Рус
Eng
Андрей Фурсов: «Население России давят "аристократы от помойки"

Андрей Фурсов: «Население России давят "аристократы от помойки"
Аналитика

24 июня , 14:31
Photo: https://www.youtube.com/watch?v=AY7Prf-t9Y4
Апокалипсис ещё не наступил, об агонии говорить тоже рано, но режимы всюду уже пошли вразнос.

О том, куда может качнуться маятник истории и что нужно сделать для того, чтобы преодолеть кризис с минимальными потерями и избежать нового Кровавого воскресенья в эфире ютуб-канала «День ТВ» рассказал историк Андрей Фурсов. #

#Позиция экспертов и авторов может не совпадать с мнением редакции

«Очень люблю фразу, которую когда-то сказал Фернан Бродель: «События - это пыль». Он имел в виду, что отдельные события невозможно понять вне большого исторического контекста.

Кризисная ситуация, в которой сейчас оказался мир, намного круче, чем было в 1929 году, чем было в период Долгой депрессии 1873 – 1896 годов, потому что это уже терминальный кризис капиталистической системы.

Сложность нынешнего момента, на мой взгляд, заключается в том, что сразу по нескольким линиям цивилизация, капсистема, мы, весь мир оказались на пересечении сразу нескольких кризисов.

…В середине 1960 годов началась торможение научно-технического прогресса и заработала деградационная динамика.

Для меня в этом отношении символически важен 1968 год. Это год так называемой студенческой революции, которую во Франции организовывали спецслужбы, чтобы убрать Де Голля, но это действительно была мировая революция и это была победа троечников.

Западная система образования нуждалась в изменениях, но её практически поломали троечники. Такие, как Йошка Фишер, который сначала был таким гопником, полубандитом-демонстрантом, а затем стал министром.

Эти люди, герои 1968 года, они потом стали профессорами, лидерами политическими, но по своей сути это были троечники. То есть 1968 год - это начало пути вниз. В капсистеме стали нарастать кризисные явления.

В начале 1980-ых годов три группы американских специалистов по заказу Рейгана сделали прогноз.

И он был таким: 1987 год – первая волна экономического кризиса, 1992 – 1993 – вторая волна, которая захлестнёт мировую систему. Капиталистический сегмент мировой экономики потеряет 20 – 25 %, а социалистический - 10 – 12 %, благодаря централизации, благодаря тому, что люди здесь привыкли затягивать пояса.

Эти группы работали независимо друг от друга, но выводы сделали одинаковые.

А политические прогнозы были такие: во Франции и Италии к власти приходят коммунисты, либо в союзе с другими силами, либо сами по себе; в Великобритании - левые лейбористы; в США не приходит никто, никаких партий, потому что их там нет, но будут негритянские бунты в крупнейших городах.

И вот с этого момента стало совершенно понятно, что ослабление Советского Союза - это задача № 1, это императив. Кстати, Рейган в целом не был сторонником разрушения СССР, но задача была максимально его ослабить.

Значительно в большей степени в разрушении СССР были заинтересованы британцы, а после того, как Горбачёв всё сдал – немцы.

В итоге разрушение Советского союза отсрочило кризис до 2008 года. А потом кризис всё-таки шарахнул.

Мы сейчас живём в условиях вот этого непрекращающегося кризиса, который просто залили деньгами.

2018 – 2019 годы показали, что мировая система – не экономика, а именно вся мировая система – находится в состоянии перегрева.

И обычно в таких случаях происходила мировая война.

Но в XXI веке, всё нашпиговано ядерным оружием, а индустриальная экономика - даже в Латинской Америке. Единственный континент, где можно вести войны - это Африка, но это бы ничего не решило.

И тут подвернулся коронавирус, который решил целый ряд проблем, обычно решаемых через войну.

Резкие ограничения конституционно-политического порядка, разрушительный удар по экономике… Да, коронавирус действительно сыграл роль, которую, по идее, должна была сыграть война. А сейчас ещё объявят – именно объявят - вторую волну...

У меня отношение к этой коронавирусной истории такое: да, безусловно, есть вирус и есть смерти, у меня среди знакомых есть тяжело больные, к счастью, никто не умер.

Но дело всё в том, что все эти годы у меня были знакомые с тяжёлыми осложнениями от гриппа. И когда нам вдруг говорят, что в прошлом году смертность за апрель-май была больше, чем в этом году, то какая же это пандемия?

Собянин нас спас? Мне очень интересно, как этот человек живёт.

Та степень ненависти, которую он вызывает у населения, просто зашкаливает.

Достаточно посмотреть интернет, как это всё выплёскивается, когда его с усиками гитлеровскими рисуют.

Человек поставил на кон свою репутацию, но, может быть, ему на это плевать. Напрасно.

Сейчас один человек говорит: до конца года карантин. А через неделю тот же человек, та же, допустим, Попова, говорит: всё окончено, следствие окончено, забудьте.

Но нужно было как-то подстраховаться. Как говорил один наш сатирик, «тщательнЕе надо, ребята, тщательнЕе».

Потому что дураками выглядеть стыдно.

Что дальше. Смотрите: коронавирус превратился в коронабесие. Это была самая настоящая такая психическая эпидемия.

Где-то полтора месяца назад я сказал, что второй волной станет не волна этого вируса, а возникновение какого-то серьёзного движения.

Я думал, это будет экологии с кем-то вроде убогой Тунберг. Но покатилась психическая эпидемия в Штатах, ставящая её на грань гражданской войны.

Флойдобесие, безусловно, это наведённая психическая эпидемия. И она перекинулась на Европу.

Понятно, почему всё это рвануло в США. Схватка за господство в мире зависит, в значительной степени, от того, станет ли Трамп президентом.

Дело, конечно, не в нём самом, а в тех силах, которые стоят за ним и ломают вот эту глобалистскую парадигму последних 30 лет.

Если Трамп становится президентом, точка невозврата будет пройдена и на процессе глобализации в его нынешнем виде можно будет поставить большой и жирный крест.

Кстати, отмечу, что глобализацию часто путают с двумя другими процессами – интернационализацией и интеграцией, но делать этого не надо.

Что в целом? Апокалипсис ещё не наступил. Более того, не наступила даже агония.

Если говорить о мировой системе, будь то США, Европа или Россия – все режимы уже пошли вразнос. Это не агония, но разнос.

Сейчас, в России, мы оказались в 1904 году.

Дальше всё зависит от того – пойдём ли мы в 1905 год с Кровавым воскресеньем и Красной Пресней или мы двинемся назад и уйдём от острой ситуации. Очень бы хотелось уйти...

Теоретически - всё возможно. Да даже марсиане могут прилететь.

Но для преодоления кризиса с минимальными потерями условие такое: правящий слой или, как говорят политологи, элита, должен отождествлять себя с основной массой населения, не должно быть разрыва, а люди должны чувствовать, что они живут в обществе социальной справедливости.

Почему в СССР в последние 20 лет было такое раздражение населения? Не только по экономическим причинам.

Народ видел, что элита не соблюдает те правила, которые провозглашает, не следует тем ценностям, которые провозглашает.

Отсюда - цинизм верхов, а у низов было то, что Юрий Поляков назвал апофегей.

Поэтому, когда СССР рушился, его не вышли защищать: он ассоциировался с ложью.

Но пришёл ещё более лживый социум, у которого, впрочем, есть сильная сторона: ему нельзя предъявить, что он говорит одно, а делает другое. Он и говорит открыто: я плохой, я мерзавец, я вас ненавижу.

Всё это иллюстрация того, о чём блестяще писал Лесков, наш писатель, не меньшего уровня, чем Толстой и Достоевский.

Ключевая идея Лескова заключалась вот в чём: главный враг мужика - не помещик, не буржуин, а мужик же, который из грязи выбрался в князи.

И вот как раз эти люди и давят сейчас население. Эти персонажи – всё какие-то полупроститутки из «Дома-2» - говорят, что «не надо нищебродам помогать»…

Выскочили из подворотни только вчера, а уже себя считают князьями. Но это аристократия от помойки.

В советское время всё это тормозилось наличием коммунистической партии и дисциплины. А потом всё взорвалось и выскочила вот эта аристократия помойки.

Но главная проблема аристократии помойки заключается в том, что помойка очень быстро проедается. На этом всё и заканчивается».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter