Рус
Eng

Вопрос дня: почему в Россию перестали инвестировать и свои, и чужие?

Аналитика
Вопрос дня: почему в Россию перестали инвестировать и свои, и чужие?
Вопрос дня: почему в Россию перестали инвестировать и свои, и чужие?
25 января 2021, 13:26
В 2020 году в нашу страны практически перестали поступать инвестиции не только от иностранных компаний, но и от российских.

Россия стала страной без иностранных инвестиций - не вкладывают ни иностранцы, ни отечественные олигархи с оффшоров. Прямые иностранные инвестиции в России в прошлом году практически отсутствовали. По данным ЦБ, они составили жалкие $1,4 млрд или 0,1% ВВП.

Согласно данным платежного баланса, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в России в 2020 году практически отсутствовали. Они составили $1.4 млрд или 0.1% ВВП (в 2019г было $28.9 млрд или 1.7% ВВП). Если смотреть накопленным итогом за 4 квартала (правый график), то меньше было только после Крыма. А в нулевых мы привлекали большой объём ПИИ, который доходил до $65 млрд (3.9% ВВП) в 2008 году.

При этом чистый отток капитала из России в 2020 году составил $47,8 миллиарда.

Для сравнения, в 2019-м показатель был на уровне $22,1 млрд.

Финансовые аналитики объясняют этот процесс тем, что большинство крупных российских компаний зарегистрировано в оффшорах. И именно там оседают прибыли владельцев, которые потом зачастую возвращаются в форме ПИИ. Провал ПИИ – это не только свидетельство потери интереса иностранных инвесторов к России, но и индикатор того, что российские олигархи также не горят желанием здесь инвестировать. По большому счету мы вообще не видим разницы между иностранцами, инвестирующими в Россию, и «нашими». «Наши» - они лишь более управляемы для власти. Но капитал национальности не имеет.

Кроме того, на падение уровня инвестиций повлияли девальвация рубля и политические скандалы в стране.

Экономист Дмитрий Прокофьев и финансист Никита Демидов доходчиво разъяснили причины, по которым это происходит в России:

«Одно из объяснений, почему «полицейское государство» никак не может сыграть «в модернизацию» и пробить потолок, под названием «ловушка среднего дохода». Вот вроде и технологии купили, и начальник призывает к росту, и денег дают - а не получается. «Физический капитал» (станки, машины, айфоны и томографы - есть), а «включаешь - не работает». Не хватает человеческого капитала, объясняют экономисты. А он куда девается?

Вроде повсюду есть курсы бульдозеристов, школы менеджмента, и университеты предпринимательства. А людей с нужными компетенциями почему то не хватает. Мало просто «вкладываться» в человеческий капитал, нужно сделать так, чтобы эти вложения были востребованы. Причем востребованы активно и постоянно. А с востребованностью тут проблемы

Почему - объяснял профессор Милан Сволик, автор книги «Политика авторитарного правления». (В качестве примера он рассматривал Аргентину времен военной хунты).

В «авторитарном государстве» у человека, в сущности, всего два карьерных трека, объяснял Сволик.

Можно получить образование, позволяющее жить своим трудом (неважно каким, хоть слесарем, хоть стоматологом). Здесь есть свои риски - нет гарантированного заработка. Но зато нет зависимости от политики режима - будь у власти хоть каудильо, хоть народный совет - кто-то должен чинить краны или вставлять зубы. В этом случае такой профессионал имеет мотивацию к инвестициям в свой человеческий капитал и росту мастерства - это пригодится ему при любом начальстве.

Но вместо «профессиональной карьеры» можно выбрать «полицейскую карьеру» и записаться в отряды вооруженных наемников власти (или их пособников). На таких тоже есть спрос. Плюсов здесь много - гарантированный доход, карьера, а также личная безопасность.

Правда, в обмен на лояльность режим потребует от «полицая» соучастия в своих преступлениях. Может быть, в мелких, а может быть - и в значительных.

Поэтому инвестиции в «полицейскую карьеру» (во всех формах) при авторитарном режиме профессор Сволик называет «нетрансферабельными» - они могут оправдаться только при сохранении режима. Сменись власть - «полицаю» придется отвечать за содеянное.

«Сделать правильную оценку рисков в подобном положении не просто. Если режим находится на пике своего могущества, создается впечатление, что подавляющее большинство его слуг проецируют сегодняшнюю ситуацию на будущее, полагая, что им ничто не угрожает», комментировал выводы Сволика российский экономист Иван Любимов.

Почему такой выбор плох для экономического развития? Потому, что чем больше людей выбирают (в той или иной форме) «полицейскую карьеру», тем больше сокращается рынок «профессиональной карьеры».

Чем меньше спрос на «профессионалов» - тем меньше мотиваций для инвестиций в образование и высокие технологии.

Люди прекрасно отдают себе отчет, что нет смысла тратить время, силы и средства на «образование» - когда тех же самые блага можно с меньшими затратами времени и сил получить, просто в нужном месте и в нужное время присягнув начальству.

Чем больше спрос на «полицейских» и «охранителей» - тем меньше спрос на «профессионалов» и «инноваторов».

Авторитаризм может подтолкнуть экономику на «короткой дистанции», но тормозит экономику страны «вдолгую», потому что деформирует систему стимулов для инвестиций в человеческий капитал.

Поэтому - инвестиций нет, потому что «нет людей с нужными компетенциями», а «людей нет», потому что люди не видят смысла в получении таких компетенций - просто они зарабатывают на жизнь иначе и прикладывают усилия в другом направлении.

Все эти сокрушения «ах, нет профессионалов, где они» бессмысленны - сегодня мы пожинаем то, что было посеяно в середине нулевых, когда и были окончательно приняты ключевые политические решения, определившие сегодняшний экономический и социальный облик страны...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter