Рус
Eng
США и Россия начали гонку по созданию боевого «вертолета будущего»
Аналитика

США и Россия начали гонку по созданию боевого «вертолета будущего»

24 августа , 20:21
Каким именно будет новая машина, сказать сейчас не возьмется никто, равно как никто не возьмется назвать победителя в этом состязании

Парадоксально, но современные боевые вертолеты уже совсем не так современны, как принято думать. «Дедушка» современных ударных вертолетов, советский Ми-24, был запущен в серию в далеком уже 1971 году.

Виктор Кузовков

Американский ответ на него, а именно знаменитый и самый распространенный на сегодняшний день боевой вертолет AH-64 «Apache», начали разрабатывать несколько позже, в 1972 году. Первая серийная машина увидела свет одиннадцатью годами позже, в 1983-м. И все равно получается, что наиболее современным на сегодняшний день вертолетам почти 40 лет. А концепция таких машин появилась почти полвека назад – весьма серьезный срок по меркам любого вооружения.

На всякий случай давайте уточним, что советские Ми-28 и Ка-50, хоть и появились несколько позже, концептуально почти ничем не отличались от своего американского собрата. Конструктивные же отличия, которые в случае с Ка-50 можно назвать весьма значительными, принципиальной роли в данном случае не имеют – и по своим задачам, и по методам их реализации это почти такая же машина, как и два других упомянутых варианта наиболее современных на данный момент вертолетов.

Отчасти такой застой в инженерной и конструкторской мысли можно объяснить тем, что машины получились довольно удачными – они, с учетом модернизаций, до сих пор отлично показывают себя в так называемых «конфликтах малой интенсивности», то есть, практически незаменимы в самых разных ситуация: от рейдов вглубь контролируемых противником территорий до сопровождения и прикрытия с воздуха колонн с войсками и техникой. Случаев же проверить их в настоящей большой войне практически не было. С очень большой натяжкой сюда можно отнести американскую операция против Ирака, более известную как «Буря в пустыне», но и она, в общем-то, мало чем отличалась от борьбы с партизанами, настолько доминировала в воздухе дружественная авиация и настолько угнетена была вражеская ПВО.

Нельзя сказать, что попыток сделать шаг вперед не предпринималось вообще – например, США в девяностые, на фоне эйфории от успеха своих стелс-самолетов в Ираке, предприняли весьма амбициозную попытку создать стелс-вертолет. Проект RAH-66 «Comanche», по замыслу разработчиков и чаяниям американских военных, должен был стать решительным шагом вперед по сравнению с тем же «Апачем»: почти не уступая ему в мощи, он должен был стать малозаметным разведчиком и диверсантом.

Надо отметить, что у американцев это почти получилось. Эффективная площадь рассеивания электромагнитного излучения была у него более чем в 300 раз меньше, чем у Апача. Но цена тоже получалась нешуточной. А главное – активное развитие беспилотных средств ставило под вопрос все преимущества нового вертолета. Действительно, зачем рисковать жизнью двух пилотов и очень дорогостоящей боевой машиной, если задачу можно выполнить с помощью относительно недорогогобеспилотника? А раз так, к чему вообще городить весь этот дорогостоящий «огород», если комбинация из беспилотников и классических ударных вертолетов отлично справляется со всем спектром задач, которые могут встать перед вертолетами в конфликте малой интенсивности?

Вообще, сама технологий «стелс» кажется абсолютно избыточной, если речь идет о противопартизанской деятельности. Ну нет у партизан ничего, кроме, может быть, ПЗРК ближнего радиуса действия. А это неприятное оружие все равно применяется в пределах прямой видимости, при четком визуальном контакте, и стелс-технология вряд ли поможет вертолету, по которому запущена «Игла» или «Стингер». Что же касается настоящей войны с примерно равным по возможностям противником, то на тот момент она американскими аналитиками даже не прогнозировалась. И проект RAH-66 «Comanche» был благополучно закрыт в 2004 году…

С тех пор минуло уже немало лет. Изменились не только методы ведения боевых действий (хотя не так уж и сильно), но и геополитические реалии. В частности, усиление Китая и России вновь поставило американских стратегов перед призраком «большой войны» - конфликта, в котором противник США будет располагать всем арсеналом современных средств ПВО, авиацией и дальнобойными средствами поражения тактического звена. А значит, привычные вертолеты резко потеряют свою актуальность – срок их жизни над полем боя снова будет исчисляться секундами, а дислокация в пределах ста километров от линии фронта перестанет быть безопасной. А дальше уже не очень комфортно: при боевом радиусе в 200-250 километров и скорости на уровне 280-300 километров дислоцировать ударные вертолеты на удалении даже двухсот километров от линии фронта не очень рационально, так как ни время реакции, ни продолжительность нахождения в районе цели не будут достаточными для эффективного выполнения обычных для вертолета задач.

Вероятно, именно по этой причине в 2018 году американская армия инициировала разработку нового вертолета. Программа получила обозначение FARA (Future Attack Reconnaissance Aircraft), и первоначально участие в ней приняли пять компаний. В марте текущего года Пентагон определил двух финалистов, концепты которых наилучшим образом соответствуют ожиданиям американских военных. Ими стали компании BellTextron с проектом Bell 360 «Invictus», и Sikorsky с вертолетом «Raider X». Оба разработчика известны давними и плодотворными связями с Пентагоном, а вертолеты Сикорского и вовсе являются одним из столпов вооруженных сил США.

В общем, все довольно закономерно. Но есть одна большая странность – представленные концепты так сильно отличаются друг от друга, что не совсем понятно, как они вообще попали на один конкурс? Тем более, вышли в его финал?!

Судите сами – «Invictus» представляет собой ни что иное, как более позднюю, «продвинутую» версию упомянутого выше вертолета «Команч». Ударная мощь «Апача» плюс относительная невидимость для радаров противника. Та же скорость, дальность, компоновка – в общем, «Команч» с немного измененным внешним видом. Традиционная компоновка с одним несущим и одним рулевым винтами. Более «зализанные» формы, внутреннее расположение оружия, мощный, порядка 3000 л.с., двигатель, новый прицельный комплекс – в общем, много нового, но в рамках старой концепции. Добавим вэтому радиус в 220 километров, и получим вполне обычный, хотя и достаточно продвинутый, вертолет.

Компания «Sikorsky», входящая сейчас в корпорацию «Lockheed Martin», представила нечто оригинальное. Её проект «RaiderX» предполагает создание так называемого «скоростного» вертолета, сочетающего соосный несущий винт и расположенный в хвосте толкающий винт. Что такое соосный винт, вы можете наблюдать на примере машин КБ Камова, в частности, Ка-52 – два винта расположены на одной оси и вращаются в противоположные стороны.

Предполагается, что подобная схема позволит «Райдеру» развивать скорость порядка 460-500 километров в час. Это намекает и на несколько больший радиус полета машины, однако, информация на этот счет не разглашается. Формы вертолета, наличие внутренних отсеков для вооружения, закрытые кожухами втулки предполагают, что разработчики и в этом случае уделяют серьезное внимание малой заметности нового вертолета для радаров. Но, опять же, судить об этом мы можем только по косвенным признакам – секретность…

Прототипы данных машин должны полететь в 2022 году. Если программа будет развиваться нормально, то один их прототипов со временем станет серийной машиной и примерно в 2028 году поступит на вооружение американской армии.

Прогнозировать исход этой гонки сейчас вряд ли кто-то возьмется. Оба варианта имеют серьезные козыри. В частности, « Invictus» хорош тем, что машина подобного типа не потребует серьезного переучивания пилотов, техников, военных аналитиков – все, как раньше, только лучше. Но это же «все как раньше» является и большим минусом – строго говоря, не очень понятно, за что в этом случае Пентагон будет платить большие деньги?

Козырь «Райдера» - скорость, быстрота реакции, больший (предположительно) радиус применения. Это серьезные бонусы для военных – сейчас, когда речь идет уже о трехсоткилометровой дальности даже для обычных, вроде бы, систем залпового огня, пора всерьез задуматься о том, чтобы держать дорогостоящую технику подальше от линии фронта, но не теряя, при этом, скорости реакции и возможности достаточно длительное время барражировать в непосредственной близости от мест боевых столкновений.

Интересно, что в 2017 году в России стартовала программа СБВ – Скоростной боевой вертолет. Оба наших конструкторских бюро представили свои варианты – это камовский Ка-92 и Ми-Х1 от КБ Милля. И вариант от КБ Камова очень во многом похож на американского «Райдера» - те же соосные несущие винты, тот же толкающий винт, аэродинамическое качество машины, внутреннее размещение оружия и т.д. Вот что сказал на этот счет Сергей Михеев, Генеральный конструктор КБ Камова:

«Дизайн вертолета будет совершенно другим. В моем сознании это дизайн скоростной машины: зализанный контур, размещение средств поражения внутри корпуса – исключительно аэродинамически совершенная машина, которая необходима и для другого качества – меньшей заметности»

Также предполагается, что машина КБ Камова сможет достигнуть рубежа 480-500 километров в час. Больше, к сожалению, достоверной информации на сей счет нет, что не удивительно – речь ведь пока идет о концептах, и конструкторы, как и эксперты, чаще говорят о теоретически возможных, нежели о реальных цифрах. Ну а с учетом секретности темы, удивляться сдержанности осведомленных лиц тем более не приходится.

И все-таки нужно признать – процесс создания «вертолета будущего» сдвинулся с мертвой точки. Каким именно он будет, сказать сейчас не возьмется никто. Равно как никто не возьмется назвать победителя в начавшейся гонке.

А ещё можно со все большей уверенностью говорить о том, что великие державы начинают подготовку к глобальному военному конфликту. Для которого только и могут понадобиться новые вертолеты, самолеты, ракеты, дальнобойные реактивные и артиллерийские системы… Случится он, или нет – это отдельная тема. Пока же просто примем, как факт – в воздухе пахнет грозой, и если мы хотим жить в мире, готовиться к войне все-таки придется…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter