Рус
Eng

Порты Петербурга: "окно в Европу" практически закрылось, но "форточки" остались

Аналитика
Порты Петербурга: "окно в Европу" практически закрылось, но "форточки" остались
Порты Петербурга: "окно в Европу" практически закрылось, но "форточки" остались
24 мая, 17:17
Грузооборот крупнейших морских портов на Северо-Западе в марте рухнул почти в два раза. В апреле оборот по некоторым линиям сократился уже на 80%. В мае статистика также вряди ли порадует балтийских портовиков

Екатерина Максимова

В марте грузооборот Большого порта Санкт-Петербург сократился на 41%, составив 3,1 млн тонн (аналогичный период 2021 года - 5,2 млн тонн). Главный антилидер - контейнерный сегмент. По данным Администрации морских портов Балтийского моря, в марте в порту Санкт-Петербурга было обработано 101,1 тыс. TEUs контейнерных грузов против 182 тыс.TEUs в марте 2021, то есть минус 44%.

До конца февраля «коллективный» порт Санкт-Петербурга являлся российским лидером контейнерооборота. За первые два месяца 2021 года объем перевалки составил 337,9 тыс.TEUs, порт тогда показал рост 6,2%. Вторым был порт Владивосток.

О причинах резкого спада гадать не приходится. От российских портов отвернулась тройка мировых контейнерных линий - датский перевозчик Maersk, швейцарская MSC и французская CMA. Все они в марте из-за СВО заявили о приостановке приема новых заказов на перевозку в Россию.

Что для портового бизнеса стоит уход таких игроков - показала статистика за апрель. Грузооборот в самом современном перегрузочном комплексе Северо-Запада - «Бронка», сократился в прошлом месяце на 80% (до 57 тыс.тонн). А это, напомним, единственный глубоководный терминал в Большом порту Санкт-Петербурга («Бронка» работает с декабря 2015 года, - прим. ред.).

Портовики традиционно были скупы на комментарии во времена негативных сценариев. Сейчас они и вовсе «играют в молчанку». Три человека, максимально приближенные к руководству Большого морского порта, отказались от каких бы то ни было разговоров на эту тему - "полный запрет на комментарии".

Только один портовый топ-менеджер на условиях анонимности описал ситуацию так: «Для всех портов Севера-Запада сейчас наступило время на огромную букву «Ж». Я помню стремительный обвал в 98-ом году, но это был дефолт, а не эмбарго. И ситуация тогда быстро откатилась назад. Это не было глобальным спадом. А сейчас… Раньше сентября даже не беспокойте - ничего не выправится. Логистика сломана, пока она выстроится, нужно время. Нужно подождать».

По его мнению, не все стивидоры Балтики в этой истории смогут снять свои компании «с мели». «Кто-то справится, кто-то сольется или обанкротится. Это бизнес. Это нормально. У одних компаний сейчас похуже, у других получше. Не первый раз кризис в этой отрасли, нужно спокойно воспринимать это как издержки окружающей среды», - резюмировал собеседник.

К числу тех, у кого ситуация получше, можно смело отнести порты Балтики, не завязанные на контейнерный сегмент. Так, порт «Усть-Луга» (не входит в состав Большого морского порта Санкт-Петербург) в апреле демонстрировал рост грузооборота на 6%. Из статистических данных Администрации морских портов Балтийского моря следует, что перевалка навалочных и наливных грузов в «Усть-Луге» на фоне СВО показала рост 31% и 73% соответственно. Руда, нефть, нефтепродукты и сжиженный газ - вот основные точки позитивного роста.

«В апреле за счет нефти и нефтепродуктов на 32% нарастил отгрузку и «Приморский порт», - добавляет эксперт, управляющий партнер компании "Инфра Проекты" Алексей Безбородов.

Алексей Безбородов еще до СВО регулярно отмечал «расслабленность стивидоров» Большого морского порта Санкт-Петербург. Санкции проблемы старейшего порта Балтики только кратно усугубили. Но в перспективах молодого порта Бронка эксперт не сомневается - в феврале многофункциональный перегрузочный комплекс в морском порту "Большой порт Санкт-Петербург» был передан госкорпорации «Ростех».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter