Рус
Eng
Военные ведомства России и Китая намерены «дружить» против США на Дальнем Востоке
Аналитика

Военные ведомства России и Китая намерены «дружить» против США на Дальнем Востоке

26 июля 2019, 17:48
Характер текущих российско-американских и китайско-американских отношений делает рост военного сотрудничества России с Китаем на антиамериканской основе неизбежным

О важных событиях в российско-китайском военном сотрудничестве пишет эксперт Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин на сайте Московского Центра Карнеги.

Сначала было опубликовано распоряжение российского правительства о проведении переговоров с Китаем по подготовке нового соглашения о сотрудничестве в военной сфере, а затем, состоялось первое совместное российско-китайское патрулирование дальних бомбардировщиков над акваторией Японского моря.

Правда, оно вызвало скандал в связи с возможным нарушением российским самолетом воздушного пространства Южной Кореи вокруг спорных островов Леонкур, но мало что меняет в сути ситуации.

Пока между министерствами обороны России и Китая действует соглашение 1993 года, абстрактное по содержанию, созданное, чтобы оформить условия для развития военно-технического сотрудничества двух стран, причем в нем прямо не предусматривалась возможность проведения совместных учений, хотя и содержится пункт «другие формы по взаимному согласованию». Ежегодно в декабре стороны принимали план сотрудничества на следующий год, который содержал конкретные меры по развитию взаимодействия, а в 2017 году была принята трехлетняя дорожная карта до 2020 года, которая создавала реальную правовую основу для более полного военного сотрудничества между двумя странами.

Народно-освободительная армия Китая (НОАК) и российские вооруженные силы давно участвуют в нескольких весьма масштабных и сложных совместных учениях и готовятся к возможности проведения при определенных условиях совместных операций, а в сфере военно-технического сотрудничества они перешли от поставок вооружений к сотрудничеству в его разработке и ограниченной промышленной кооперации.

Однако отсутствие прописанных процедур взаимодействия затрудняет планирование сотрудничества и лишает его прочной правовой основы. До недавнего времени это могло вполне соответствовать интересам и Москвы, и Пекина, поскольку страны активно использовали друг друга в качестве балансиров в политических играх с США.

Однако теперь Россия перешла к системной с США, а потому и инициировала перевод сотрудничества на более долгосрочную основу. Следом к системной конфронтации перешел и Китай, так что возникли условия для нового постоянного соглашения. К примеру, военно-морские учения, учения ПРО на театре военных действий или участие в стратегических учениях друг друга, а также такие, как упомянутое совместное патрулирование боевой авиации или сотрудничество в сфере стратегической ПРО.

Таким образом, речь идет о довольно важном сдвиге в отношениях сторон. Состоявшееся 23 июля совместное патрулирование показательно в данном контексте, поскольку говорит о намерении России активно включиться в китайскую политику военного сдерживания США в Азии.

В патрулировании участвовали китайские бомбардировщики H-6K и российские Ту-95МС, и самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления двух стран. Их задачей, вероятно, была фиксация действий ВВС Южной Кореи и Японии в ответ на появление российских и китайских самолетов с целью получения разведывательной информации.

Хотя H-6K не играет важной роли в китайских силах ядерного сдерживания, это носитель высокоточных крылатых ракет с ограниченной дальностью, зато удобен на Тихоокеанском театре военных действий для массированных неядерных ракетных ударов по объектам военной инфраструктуры США и их союзников вплоть до Гуама. Российские стратегические бомбардировщики благодаря модернизации тоже способны применять неядерные высокоточные средства поражения. Так что это сотрудничество Их переход к выполнению задач над Тихим океаном совместно с китайскими колле заставляет по-новому взглянуть на перспективы возможного конфликта в данном регионе.

Речь идет о серьезном увеличении ударного потенциала ВВС НОАК, что, в свою очередь, потребует определенных и весьма затратных ответных мер со стороны США и их союзников – без каких-либо дополнительных затрат со стороны России и Китая.

Если еще недавно российский фактор в вооруженных конфликтах в Восточной Азии игнорировали, то теперь дальняя авиация позволит России серьезно повлиять на военную обстановку в регионе. Тем более, что характер российско-американских и китайско-американских отношений делает рост военного сотрудничества России с Китаем на антиамериканской основе неизбежным.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter