Рус
Eng

Выручка выросла, а прибыль – сократилась: как бизнес переживает санкции

Аналитика
Выручка выросла, а прибыль – сократилась: как бизнес переживает санкции
Выручка выросла, а прибыль – сократилась: как бизнес переживает санкции
23 марта, 16:40Фото: Соцсети
Аналитики сходятся во мнении, что многие российские предприятия без господдержки или дешёвых кредитов встанут перед непростым выбором: учитывать в цене возможные ценовые шоки или прибавить людям зарплату.

Крайне злободневную проблему, как влияют западные санкции на жизнь российских городов, исследовал в своем канале волгоградский политолог Александр Сайгин. Для этого он обратился к своим читателям с такой просьбой: «Знаю, что читают меня люди из самых разных регионов и городов (деревень). Напишите, пожалуйста, в комментариях, с какими трудностями стали сталкиваться после введения санкций. Что для вас сильно подорожало или что пропало из магазинов, чем вы пользовались? Про себя скажу, что пока особо влияние санкций не заметил. Сахара стоит пакет килограмм, но охоту за ним не устраиваю. Отмечаю, что сильно подорожала голубика. Дивлюсь ценам на бумагу…»

Первый потребительский шок скоро спадет

Спустя сутки Сайгин подвел первые итоги своего опроса:

«Картинка получилась интересная с не менее интересными выводами. Как выглядит рейтинг «пострадавших» территорий (от более к менее):

  1. Санкт-Петербург
  2. Москва
  3. Окраины и северные территории (Владивосток, городки нефтяников и газовиков)
  4. Миллионники в регионах
  5. Города до 500 тысяч населения
  6. Райцентры и деревни.

Питер во многом зависит по логистике от морских поставок и завозов с юга. Москва - крупнейшая по потреблению агломерация и крупнейший логистический центр. Кроме того, это просто территории с доходами населения выше среднего, потому могут себе позволить потребление больше обычного. У северян неплохо с доходами, но там логистические тупики, потому некоторые товарные позиции пропали быстрее, чем их возможно доставить. В миллионниках товары начали пропадать по аналогии с Москвой, но там денег сейчас поменьше. В городах до 500 тыс. потребности не такие большие и там люди и так имеют какие-то запасы, которые пополняются и опустошаются по принципу стратегического резерва. Плюс в этих городках всё получше с натуральным хозяйством, потребности значительно меньше. Там не сильно заметили панику первых трёх недель. Не на что было паниковать.

Первый потребительский шок напомнил по воздействию новогодние праздники. Грубо говоря, ритейл перед праздниками создаёт запас побольше того, на что будет спрос (в том числе для этого нужны маркетологи, да). Поскольку никого ни о чём не предупреждали, то не было задействовано дополнительных мощностей, что в итоге и привело к дефициту сахара, соли (это вообще и смешно, и грустно), гречки. С офисной бумагой и тампонами ситуация интереснее. С первым действительно проблемы, которые разрешимы на промежутке трёх месяцев, для второго сырьё вроде бы есть, но женщины также затарились впрок (что как бы подтверждает гипотезу, что в аналог СССР конкретно женщины готовы отправиться только на словах).

Бизнес не виноват в росте цен

Теперь о повышении цен. По субъективным ощущениям респондентов всё подорожало вдвое. «Всё» - это нерабочая категория. Цены меняются неравномерно и зависят от множества факторов. Например, товар может быть российским, но перебои с поставкой грузовиков и взлёт цен на комплектующие (особенно если везёт это грузовик иностранный) автоматически подталкивают цену на перевозки. А раз увеличилась цена на перевозки, то и растёт цена на товар для конечного потребителя. А если товар из импортного сырья или вообще импортный... А если его сейчас просто нет и то, что на складах - последнее в обозримой перспективе.

Некоторые предприниматели на волне скачка долларового курса заложили в цену имеющихся товаров инфляционные ожидания и дальнейший рост курсов. Не потому, что жадные хапуги, а потому, что если денег они соберут по старым ценам, то и товара закупят вдвое меньше, что может толкнуть цену сильнее. Потому не торопитесь обвинять бизнес во всех смертных грехах. Кто хоть раз занимался чем-то сложнее, чем организация в рабочий коллектив больше трёх человек, никогда предпринимателей упрекать не будет. Поэтому сильно растут цены на корма, лекарства, те же средства гигиены и прочее. Российские производители зачастую поднимают цены, потому что остаются единственными и пытаются как-то унять ажиотажный спрос (быстро новые мощности не введёшь, да и в чём смысл, если завтра спрос упадёт ниже февральского?).

Почему торговые сети цены держат, а другие - нет? У них есть доступ к дешёвым кредитным деньгам. «Магнит», например, в значительной части принадлежит ВТБ, а ВТБ серьёзно интегрирован в госмашину, потому деньги у «Магнита» будут всегда. А тётушка Люсинэ, держащая магазинчик в деревне, может взять в долг только у родственников, если у них у самих будет. Вот и Люсинэ цены и растут быстрее, чем в «Магните».

Будут ли цены падать?

По отдельным категориям возможно снижение до 15%. В случае, если курс доллара больше не будет повышаться. Кто-то будет сокращать ассортимент или закупки. Но тут вот какая заковыка. В товаре же не только прибыль заложена. там ещё и зарплата работников, которая сейчас сильно потеряла в покупательской способности. Значит, зарплаты надо будет повышать. Но у знакомых предпринимателей за период ковида сложилась интересная ситуация: выручка выросла, а прибыль - сократилась. Сейчас многие предприятия без господдержки или дешёвых кредитов встанут перед непростым выбором: учитывать в цене возможные ценовые шоки или прибавить людям зарплату. Пока на такую блажь решились только предприятия Дерипаски, поднявшие зарплаты работникам на 10%. Но цены-то выросли не менее, чем на 50% в среднем. Значит, мы ещё будет наблюдать, как что-то будет отваливаться и закрываться - население переходит в режим экономии (заметил по себе и по друзьям).

Кто под ударом?

В первую очередь общепит среднего сегмента (у богатых всё отлично). Сектор развлечений, сектор еды уровнем повыше (кстати, обратил внимание, что на красную икру цены как раз немного снизились). Немного перераспределятся деньги, высвободившиеся с разных зарубежных подписок (прикинул, что у меня экономия на этих уже недоступных вещах, составит примерно 3К). Россия на самом деле была достаточно развитой в потребительском плане страной, потому отказ от прежних привычек будет долгим и болезненным. Но реальное влияние удастся оценить не ранее, чем через полгода.»

Страна на развилке между инфляцией и безработицей

Результаты опроса прокомментировал в своем канале и журналист Павел Пряников:

«Правительство и ЦБ сейчас на опасной развилке. Что опаснее для экономики России: инфляция или безработица? У каждой нации из исторического опыта возникают собственные долго живущие страхи. У США – это страх высокой безработицы после Великой Депрессии. Потому там все аналитики до сих пор считают главным макроэкономическим индикатором именно показатель безработицы, постоянно следя за динамикой обратившихся за пособием (на втором месте – стратегические запасы нефти и нефтепродуктов, этот страх возник после энергетического кризиса 1973-74).

В России же главный макроэкономический индикатор – уровень инфляции. Не интересно число безработных и уровень стратегических запасов (которых либо нет, либо они никогда открыто не объявляются).

Страх этот возник из 1990-х, когда в России бушевала гиперинфляция.

Второй российский страх – пустые полки в магазине. Дефициты простых продуктов два раза послужили одним из толчков крушения режимов, в 1917 и 1991.

Потому, вероятно, оставлена на третий срок глава ЦБ Набиуллина – как специалист по борьбе с инфляцией. Да и в целом всё правительство оставлено.

Борьба с инфляцией в России традиционно идёт одним способом: зажимать благосостояние простолюдинов. Причём убиваются сразу две проблемы. Проще говоря: нет у пролов денег – и инфляция низкая, и полки магазинов заполнены (потому что товары не на что покупать).

Безработицу пока будут сдерживать способом, называемым на спецязыке «простой» - т.е. бизнес какое-то время платит работникам за безделье. Но у нас же капитализм, причём жесточайший, уровня XIX века, и бизнес, да и государство, долго не будет спонсировать пролов. «Русским денег не надо», - остаётся одним из главных условий. Так что скоро безработицу перестанут сдерживать.

Вот примерно на такое закладывался бы в 2022 году (что будет в 2023-м не возьмётся никто прогнозировать; страна снова живёт с чистого листа).»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter