Рус
Eng
Не праздничный визит. Что делает американский эсминец с "Томагавками" в Черном море
Аналитика

Не праздничный визит. Что делает американский эсминец с "Томагавками" в Черном море

25 февраля , 12:59
23 февраля американские военные сделали "подарок" нашим ко Дню защитника Отечества – в акваторию Черного моря зашел американский ракетный эсминец USS«Ross» (DDG 71).

Корабль Шестого флота США, приписанный к военной-морской базе Рота в Испании, относится к эсминцам класса «АрлиБёрк», оборудован информационно-управляющей системой «Иджис» и вооружен, в том числе, крылатыми ракетами «Томагавк».

Виктор Кузовков

Событие это, хоть уже и является в какой-то степени рутинным, вызвало довольно большой интерес – это первый заход американского боевого корабля в Черное море в нынешнем году. С 30 октября 2019 года, когда черноморскую акваторию покинул американский эсминец «Коул», в него не заходили боевые суда нечерноморских государств, и могло показаться, что американцы перестали беспокоиться за ситуацию в Черном море и больше не хотят контролировать обстановку в районе Крыма и Украины. Но, как видим, это только казалось, а на самом деле их интерес к данному региону нисколько не ослаб.

Прежде всего, отметим, что эсминец «Ross» является довольно серьезным кораблем, присутствие которого в регионе уже само по себе требует большого внимания от «принимающей стороны». Его водоизмещение составляет 6630 тонн, длина почти достигает 154-х метров, ширина 20,1 метра при осадке 9,3 метра. Экипаж корабля достигает 337 человек, максимальная скорость 32 узла, а запас хода примерно 4400 миль при крейсерской скорости 20 узлов. Но самое главное, конечно, это не размеры корабля, а размещенное на нем вооружение. И здесь эсминцам «ArleighBurke» (АрлиБёрк) есть чем похвастаться.

Как уже упоминалось, эсминцы этого типа являются носителями крылатых ракет «Томагавк», в том числе, с ядерными боеголовками. Кроме того, наличие информационно-управляющей системы «Иджис» предполагает возможность выполнения эсминцем функций передовой батареи стратегической ПРО США, когда он, ориентируясь на собственные радары или на внешнее целеуказание, может отстреляться по стартующей баллистической ракете вероятного противника и сбить её на этапе разгона, когда ракета испытывает максимальные перегрузки, не способна к маневрированию и представляет собой пусть и сложную, но очень перспективную цель для противоракеты.

Две универсальные пусковые установки способны вместить до 90 ракет: 61 ракета в кормовой и 29 ракет в носовой ПУ. Помимо «Томагавков», там могут находиться различные модификации зенитных ракет «Стандарт» (применительно к эсминцу «Росс» наиболее вероятным считается наличие ракет ЗУР RIM-66 SM-2 «Стандарт-2») и противолодочные ракеты ПЛУР RUM-139 «ASROC». Также корабль оснащен противокорабельными ракетами «Гарпун», торпедным вооружением, артиллерийской установкой калибра 127 мм и ближними системами ПВО, в частности, двумя шестиствольными 20-миллиметровыми установками «Фаланкс». Также на корабле может быть размещен один вертолет SH-60 LAMPS, но ангар для его постоянного базирования отсутствует.

Сама практика направления боевых кораблей США в Черное море для боевого дежурства появилась сравнительно недавно, после начала кризиса на Украине и присоединения Крыма к России. До того такое патрулирование не считалось американцами очень перспективным из-за действия Конвенции Монтрё, согласно которой военные суда государств, расположенных вне акватории Черного моря, не могут находиться в нем более 21-го дня. После завершения этого периода судно должно покинуть черноморский бассейн, а значит, постоянное присутствие боевых кораблей США в Черном море может осуществляться только на принципе постоянной ротации.

В ситуации, когда бассейн Черного моря почти безраздельно контролировался Советским Союзом и его партнерами по Варшавскому блоку, это было банальным разбазариванием средств, так как ни одно боевое судно, ни даже небольшая их группировка не могли обеспечить выполнение каких-либо стратегических целей в данном регионе. Более того, в случае большого конфликта они становились мишенями и почти гарантированными жертвами советской авиации и флота.

Но в 2014 году, когда разразился кризис на Украине, ситуация была уже совершенно иной. Прежде всего, изменился политический и военный вес самой России – она уже не была полновластной хозяйкой региона. Кроме того, под большим сомнением была и её готовность к большому конфликту с США и НАТО. А значит, простая демонстрация флага при определенных обстоятельствам могла оказать существенное влияние на развитие событий в регионе.

В качестве примера возьмем активно обсуждавшуюся в то время возможность высадки российского десанта в районе Одессы. Можно как угодно относиться к такой перспективе, но ведь и возможность появления «вежливых людей» в Крыму ещё за год до Майдана большинством экспертов даже не рассматривалась в силу, казалось, полной невозможности такого развития событий. Поэтому о возможном российском десанте говорили уже всерьез, и одним из способов противодействия ему и были американские суда в Черном море.

Ясно, что собственных сил Украины было явно недостаточно для противодействия силам Черноморского флота РФ, если бы они предприняли десантную операцию. Более того, российская армия просто смела бы все, что посмело бы ей сопротивляться, если бы сопротивление было под украинским флагом.

Но совсем другое дело, если бы сопротивление оказал американский боевой корабль: во-первых, залп его ПКР мог отправить ко дну сразу несколько боевых и десантных кораблей Черноморского флота, а во-вторых, ответить ему означало начать войну между РФ и США, выиграть которую, мягко говоря, было бы для Москвы очень сложно. А значит, с учетом важности для стратегических интересов США украинской темы, патрулирование черноморского бассейна на постоянной основе приобрело очень большое значение. И даже отбросив в сторону наивные рассуждения об угрозе со стороны одного корабля всей российской причерноморской военной группировке (а такая угроза все-таки мало отличается от нуля), мы можем сказать, что эта инициатива стала для американцев абсолютно оправданной.

Но тогда не очень понятно, чем был вызван такой перерыв в патрулировании. Напомню, это период с 30 октября прошлого года по 23 февраля нынешнего, или почти четыре месяца. Неужели американцы потеряли интерес к Украине, а нынешний визит не более, чем желание американских адмиралов потроллить российских военных в их главный праздник?

Вероятно, все-таки дело обстоит чуть-чуть иначе. Вряд ли американцы потеряли интерес к Украине, и вряд ли вообще когда-либо его потеряют: геополитическая школа в США очень хороша, понимание своих стратегических интересов находится на очень высоком уровне и не меняется в зависимости от конъюнктуры или новых персон в Белом доме. А значит, если что и изменилось, то лишь оценка уровня угрозы.

Да, мы можем предположить, что американские разведывательные и аналитические круги стали оценивать перспективу значительного обострения ситуации на Украине, как менее вероятную. А значит, острой необходимости в постоянном военном присутствии в Черном море они уже не видят.

Но резкое обострение ситуации в сирийском Идлибе вновь подогрело интерес к акватории Черного моря. Перспектива прямого столкновения России и Турции заставила американцев вновь усилить своё военное присутствие в черноморской акватории, на этот раз, уже как на пути следования российских военных грузов в Сирию и, возможно, как на возможном пути следования российской боевой авиации в сторону Турции.

В таком ракурсе возобновление американского военного присутствия в Черном море выглядит уже гораздо более рациональным и понятным. И не стоит говорить о том, что военный конфликт Москвы и Анкары в принципе невозможен: война дело непростое, любой неудачный пуск ракеты в Идлибе может привести к такой непредсказуемой эскалации, что нынешний кризис в отношениях покажется просто медовым месяцем.

И тогда американский эсминец, находящийся на задворках Средиземноморского театра военных действий, в одночасье может оказаться на передовой. И тогда его ракеты пригодятся ему.

Очень пригодятся…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter