Рус
Eng

Афганистан после ухода западной коалиции: признать поражение или расчленить страну?

Аналитика
Афганистан после ухода западной коалиции: признать поражение или расчленить страну?
Афганистан после ухода западной коалиции: признать поражение или расчленить страну?
26 июня, 11:35
Афганистан, раздираемый многолетней гражданской войной «все против всех», в очередной раз входит в критический для себя поворот. Война, которую начали США после известных событий 11 сентября 2001 года, приблизилась к своему логичному, хотя и бесславному, завершению – американцы и их союзники выводят войска.

Виктор Кузовков

Увы, полностью добиться заявленных целей западной коалиции не удалось. Движение «Талибан» (запрещено в РФ - ред.)все так же контролирует сразу несколько афганских провинций, а буквально в последние дни и недели добилось значительных военных успехов – талибами заняты более пятидесяти районов Афганистана, ранее контролировавшиеся правительством, они вышли на северную границу страны и даже заняли несколько переходных пунктов на границе с Таджикистаном и Узбекистаном. А самое неприятное – правительственные подразделения часто либо переходят на сторону талибов, либо просто разбегаются, отказываясь воевать без поддержки подразделений США и их союзников по коалиции.

Ситуация настолько сложна, что американские спецслужбы пересмотрели свой прогноз относительно того, как долго продержится в Кабуле нынешнее правительство Афганистана. Сейчас они отпускают ему не более полугода жизни после вывода из Афганистана американских войск. Как следствие, Вашингтон может замедлить вывод своих войск из этой страны, о чем заявил пресс-секретарь американского минобороны Джон Кирби. Но сейчас уже трудно сказать, поможет ли это Афганистану – ограниченное присутствие американцев, как видим, уже почти не сдерживает талибов, а полноценного присутствия в прежних объемах янки, судя по всему, хотят избежать.

Добавим к этому, что за ситуацией с тревогой следят в государствах Средней Азии. Например, Узбекистан на днях привел армию в полную боевую готовность. Поводом стало то, что более пятидесяти афганских военных и ополченцев перешли через афганско-узбекскую границу. Нет, у них не было никаких агрессивных намерений – они просто спасались от талибов. Но для Ташкента, вероятно, это стало четким предупреждением – талибы близко, они уже на границе Узбекистана, и война в любой момент может перекинуться и на эту страну.

Россия, разумеется, в такой ситуации тоже не может оставаться безучастной. В Москве опасаются, как минимум, роста транзита наркотиков из Афганистана через Среднюю Азию (хотя куда уж больше, казалось бы). А в случае серьезного обострения ситуации еще и миллионов беженцев, которые могут хлынуть в направлении Москвы через наши прозрачные южные границы. Ну а террористическая угроза, как мы понимаем, является весомой добавкой в обоих этих вариантах. Так сказать, острая специя в среднеазиатском блюде, которое вот-вот могут подать к нашему столу.

Будем откровенны – пока не совсем ясно, что нам со всем этим делать. Вариантов, как всегда, несколько, но очень похоже, что однозначно хороших среди них нет. Например, уже раздаются осторожные (пока) голоса, призывающие Москву тряхнуть стариной и ввести в Афганистан свой «ограниченный контингент» войск для поддержки официального Кабула. Дескать, в Сирии же получилось, так почему бы и не повторить в Афганистане? Наверное, нормальному человеку не нужно объяснять, что такое решение окажется плохим буквально со всех точек зрения. Но «на каждый роток не накинешь платок», приходится с удивлением выслушивать и это…

На самом деле, относительно адекватные варианты, способные вывести Москву в плюс, все-таки существуют. Хотя, повторюсь, однозначно хороших просто нет…

Вариант первый. Признание движения «Талибан» в качестве законной политической силы Афганистана. И, как следствие, автоматическое признание правительства, сформированного ими в Кабуле сразу после падения нынешнего. Дальше, разумеется, сложная дипломатическая работа по выстраиванию отношений, купированию возможной агрессии талибов на север, в Среднюю Азию, торговое, военное и промышленное сотрудничество. То есть, фактически речь идет о попытке, насколько это возможно, поставить новое правительство, сформированное талибами, на рельсы сотрудничества и взаимного уважения.

Этот вариант, безусловно, имеет как сильные, так и слабые стороны. Хорош он, прежде всего, тем, что талибы почти наверняка смогут контролировать ситуацию во всем Афганистане. То есть, договариваться с ними будет трудно, но в случае успеха можно будет надеяться на выполнение этих договоренностей. Кроме того, опыт пришествия талибов во власть показывает, что наркомафию они не очень жалуют и за торговлю опиумом вполне могут и расстрелять. Во всяком случае, в конце прошлого века, когда они контролировали Кабул, посадки опиумного мака были под запретом и афганский наркотрафик в Россию подпитывался, в основном, из северных провинций этой страны, контролируемых таджикским и узбекским ополчением.

Также можно надеяться, что они сделали некоторые выводы из сотрудничества с Усамой бен Ладеном, которое привело в двадцати годам бомбардировок их кишлаков. И если так, то они наверняка будут сдержаннее в вопросах поддержки международного терроризма и превратятся во что-то похожее на нынешний иранский режим- ортодоксальный, но вполне договороспособный.

Из минусов стоит отметить то, что наши предположения могут оказаться не совсем верными и талибы все-таки не удержатся от соблазна продолжить экспансию в Среднюю Азию. А даже если у нас и получится наладить с ними относительно нормальные отношения, очень велик риск того, что Москва начнет, как в случае с Чечней, «тушить пожар деньгами». Да, в случае с Грозным это отчасти получилось, но только очень оптимистичный человек может сказать, что Чечня сейчас на сто процентов является лояльным членом Российской Федерации. В случае же с Афганистаном это будет и на порядок сложней, и на порядок дороже. И с еще менее прогнозируемым результатом…

Вариант второй - это расчленение Афганистана. Да, хотя это и не совсем этично, но кто-то уже должен это озвучить. Думаю, всем, включая афганцев, станет только лучше, если это государство перестанет существовать в нынешнем виде и на его месте образуется несколько «независимых республик». На первый взгляд, неплохо смотрятся перспективы таджикской и узбекской диаспор на территории Северного Афганистана. И для нас, в общем, не так уж критично, станут ли Кундуз и Мазари-Шариф частью Узбекистана, Таджикистана, или все-таки смогут состояться, как самостоятельные государства. Главное в этой ситуации, что непосредственная угроза будет отодвинута от границ среднеазиатских стран, а местные вооруженные силы, при поддержке Душанбе, Ташкента и Москвы, смогут оказаться достаточно сильными, чтобы не пустить талибов на Север.

Сложность этого варианта в том, что его реализация очень сильно зависит от крупнейших мировых геополитических игроков, и в первую очередь, от США. А вот надежда на то, что Вашингтон хоть сколько-нибудь заинтересован в стабильности среднеазиатского региона, нет никакой. Поэтому действовать в этом направлении Москве придется на свой страх и риск, что после Крыма, будем откровенны, особенно сомнительно.

Из плюсов этого варианта отметим то, что в него на нашей стороне (хотя в первую очередь, конечно, на своей собственной) будут вовлечены ключевые государства Средней Азии, а именно Узбекистан и Таджикистан. То есть, это гарантирует нам хотя бы то, что в регион не придется посылать российские регулярные военные подразделения, ибо их, при необходимости, всегда могут заменить узбекские и таджикские дивизии. Кроме того, это может связать Москву и Тегеран дополнительным общим интересом – наверняка Иран не останется в стороне от процесса и захочет укрепиться в западных провинциях Афганистана, в частности, в Герате.

В общем, второй вариант выглядит довольно многообещающе именно с точки зрения защиты российских интересов. Хотя он очень сложен из-за возможного противодействия Вашингтона. Кроме того, свои возражения могут быть и у Пекина – Китай является региональным союзником Пакистана, а именно Исламабад создал и вырастил то, что мы сейчас знаем, как движение «Талибан». Талибы же однозначно будут против расчленения Афганистана, при котором им достанется только юг страны, населенный пуштунами – строго говоря, они и сейчас его имеют, и во время американского присутствия там они тоже его имели. То есть, для них это будет поражением со всех точек зрения, так как лакомый кусок буквально вытащат у них изо рта.

В то же время, угроза дезинтеграции Афганистана может быть хорошим сдерживающим фактором на переговорах с талибами. При условии, конечно, что эта карта будет правильно разыграна сейчас, когда такую дезинтеграцию проще всего осуществить….

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter