Рус
Eng
Три дня ожидания: чем закончится ультиматум Светланы Тихановской
Аналитика

Три дня ожидания: чем закончится ультиматум Светланы Тихановской

23 октября , 15:18
Аналитики решительно расходятся во мнениях по поводу действенности требований, который выдвинула белорусская оппозиция диктатору Лукашенко

Остается три дня до окончания ультиматума (так называемый "Народный ультиматум"), выдвинутого Тихановской в адрес Лукашенко. Требования ультиматума - освобождение политзаключенных, прекращение насилия и отставка Лукашенко. В случае невыполнения требований Тихановкая предупредила о перекрытии дорог, всеобщей забастовке и «обвал продаж» в государственных магазинах.

Эксперты по-разному комментируют приближение заветного срока. К примеру, журналист Василий Аленин оптимистично оценивает перспективы ультиматума, анализируя итоги визита в Минск директора российской внешней разведки Нарышкина, который встретился там с Лукашенко:

О том, что дела у Лукашенко плохи, говорит уровень, на котором он готов общаться с Москвой. Ладно, Мишустин. Он, все-таки, глава российского правительства. Но Нарышкин, даже при его принадлежности к правящему в России клану чекистов, чиновник относительно невысокого уровня. Точно уже не для встреч с главами государств.

И все же встреча состоялась. Зачем она была нужна Путину? Для чего он отправил в Минск Нарышкина?

Глава СВР выступал в последнее время с заявлениями, достойными разве что пропагандистов с госТВ. Нарышкин, в частности, в середине сентября обвинял США https://www.kommersant.ru/doc/4493405 в организации «цветной революции» в Беларуси. Вот его и отправили в Беларусь накануне истечения срока ультиматума Тихановской – демонстрировать поддержку. И одновременно, зная московские традиции, для унижения наглого диктатора, попавшего в трудное положение. Общайся, мол, теперь с посыльными из Москвы. Это сегодня твой уровень. Лукашенко, со своей стороны, попытался использовать визит Нарышкина для того, чтобы показать народу своей страны: Россия меня поддерживает, я не один против вас. Он униженно благодарил Нарышкина: «Спасибо вам за ту информацию, которую вы регулярно доводите до наших спецслужб и до меня в том числе».

Какую уж там особую информацию до него доводит Нарышкин, неясно. Вряд ли что-то серьезное: хотя бы и косвенно, но раскрывать методы сбора информации своей службы перед белорусской гэбухой, СВР не будет. Толкать Лукашенко выгодную для себя дезу о США и «цветных революциях» – возможно. Но это только для того, чтобы манипулировать свихнувшимся тираном. Визит Нарышкина состоялся. Мирная революция в Беларуси продолжается...»

Политолог Александр Ивахник, напротив, называет ситуацию в Белоруссии патовой, но которая, похоже, движется к какому-то, пусть временному, разрешению:

«Длительное противостояние диктаторского режима и неожиданно быстро сформировавшегося гражданского общества с наступлением глубокой осени постепенно теряет динамизм. Массовость и страновой охват уличных протестов постепенно спадают – не потому, что отношение горожан к Лукашенко изменилось, а в силу естественной психологической усталости и снижения веры в успех. Воспрянувший духом диктатор, с одной стороны, играет в диалог с отдельными представителями оппозиции, а с другой – вместе с силовиками запугивает протестующих и объявляет о планах уже в декабре обсудить квазиреформу конституции и основные задачи следующей пятилетки. Однако уверенности в устойчивой стабилизации у режима, конечно, нет. Банковская система находится в ступоре, госпредприятия работают с перебоями, быстро нарастает госдолг, скоро нечем будет платить зарплату.

В таких обстоятельствах Светлана Тихановская и объединившаяся вокруг нее команда покинувших Беларусь оппозиционеров решили пойти на обострение. Тихановская, долгое время являвшаяся лишь символом протеста, сейчас пытается взять на себя роль его лидера. Вчера она вновь выступила с заявлением о народном ультиматуме властям и призвала белорусов с 26 октября выходить на общенациональную забастовку, будь то прекращение работы или учебы, закрытие счетов в банках, отказ от пользования госуслугами. Подобный призыв, несомненно, несет в себе высокий риск. Если отклик в Беларуси окажется не слишком активным, что вполне возможно, то дальше претендовать на лидерскую функцию будет гораздо сложнее. Но у Тихановской и ее окружения нет выбора, они опасаются дальнейшей негативной динамики ситуации, когда мобилизовать активность недовольных станет очень трудно. В любом случае события предстоящего воскресенья и начала следующей недели многое прояснят.

Напряженность текущей ситуации стимулирует активность внешних игроков. Сегодня в Минск для встречи с Лукашенко приехал глава СВР Сергей Нарышкин, который ранее акцентировал роль США в раздувании белорусских протестов. А вчера резолюцию по ситуации в Беларуси принял Европарламент. Подавляющим большинством, что редко бывает, евродепутаты рекомендовали Совету ЕС значительно расширить персональные санкции против белорусских чиновников и силовиков, рассмотреть возможность введения секторальных экономических санкций и организовать тщательное международное расследование «преступлений, совершенных против жителей Беларуси правоохранительными органами». Конечно, резолюция ЕП не является обязательной для исполнительных органов ЕС, но не обратить на нее внимания в Брюсселе тоже не могут...»

А вот сетевой аналитик Анатолий Несмиян весьма скептически относится к ультиматуму:

«Говоря откровенно, ультиматум не выглядит серьезным, соответственно отношение к нему тоже вполне симметричное. У Тихановской нет ресурса, с помощью которого она способна выполнить угрозы. А если угроза не подкреплена возможностью, то лучше ее не озвучивать.

Подобная тактика сработала в Гонконге. Протестующие выдвинули пять требований (причем два добавились в ходе протестов) и продолжали протесты даже когда власти были вынуждены начать выполнять эти требования. Заявление протестующих выглядело вполне однозначно - либо протесты, либо выполнение всех без исключения требований. До событий, связанных с коронавирусом, протест в Гонконге сумел добиться выполнения трех требований, одно из которых - отмена того самого закона, который и стал причиной выхода на улицу.

В Белоруссии повторить опыт Гонконга не удалось. Да и, скорее всего, это было невозможно. Гонконгцы сумели добиться выполнения требований только беспрерывными трехмесячными действиями по всей территории города-анклава. Фактически власти были взяты измором. Ненасильственный протест - процесс долгий и сложный в реализации.

Белорусам удалось в полной мере только одно: делегитимизировать результаты выборов. Однако всё остальное осталось за рамками возможного. Основу гонконгского протеста составили студенты, обладающие корпоративными структурами и налаженной системой взаимоотношений и связи. В Белоруссии не было ничего, поэтому протесты проходят в формате флеш-мобов, причем развиваются они именно в этом направлении, становясь тематическими - есть специальный день для женщин, день для пенсионеров, проводятся специализированные акции - но это именно флеш-мобы. Праздник непослушания и только.

В такой ситуации переломить тенденцию и перевести флеш-мобы именно в протесты - это как раз выдвинутый Тихановской ультиматум. Но он не подкреплен ни структурно, ни ресурсно, а потому вряд ли у него получится даже обозначить исполнение угроз.

Идеологически белорусские протесты - вполне классическая попытка мелкобуржуазной революции. И как любая мелкобуржуазная революция, она завершится поражением, но ее результатами воспользуются крупные олигархические группировки в своей собственной внутривидовой борьбе. По сути, протест уже перехвачен: свою роль - делегитимизировать президентские полномочия Лукашенко он выполнил, теперь судьбу Лукашенко решают не на улице, а в менее публичном пространстве. Точнее, она уже решена, идет лишь торговля за отступные.

Это совершенно не означает, что сценарий происходящего пишется в Москве (точнее, в Сочи, где вроде бы и расположен бункер, куда спрятался наш храбрый верховный главнокомандующий). Далеко не всем высшим сановникам в Белоруссии "после Лукашенко" улыбается идти "под Путина". Европейский вектор никто не отменял, да и Китай в белорусских событиях может внезапно проявиться. Однако в любом случае: что будет происходить, будут решать не протестующие - их роль отыграна. У них был шанс. Не очень большой, но был. Но короткое время. Главная проблема любых ненасильственных протестов - сложность в поддержании их уровня с постепенным наращиванием. Чтобы оставаться на месте, нужно быстро бежать, - как говорила кэрроловской Алисе Королева. Белорусы выдержали такой ритм примерно две-три недели, которые и решили судьбу Лукашенко, но не решили вопрос о власти самих протестующих. А значит - теперь его решать будут совсем другие. И в других местах.

"Ультиматум" Тихановской в таком случае уже ничего не значит. Все, что удалось с его помощью сделать - это создать соответствующую страничку в Википедии. Для истории...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter