Рус
Eng

Сила бессилия: Лукашенко сперва погрозил, а потом пошел на попятную

Аналитика
Сила бессилия: Лукашенко сперва погрозил, а потом пошел на попятную
Сила бессилия: Лукашенко сперва погрозил, а потом пошел на попятную
26 июня, 09:49Фото: Фото: СерпомПо
Жесткие санкции Евросоюза против диктаторского режима уже принесли первые плоды.

Как уже сообщали «Новые Известия», президент Белоруссии Лукашенко заявил вчера о возможности введения военного положения в Гродненской области. На такие меры президент готов пойти, чтобы не допустить спада в экономике из-за западных санкций. Это, казалось бы, грозное заявление, может оказаться пшиком, поскольку следом Лукашенко сделал ход противоречащий антизападному пафосу, выпустив под домашний арест «врагов народа» Протасевича и Сапегу. Тем не менее, слова диктатора о военном положении породили волну комментариев в экспертной среде.

Политолог Илья Гращенков в связи с этим высказыванием бьет тревогу:

«Лукашенко создает хунту? Вчера президент Беларуси заявил, что может ввести военное положение в Гродненской области, а затем – во всей Белоруссии. Данное решение является ответом на наложенные Западом санкции на режим батьки. В общем, Лукашенко решил «бомбить» свой Омск, население республики должно будет заплатить за право жить при своем бессменном президенте. Что означает введение военного положения?

Военное или осадное положение — особый правовой режим предусмотренный законом (ЗРБ № 185-З, от 13 января 2003 года, «О военном положении») Белоруссии, вводится в военное время, устанавливается решением высшего органа государственной власти в случае агрессии против государства. Характеризуется введением в действие чрезвычайных мер по охране госбезопасности. Устанавливается повышенная ответственность (по законам военного времени) за неподчинение приказам и распоряжениям военных властей государства вплоть до расстрела. Военное положение предусматривает ограничение прав и свобод граждан, таких как свобода перемещения, свобода собраний, свобода слова, право на судебное рассмотрение дел, право на неприкосновенность имущества и тому подобное. Кроме того, судебная и исполнительная власть может быть передана военным судам и военному командованию соответственно.

Данная мера характеризует переход Беларуси от правового государства к военному режиму, который готов пустить в ход любые средства, чтобы сохранить власть в стране. Санкционное давление ухудшает и без того слабую экономику и введение ВП позволит заранее купировать угрозу протестов и попыток свержения власти изнутри. Опыт Венесуэлы показывает, что при сильной армии, а также финансовом благополучии элит, удерживать власть даже в разрушенном государстве можно годами…»

Обозреватель «Коммерсанта» Дмитрий Дризе считает, что Европе, наконец, надоело терпеть выкрутасы Лукашенко и она решила действовать беспрецедентные жестко. Причем, ни в Минске, ни в Москве, по мнению Дризе, ничего подобного не ожидали:

«В результате экономика республики рискует оказаться на гране коллапса, что неизбежно приведет к самым плачевным последствиям для как для самого Александра Лукашенко, так и для его ближайших соратников. И эти меры, естественно напрямую затрагивают Россию, которая оказалась перед выбором – либо спасать откровенно тонущий режим и самим рисковать попасть под мощный каток новых санкций, или же вынудить союзника все-таки уйти, или же пустить дело на самотек.

Мы видим, что Батька уже пытается торговаться, выпускает под домашний арест Протасевича и Сапегу и одновременно грозит введением военного положения. И, что самое интересное, на фоне всего этого ЕС предлагает Кремлю наладить отношения – то есть прекратить поддерживать официальный Минск и пересмотреть свою собственную политику в отношении Запада. И Владимир Путин демонстрирует, что, в принципе, не против. Хотя антироссийское упорство некоторых партнеров по ЕС, а также «силовые башни» внутри России рискуют свести на нет крайне разумную инициативу Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона – начать прямой диалог с российским коллегой.

Однако даже и без этого Россия не может физически взять на буксир тонущую Белоруссию – это чревато очень серьезными рисками для собственной экономики, которая и так не в лучшей форме. Плюс - напавший ковид, выборы, подковерные элитные войны и опасность новой волны протестов. Все это сужает пространство для маневра. Да и, к тому же, среднестатистический российский гражданин, несведущий в глобальной политике, не совсем понимает необходимость Союза с Белоруссией «любой ценой». Тем более, когда эта самая «цена» неизбежно отразится на его кармане.

Таким образом, секторальные санкции ЕС, а также прошедший саммит России и США в корне меняют ситуацию не только в России и Белоруссии, но и на всем постсоветском пространстве в целом. При этом понятно, что перемены не могут наступить сразу – скорее всего, впереди крайне тяжелый период, но можно в очередной раз повторить фразу классика - «процесс пошел», и остановить его не представляется возможным…»

Журналист Василий Аленин уверен, что санкции уже начали работать:

«Санкции животворящие свое дело уже делают. Протасевича и его подругу Сапегу перевели из СИЗО под домашний арест. Россиянка Сапега даже (новое слово в практике домашних арестов) пообедала с родителями в ресторане.

Вряд ли, потому что выбили из них все нужные показания. И уж точно не из-за внезапно проснувшегося милосердия батьки – оно ему неведомо. Остальные политзэки сидели и сидят. От блогера Сергея Тихановского, с которого по всей Беларуси началось движение против «Саши 3%», до экс-главы «Белгазпромбанка», экс-кандидата в президенты Бабарико и членов президиума Координационного совета оппозиции Марии Колесниковой и Максима Знака. Бабарико запросили 15 лет, дело Колесниковой и Знака передали в суд. им грозит до 12 лет.

А тут ЕС запретил экспорт белорусского калия, нефтепродуктов и табака, ввел санкции против банковского сектора – и оппозиционных блогеров хоть под домашний арест, но отпустили.

Вот она сила бессилия!»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter