Рус
Eng

Спецоперация без потерь: почему мы никогда не узнаем о погибших и раненых в Украине

Аналитика
Спецоперация без потерь: почему мы никогда не узнаем о погибших и раненых в Украине
Спецоперация без потерь: почему мы никогда не узнаем о погибших и раненых в Украине
25 февраля, 10:57
Первый день российской спецоперации по защите Донбасса, которую весь мир называет "войной", закончился публикацией данных о погибших со стороны Украины. Сведений о потерях российских сил - никаких. Их не было вчера, нет сегодня утром и не будет в обозримом будущем. И вот почему.

Сергей Левин

Судя по официальным данным, которые озвучил в видеообращении Президент Украины Владимир Зеленский, 24 февраля в первый день войны погибли 137 граждан Украины, 10 из них — офицеры, 316 человек ранены.

Со слов Зеленского следует, что в бою за остров Змеиный в Черном море погибли все 13 пограничников, несших дежурство, им будет присвоено звание «герой Украины» посмертно.

Характерно, что сведения о потерях озвучивает не военное ведомство (его легко заподозрить в ведении пропагандисткой войны), а первое лицо государства (которому, по идее, врать не положено). При этом ответственность за достоверность данных берёт на себя и Минздрав Украины, который в течение дня сообщал о потерях армии.

Теперь обратимся к другой стороне конфликта. Что касается российской армии, то никаких данных о потерях (даже приблизительных или условных) в информационном пространстве нет. Они ЗАПРЕЩЕНЫ законами России.

Данные о потерях Минобороны не подлежат разглашению даже в отсутствие войны

В 2015 году президент Владимир Путин внёс изменения в перечень сведений, относящихся к гостайне: к таким относятся данные, раскрывающие потери Минобороны РФ в мирное время при проведении спецопераций. За публикацию таких данных представители СМИ могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Президентский указ 2015 года внёс изменения в перечень сведений, отнесенных к гостайне, который в 1995 года утвердил президент Борис Ельцин. Им запрещалось оглашать информацию о потерях личного состава в военное время.

За ужесточение правил в области гостайны выступало само военное ведомство России. Дело в том, что до 2015 года любую информацию о потерях личного состава в ходе проведения военных операций можно было раскрывать по решению суда, а после наступил тотальный запрет.

В Уголовном кодексе (УК) есть несколько статей, подразумевающих уголовную ответственность за разглашение или передачу иным лицам сведений, составляющих гостайну: ст. 275 ("Государственная измена"), ст. 276 ("Шпионаж"), ст. 283 ("Разглашение государственной тайны") и ст. 283.1 ("Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну").

Таким образом, если гражданин выдал другому государству сведения, относящиеся к гостайне, то он подпадет под ст. УК РФ, даже если у него не было допуска к этим сведениям, а он узнал их "по службе, работе, учёбе или в иных случаях, предусмотренных законодательством РФ".

При этом подчеркнем, что даже близкие родственники погибших не имеют права требовать от Минобороны и других силовых ведомств подробностей гибели своих близких. Стандартная формулировка - "Погиб при исполнении служебных обязанностей". Никто не узнает - был ли солдат героем, который отдал жизнь в бою с противником, или, скажем, дезертиром и трусом, получившим пулю от своих же. Неизвестно, был ли он вообще в боевой ситуации или его задавило своим же танком в глубоком тылу...

Молчание Минобороны работает против России

Не секрет, что, принимая законы, запрещающие огласку любых сведениях о потерях армии, Россия действовала по кальке Второй Мировой войны и последующих военных конфликтов, в которых принимал участие СССР. Однако принцип "народу знать не положено" работал в условиях информационной монополии государства. Хорош он или плох, мы не оцениваем.

Но сегодня очевидно, что у российского государства нет никакой информационной монополии. Десятки каналов в ТГ, тысячи в Тик-Токе, соцсетях, Ютубе, мировые СМИ и пр. показывают и рассказывают о потерях нашей армии в первый день "спецоперации".

Возможно, что многие из них врут, многие "купились" на фейки, вбросы, инсценировки и постановки недругов России. Но надо признать, что видео и фото ЯКОБЫ подбитых танков с брошенными трупами под Харьковом, горящая техника на улицах города Сумы, допрос БУДТО БЫ пленного военнослужащего российской армии из Кузбасса и прочие свидетельства "потерь" российские граждане постят в соцсетях и делятся ссылками на них в различных мессенджерах. Проще говоря, информация "от врага" распространяется со скоростью вирусной рассылки.

А в ответ наша государственная пропаганда может лишь повторять: ВСЕ ЭТО - ВРАНЬЕ! ПОТЕРЬ - НЕТ!

Однако молчание и умолчания властей дают простор ЛЮБОМУ вбросу от противника.

Хорошо, если стремительная спецоперация закончится за два-три дня, а громкая победа спишет возможные потери в папочку "совершенно секретно" на долгие десятилетия.

Ну а если "спецоперация по защите Донбасса" не закончится в в воскресенье в обед? А если через месяц-два гражданское общество все-таки потребует рассказать о потерях? Ведь оперировать оно будет только данными противника.

А они сегодня наваливаются в информационном пространстве как снежный ком...

КСТАТИ

Запрет на сообщения о военных потерях не распространяется на ДНР и ЛНР. Они сообщают о своих погибших и раненых. Наверное, потому что в состав России пока не вошли...

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter