналист и публицист Дмитрий Соколов-Митрич пишет в своем блоге:

«Похоже, Дегтярев - это серьезный промах, (...) причем с серьезными репутационными и электоральными последствиями (...), и не регионального масштаба промах, а всероссийского.

(...)

Бит главный президентский козырь: я с народом. Вы там каких-то сферических коней демократии в вакууме пасете, а я реалист, у меня с людьми незримая связь, я их понимаю и он меня. И если даже где-то кое-что у нас порой, то я прилечу в голубом вертолете и все разрулю по справедливости.

Так вот - теперь эта связь разорвана.

Ну, ладно - сделаем наивные лица и предположим, что Фургал действительно душегубец, каких свет не видывал, хабаровский губернатор своим коварством глубоко ранил президентское сердце и доверие к нему нельзя было не потерять.

Но почему Дегтярев?! Зачем в уже закипающий регион на смену действительно популярному политику присылать заведомо неприемлемую и унизительную для хабаровчан фигуру? Ведь от него за версту разит тем, что он попросту глуп. Мальчик из инкубатора Васи Якеменко, продукт мертвых политтехнологических экспериментов начала нулевых типа "Идущих вместе". Ну, да - голос позаимствовал у Лебедя, лицо научился делать кирпичом - но внутри так и остался человеком с трехэтажными комплексами Карандышева. "Для меня самое тяжкое оскорбление - это ваше покровительство", - говорит в «Бесприданнице» Лариса Дмитриевна. Вот и для хабаровчан жить с таким губернатором - тяжкое оскорбление.

(...)

Почему нельзя было вместо Фургала предложить людям фигуру, которую они могли бы принять без потери лица? Желательно местного, а если местного ну никак, то хотя бы просто человека с яйцами. Способного в первый же день выйти к людям и с ними поговорить на их языке. А не баррикадироваться в кабинете, отпуская через губу высокомерные реплики в соцсетях. Типа мы тут с Владимиром Владимировичем работаем для вас, дураков, он вот нам косточку на 1,3 миллиарда прислал, а вы вместо того, чтобы идти к черту, шумите у меня под окнами, записывать ролик в инстаграм мешаете.

Такого обращения и в других-то регионах не прощают, а на Дальнем Востоке подавно.

Ну, то есть из всех назначений, какие только можно было себе представить, Дегтярев - наихудшее. Выстрел самому себе в ногу.

И зачем?

Чтобы не обидеть Владимира Вольфовича и соблюсти партийный баланс?

Но ЛДПР и не такое проглатывала, она уже давно превратилась в фикцию с престарелым харизматиком во главе. Вышла бы пара сотен человек на улицу, помахали бы своими изумрудными флажочками и разошлись.

(...)

У меня только одна версия.

Путин устал.

Нет, еще не той усталостью, какой устал в свое время Ельцин, когда решил уйти. Силы пока есть, но зрение уже притупилось, чутье подводит, все чаще не хочется лишний раз напрягаться, а просто довериться готовым решениям, предлагаемым со стороны. Блюсти баланс в ближнем кругу, а они там уже как-нибудь сами.

Именно на такой усталости и прогорают, как правило, все "отцы нации", действительно сделавшие много хорошего для Отечества, но потом почему-то решившие, что без них оно осиротеет.

Лучший маневр, который сейчас можно совершить, чтобы избежать больших политических неприятностей - это выдвинуть Дегтяреву на выборах реального оппонента и дать мальчику возможность проиграть....»

Политолог Александр Кынев полностью разделяет мнение Соколова-Митрича:

«Рейтинг Дегтярева невосстановим. Он совершил фатальные ошибки изначально. С первого дня ведет себя по-хамски. Просто публично оскорбляет людей, которые живут в регионе, куда он приехал. То есть он ведет себя так, как будто он диктатор с какими-то чрезвычайными полномочиями, а все, кто не согласен, должны «идти на» и там многоточие. Вот он почти дословно так посылает людей.

Так руководить нельзя — так может вести себя гопник на районе. Я в своей жизни не видел ни одного губернатора в России, в девяностые, нулевые и десятые годы, который бы позволял в таком стиле публично что бы то ни было заявлять. Это новый политический эксперимент. Губернатор, ведущий себя как гопник на районе, — это новое слово. Естественно, его тут никто не примет. Он превратился в пугало и посмешище одновременно...»

А политтехнолог Глеб Павловский видит выход из создавшегося положения в проведении процесса над Фургалом именно в Хабаровске, и, что самое интересное, Кремль словно услышав этот призыв, сделал первые шаги: сегодня Дегтярев заявил, что он «за открытый процесс». Но это пока только капля в море, по мнению Павловского:

«Совершенно очевидно, что бенефис Дегтярева провален. Отчасти по его вине, он проявил удивительное непонимание ситуации и неуважение к жителям края. Но в большей степени потому что Хабаровск и край не приняли решение, которое им навязано. Новый губернатор не станет решением в ситуации, когда город и край отвергают право центра им диктовать. Дегтярев привнес в ситуацию только личную некомпетентность.

Есть сильная и слабая сторона происходящего. Сильная в том, что это спонтанное движение города и края, а слабая в том, что у них нет представительства. Они должны либо создать такое представительство, чтобы оно вступило в переговоры о решении с центром. Либо центр кого-то будет репрессировать наугад.

Вообще не осталось площадки политической для переговоров. Они все давно уничтожены. Теоретически такой площадкой могло бы быть Законодательное собрание местное. Или Государственная дума могла бы взять на себя третейские функции. Могли быть даже хоть какие-то теневые переговоры в администрации президента, но ничего этого нет. Разрушение и уничтожение политических инструментов ведет к тому, что такие ситуации будут становиться нерегулируемыми. А подавление загоняет проблему внутрь. Рано или поздно, конечно, все затихнет. Люди не могут вечно протестовать — им надо жить и работать. Но проблема в какой точке это затихнет? Применить силу - против кого, собственно говоря? Если даже мэр Комсомольска-на-Амуре выходит навстречу протестующим и благодарит за поддержку.

Требование судить Фургала на месте, в Хабаровске, могло бы быть основой для компромисса. Оно не является чем-то невозможным и вполне себе правовым. Суд присяжных в Хабаровске это нормально. Но и здесь нужны какие-то переговоры. Я понимаю, почему центр этого боится, но таким образом дело идет к более острой фазе конфликта. Возможны сопровождающие действия, вроде забастовок на предприятиях или в других регионах.

Итог означает урегулирование. Трудно представлять, как оно может выглядеть сегодня. Политическая ситуация развивается в политическом вакууме. У протестующих нет представителей. И независимо от причины, это создает трудности. Потому что непонятно, как и с кем разговаривать, как искать компромисс. Но с другой стороны, и власти создали такую же симметричную ситуацию вакуума, потому что Дегтярев — явно не переговорщик...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter