Рус
Eng
"Ваших крутят по-черному": что принес карантин Москве и регионам
Аналитика

"Ваших крутят по-черному": что принес карантин Москве и регионам

26 мая , 12:30
Пандемия еще раз доказала, что российское государство открыто относится к своим гражданам как к биомассе, которая лишь мешает ему извлекать природную ренту и вирус здесь ни при чем.

Людмила Бутузова

В Московской области перестал действовать пропускной режим, введенный властями 15 апреля из-за распространения коронавирусной инфекции.

Накануне губернатор региона Андрей Воробьев обратился к жителям и заявил, что с 23 мая для передвижений по Подмосковью больше не нужны цифровые пропуска. Их наличие необходимо для поездок в Москву, но это теперь, скорее, головная боль столицы, чем 5-миллионного Подмосковья.Можно представить вздох облегчения, прокатившийся по российским городам и весям. Надо полагать, что и регионы, поспешившие по примеру Москвы надеть на себя ошейники и изрядно в них намучиться, постараются избавиться от бессмысленной обузы.

- Не у всех, как у губернатора Томской области Сергея Жвачкина, хватит смелости вслух сказать, что пропуска с QR-кодами - это избыточная, плохо работающая и унижающая достоинство людей мера, но даже запуганные и зависимые региональные элиты вынуждены признать очевидное: эпидемиологический эффект от аусвайса с 12 цифрами не больше, чем от клочка туалетной бумаги, - заявил «НИ» политолог аналитического центра «Регион плюс» Владимир Сластунин. – Это видно даже из официальных данных Роспотребнадзора: к концу апреля, когда цифровизация была признана панацеей в борьбе с коронавирусом, и 19 регионов вслед за Москвой, ввели строгий пропускной режим на въезд и выезд, число заразившихся в стране было 10 000. К 23 мая таких насчитали 9434 человека. Двойное снижение с 3 мая по сегодняшний день дала Москва – с 6000 до 3000 человек. Безупречность этой статистики вызывает вопросы. Но, зная как команда Собянина умеет жонглировать цифрами, можно предположить, что в данном случае они отражают не реальную победу Москвы над короной, а служат оправданием жесткой изоляционной политики в отношении москвичей и, если хотите, примером для приунывших регионов, что сдержать эпидемию можно только силой, удерживая своих людей взаперти.

Однако у нас в стране есть одна специфическая национальная особенность, сложившаяся за последние двадцать лет - катастрофический дисбаланс между столицей и регионами. Деньги – в Москве, работа – в Москве, вузы и больницы – тоже в Москве, в провинции – сами знаете что. Годы стягивания ресурсов в столицу привели к трагедии выбора: либо закрыть Москву и обречь нищие регионы на безработицу и голод, либо «изолировать» регионы от Москвы и поставить страну на грань социального взрыва.

Непростая ситуация с эпидемией вынуждает региональных вождей, хоть и опасаться проблем с карьерой, но все же в первую очередь держать в уме интересы своих территорий и сдерживать эпидемию на подступах. Как? У большинства нет ресурсов, чтобы окопаться и спасать людей бесплатным лозунгом «Сидим дома!» Вообще, как оказалось, нет ничего, что можно было бы противопоставить надвигающейся из Москвы угрозе и заставить население спрятаться. Гениальная идея мэра Рязани «травить химией» беспечных подданных, шастающих туда-сюда, могла ему дорого обойтись, если бы не заступничество одного федерального канала, сумевшего свести дело в шутку и поставить в пример московского мэра, который «еще круче» расправляется с вирусом.

Если оставить в стороне другие подробности и сосредоточиться на главном, московский креатив заключается в том, что здесь удалось закрыть под замок не больных, не разносчиков заразы, а миллионы здоровых и ни в чем неповинных людей. При этом выявление больных, госпитализация или вызов врача на дом при подозрительных симптомах остались на уровне фантастики. Заложники предоставлены сами себе, единственная профилактическая мера для них – штрафы за непослушание и угрозы оставить взаперти до полной победы над коронавирусом.

Опыт Сергея Собянина по укрощению эпидемии, расхваленный на федеральном канале, оппозиционные политики называют «издевательством над москвичами». В регионах, небогатых на собственные фантазии, как раз последнее и переняли – «Если Собянину можно, то почему нам нельзя?».

В Тюмени и Казани на карантин сажают всех прибывших из Москвы, независимо от места их регистрации. В нищих Ивановской, Новгородской, Псковской областях обладателям столичной прописки полагается принудительное двухнедельное проживание в обсерваторе. При этом тысячи жителей этих областей продолжают работать в Москве, спокойно приезжая домой на выходные. В белгородских поездах проводники сдают московских пассажиров с рук на руки санитарам. Есть подозрение на COVID или нету – будь добр, отдохни на больничной койке. Некоторые пассажиры, узнав, какой отдых их ожидает, выскакивают из поезда на ближайшей станции и либо чешут назад в Москву, либо ищут попутку, чтобы добраться до Белгорода окольными путями.

Иркутская, Кемеровская, Новосибирская области, город-герой Севастополь среди разносчиков принципиально не находят ни одного собственного жителя – все считаются либо москвичами, либо побывавшими в столице проездом. Некоторая логика в этом все же есть. Шесть отдаленных поселков на Ямале с общей численностью 104 человека, поймали вирус от случайного гостя. Побыл пару минут – с ног свалились и молодые, и старые. Понадобилось целое расследование, чтобы установить: носитель короны подхватил заразу еще в феврале, будучи в командировке в Москве.

Представьте ужас прилегающих к столице Тульской, Калужской, Владимирской, Ярославской областей, где кишат не только командировочные. В Нижегородской области все въезжающие в регион на любом виде транспорта должны в течение часа известить о своем прибытии через сервис «Карта жителя Нижегородской области». Что будет, если сообщишь или не сообщишь, сервис не уточняет. Нижегородцы в пабликах на всякий случай предупреждают москвичей: даже имея пропуск и необходимые документы, лучше на время пандемии воздержаться от поездок: «ваших крутят по-черному и вычисляют на раз-два».

Нижегородская область едва ли не первой после Москвы и Подмосковья ввела у себя обязательный пропускной режим. Откликнулись сразу, как только Сергей Собянин на заседании президиума совета по борьбе с распространением коронавируса предложил ввести эту систему во всех регионах России. «Чтобы мы не рубили связи, а настраивали эту систему так, чтобы видеть потоки - в каком объеме, кто и куда перемещается», — заявил мэр Москвы, подчеркнув, что благодаря пропускам столица значительно продвинулась в сдерживании пандемии.

Минкомсвязь тут же его поддержала: интерес ведомства более менее понятен – запахло деньгами. Под его крылом реализуется нацпроект «Цифровая экономика», объем расходов по которому до 2024 года должен составить более 1,6 трлн. (чисто по иронии загадочной российской экономики эта сумма сопоставима с финансированием нацпроекта «Здравоохранение»). Дело идет туго, с приходом коронавируса оно и вовсе застопорилось. Раскрутить регионы и придать нацпроекту ускорение может только Москва. Московские власти с видимым удовольствием рапортуют об имеющихся у них "технических возможностях" для контроля за режимом самоизоляции. Эти возможности - малая часть масштабной системы "Умного города", которая строится в столице уже около десяти лет и поглотила из бюджета 500 млрд. рублей, в этом году- только на электронную систему слежки за COVID-больными и внедрение цифровых пропусков – 80 млрд. Как видим, прожорливость – не единственное достоинство системы, - при необходимости "Умный город" легко становится "Старшим братом".

Большой вопрос: прокормят ли нищие регионы нового «родственника»? Комментируя предложение Собянина ввести цифровые пропуска по всей стране, Валентин Макаров, президент крупнейшего объединения компаний-разработчиков, заявил СМИ, что такую систему развернуть нереально: «Во-первых, это сложно, потому что у нас многоукладная экономика, совершенно разный уровень технологий в регионах. Во-вторых, бессмысленно, поскольку регионы в разной степени поражены пандемией. Это требование задействует огромные ресурсы и будет сильно мешать людям жить. Конечно, государству было бы интересно контролировать каждого гражданина, но на мой субъективный взгляд, это слишком дорогое удовольствие, в нынешних условиях регионам есть куда потратить деньги».

Тем не менее, ради священной борьбы с COVID-19 регионов изъявили желание снять с себя последнюю рубаху. В ответственный момент, когда Ростелеком уже потирал руки в предвкушении денег, передумал орловский губернатор Андрей Клычков и вместо цифровых пропусков ввел у себя на границе более дешевый санитарный контроль. Две медсестры в автобусах за скромную зарплату бесконтактно меряют температуру приезжающим, два гаишника, позевывая, переписывают фамилии, не имея понятия, кому и зачем это нужно. В Туле ввели пропуска только для приезжих, своим жителям заморачиваться с этим не надо – ходят и ездят куда хотят. За все время на посту попался без пропуска всего один житель Подмосковья, да и то неудачно для всех участников скандала. Пересек границу с Тульской областью 30 апреля в час дня и не знал, что с двенадцати уже ввели QR-коды. Мужчину со скандалом поволокли в обсерватор, он там замахал всех Конституцией РФ и правами человека. Чуть ли не губернатор Дюмин возвращал узнику его нарушенные права. Но зато на посту теперь не лютуют, всех церберов поснимали. Также в Костроме, в Тамбове… – «цифра» не помогла им полноценно закрыться от людских потоков. Да и кто чужой к ним сейчас заявится! А над своими-то зачем измываться? Если не выпускать их из Москвы домой, им негде будет спать. Если не впускать в Москву, их семьям нечего будет есть.

- По моим сведениям, крепко держат оборону Нижегородская, Иркутская, , Кемеровская, Липецкая, Тюменская области и Севастополь в Крыму,- поделился с «НИ» юрист правозащитного центра «За права человека» Михаил Юрченко. – Это стало возможным потому что отдаленные регионы не связаны с Москвой трудовыми потоками и относительно самодостаточны. Та же Тюмень не обеднеет от перекрытия границ. В Липецке тоже есть ресурсы. Для какой цели отцифровался город-герой Севастополь, и без того находящийся в жесткой изоляции, я не знаю. Разве что из желания всегда быть в авангарде борьбы. Люди жалуются, что строгие меры распугают последних туристов, Москва точно не приедет, и жители останутся без заработка. Эпидемия никого не волнует…

В средней полосе России все несколько иначе. Страх перед будущим, неврозы, невозможность перекрыть поток из Москвы выплеснулся в недовольство столичными дачниками, как будто это решит проблему. Ряд регионов, имитируя собственную изоляцию от столицы, объявили для дачников обязательный карантин. Во Владимирской области по решению губернатора Владимира Сипягина 16 апреля ввели особый режим в излюбленном дачниками – Петушинском - районе, запретив московским садоводам въезд на участки. Отменить кураж губернатора удалось только благодаря скандалу, дошедшему до Кремля.

Хотя в принципе, всем понятно: если дачника, прорвавшегося к себе на участок, припугнуть штрафами, он носа за ворота не покажет и даже в магазин ходить не будет. Свой же житель, каждый день штурмующий владимирскую электричку, чтобы добраться на работу в Москву, что называется, вне подозрений - ходит в гости, общается с семьей, принципиально не носит маску, потому что она ему «в Москве надоела», иногда даже рабочую робу не меняет – «все равно завтра ехать». Вводить карантинные ограничения для своих – дело, похоже, бесполезное. Потому что только поездами в столицу каждый день из одного лишь Петушинского района ездят на работу две-три тысячи человек. Электрички идут 2,5 часа. Специально для трудовых мигрантов в 07:05 утра из Петушков пущен скорый поезд – он довозит до Москвы за 1 ч. 52 мин. Вечером рабочие вываливаются обратно.

Так повсюду. Пандемия ничего не изменила: трудовой поток движется в Москву по всем направлениям. И по-прежнему половина всех рабочих вакансий, публикуемых сайтами по поиску работы для Ивановской, Владимирской, Калужской, Тульской, Тамбовской, Тверской, Орловской областей, – из Москвы и Подмосковья.

- Мы с Москвой как сообщающиеся сосуды, -сколько убудет, столько и прибудет, - рассказал корреспонденту «НИ» глава Знаменского района Орловской области Сергей Семочкин, имея в виду все сразу – и трудовую миграцию, и борьбу с коронавирусом.

Сегодня в Орловской области под две тысячи заболевших, среди районов области лидирует самый нищий –Знаменский. Обогнали даже Мценск – второй по трудовому потенциалу город Орловщины. Прирост больных в районе за счёт вахтовиков из Москвы.

- Проблема с “москвичами” очень серьёзная, – говорит глава. - Первый очаг был три человека – мужчина приехал с подозрением, заразил семью. А теперь вот цифры растут. Я не знаю, как они через границу проезжают, ведь они едут уже больные с Москвы, с кашлем, с температурой! Неужели нельзя их там оставить? Подлечить, дать отлежаться и пусть работают. В Москве все-таки медицина. А у нас что? Один градусник на две деревни.

По его словам, с середины апреля уже около 500 человек прошли через район. Последний приезд вахтовиков был 15 мая, следующий ожидается в начале июня. Сейчас главы поселений готовят списки, кто приедет, а кто останется в Москве. Озабочен глава и поведением приезжих. Кто-то, действительно, самоизолируется. А кто-то запросто идёт в магазин, заявляя, что здоров, ведь в Москве его проверили – и ничего не нашли.А потом жена заболела, внуки, родственники – по цепочке. Не мешало бы построже прижать «вахтовиков», иначе зараза будет бесконечной. Морально глава готов. Но стоило только представить, чем это обернется, интерес к теме пропал. Почему?

В любом районе, в любой прижавшейся к Москве области можно просто зайти в магазин и посмотреть гроссбух. Почти все семьи трудовых мигрантов берут продукты «в кредит» - под те деньги, которые привезут из Москвы мужья. Корм скотине, одежда и учебники в школу – тоже под запись с обязательством отдать «к ноябрьским», «после праздников», а то и вовсе – когда мужья выиграют в лотерею – т.е. получат хорошую вахту в Москве. Хорошая – в охране 15\15, 2 тыс. в сутки. Не надо снимать общежитие, ходить в столовую – спишь тут же в каптёрке, ешь прихваченную из дома картошку с капустой, умываешься водой из бутылки.

В гаражном комплексе в Кузьминках, в сторожке два на два метра так живут и работают земляки из-под Курска Володя и Жора. Не алкаши, нормальные 50-летние мужики, почти москвичи, если учесть, что дома они бывают только половину жизни, а вторая отдана на съедение столице. Эпидемия коренным образом поменяла их статус. Из второстепенных – да что там – второсортных обитателей мегаполиса, не учтенных ни Росстатом, ни налоговой инспекцией, эти незаметные работяги без всяких усилий со своей стороны получили огромный приоритет над москвичами. «Коренные» два месяца заперты в квартирах, без возможности зарабатывать на жизнь и даже просто выходить на улицу, а вахтовики спокойно приезжают и уезжают, без задержки получают зарплату, ведут привычный им образ жизни и – совсем уж странное дело – поминают пандемию добрым словом.

- Провинция благодаря ей поднялась, - развивает мысль Владимир. – Москва всю жизнь к регионам через губу. А как прижало, запели по-другому: «Столица зависима от регионов не меньше, чем они нуждаются в ней». Я сам слышал, как Собянин распинался. И то правда: что бы он сейчас делал без приезжих? Москвичи под замком, кому их обслуживать? Азию в расчет не берем – там своя любовь, но она погоды не делает. Бери больше, кидай дальше – это мы и без них можем. Без нас вся система обеспечения рухнет. Простой пример: перекрой кислород хотя бы паре областей или она сама сдуру закроется,–транспорт в Москве встанет, «Пятерочки» накроются, здесь даже старики досрочно скопытятся, потому что некому за ними ухаживать. Так что, как ты гайки ни крути, а срывать резьбу на приезжих Москве невыгодно. Нас и не трогают в сравнении с местными жителями. Иногда полиция остановит: кто, откуда, почему не на изоляции? Покажешь паспорт – все, отстали. Чтобы скандалить или штрафовать – такого нет. За людей считать начали...

В картине маслом не хватает одного весьма существенного штриха. Сегодня в Москве проживают до 25 млн человек. Такие данные не раз озвучивала столичная мэрия, опровергая цифры Росстата, который до сих пор числит в Москве 14 млн.жителей. Год назад информацию о 25 млн. подтвердили сотовые операторы. Оценки по числу находящихся в Москве иностранных рабочих разнятся от 1,6 млн до 3 млн человек. Значит, все остальные — это жители российской провинции. И здесь даже по самым скромным подсчетам получается, что в одной только Москве, без Подмосковья, находится минимум 9 млн иногородних людей. Свое жилье имеют единицы. Основная масса приезжает в столицу на заработки вахтой, а то и вовсе мотается каждый день, тратя на дорогу 2-3 часа. Как они умудряются не заболеть в столь благоприятных для эпидемии условиях? Столичный штаб по борьбе с коронавирусом во главе с Сергеем Собяниным ни разу даже не заикнулся, что происходит в этой постоянно мигрирующей трудовой среде. Люди там вообще или расходный материал, который не принято учитывать? Но кто-то же должен знать: есть там заразные. Лечатся? Выздоровели? Умерли? Или они, благодарные за возможность заработать на хлеб в столице , при первом подозрении валят домой, чтобы не портить мэру эпидемиологическую статистику? По скорбному лицу главы Роспотребнадзора Анны Поповой, когда она отчитывается об очередной вспышке коронавируса в том или ином регионе, можно предположить, что это именно так – вернулась вахта, привезла родине подарок. Через две недели та же вахта привезет этот подарок снова в Москву. И так до бесконечности. Москвичам, оказавшихся заложниками в своих квартирах, похоже, сидеть в них – не пересидеть. Неразрешимое противоречие: если бы Москву закрыли, инфекция по России распространялась бы медленнее. А если до кучи с понаехавшими выпустить на волю москвичей, вирус получит дополнительную подпитку, и процесс покатится по Москве и России снежной лавиной.

Строго говоря, это просто журналистское предположение. Возможно, у властей есть план действий по спасению Москвы и России. Не вот это вот– «действовать на опережение, мобилизоваться, собрать силы в кулак, затянуть пояса…», что так ласкает слух чиновников, практически официально приравнявших эпидемию COVID-19 к войне. Не надо нам усиления тренда. Мы уже все сделали: затянули пояса до хруста в позвоночнике, стиснули зубы, рискуя потерять последние пломбы, с цифровыми ошейниками сроднились как с «Братом», в окопах сидим, не высовываясь, вертолеты принципиально не замечаем и денег от них не ждем. Мы даже печенегов уронили, которые вообще ни при чем в этой войне… Скажите хотя бы правду – какой конец вы для нас наметили? Не снятие ограничений, а вот просто: выживем мы под вашим командованием или нет?

Хотелось бы… Очень надо поквитаться с вами за все - за нищету и вранье, за бессмысленное насилие и бюрократический маразм. За то, что государство открыто относится к гражданам как к биомассе, которая лишь мешает ему извлекать природную ренту. Вирус здесь ни при чем. Не его вина, что вы такие.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter