Рус
Eng
Андрей Нечаев: «Отказ покупателей от российской нефти будет куда трагичнее вируса"

Андрей Нечаев: «Отказ покупателей от российской нефти будет куда трагичнее вируса"
Аналитика

23 марта , 13:48
Мария Дубинская
В случае, если цена за баррель остановится где-то возле отметки в 30 долларов, российский бюджет сможет чувствовать себя относительно спокойно максимум год-полтора, не дольше, а вовсе не 5-10 лет, как бодро заявлял Минфин.

Кризис ударит, прежде всего, по нацпроектам и мерам по поддержке экономики, поскольку отмена новых соцобязательств была бы эквивалентна политическому самоубийству, а силовиков, в условиях ощутимой социальной напряжённости, обделять рискованно. Об этом в эфире на ютуб-канале Feygin LIVE рассказал экономист Андрей Нечаев.

По словам Нечаева, коронавирус вряд ли остановит бурение и серьёзно повлияет на работу промышленных гигантов. «Как качали нефть – так и будем качать». Проблема здесь, по его мнению, в другом, к коронавирусу прямого отношения она не имеет: «раньше качали по 60 долларов, а сейчас по 20».

Экономист рассказал, что в СМИ прошла информация о том, что за последние две недели нефтетрейдеры, которые торгуют российской нефтью, не заключили ни одного контракта. «Дай Бог, конечно, если это просто эксцесс, этакая случайность, но если нет?». И всё это на фоне того, что Саудовская Аравия даёт огромную скидку в 6-8 долларов, «а у них возможности расширить свою добычу гораздо больше, чем у России». Так же поступили и другие страны – например, Кувейт и Нигерия, которые тоже стали делать скидки.

«И если мы столкнёмся с тем, что потребление российской нефти резко сократится при упавших ценах – вот это будет коллапс без всякого коронавируса. И выяснится, что затея с разрывом сделки с ОПЕК+ оказалась абсолютной аферой, которая больно ударит по российской экономике. Мы надеялись похоронить американскую сланцевую нефть, а отчасти закопаем российскую нефтянку, а вместе с ней и всю нашу экономику», - подчеркнул Андрей Нечаев.

Экономист обратил внимание на то, что Фонд национального благосостояния «уже распакован». Первый миллиард долларов оттуда уже продаётся. Номинально он числится в золото-валютных резервах Центробанка, но реально эти деньги принадлежат правительству. «И понятно, что миллиардом долларов дело не ограничится. Понадобятся десятки миллиардов».

Андрей Нечаев напомнил, что не так давно Минфин бодро заявлял, что при цене нефти в 30 долларов за баррель бюджет будет себя чувствовать спокойно 5-10 лет. «Но 5 и 10 лет, согласитесь, большая разница. С моей точки зрения - это ни на чём не базирующийся оптимизм», - констатировал он.

Не факт, что стоимость российского барреля задержится на 30 долларах, но дело не только в этом. На бюджет будет давить девальвация. «Страну надо будет «компенсировать» – индексировать пенсии, зарплаты бюджетников, как-то восполнять расходы ведомств. Но это лишь одна линия давления на бюджет. Вторая – всё то, что связано непосредственно с вирусом и влечёт за собой дополнительные расходы», - уточнил Нечаев.

При этом, та сумма, которую наше правительство готово потратить на борьбу с коронавирусом, по словам экономиста, вызывает скорбную улыбку. «Грубо говоря, это 4 млрд. долларов, если брать по нынешнему курсу. Между тем европейские страны объявили о том, что направляют на борьбу с пандемией от 200 до 400 млрд., а Трамп и вовсе выделит 850 млрд. У нас, конечно, экономика поскромнее, но масштаб ощущения бедствия сильно разнится», - сказал экономист.

Есть и другой момент. Нечаев отметил, что опыт всех наших прошлых кризисов показывает: как только начинаются серьёзные потрясения в экономике, к правительству выстраивается длинная очередь лоббистов. «Это госбанки, госкомпании с мощным лоббистским голосом, которые достаточно легко открывают дверь не только в кабинет премьер-министра, но и к самому президенту, - они в рамках своих просьб о помощи не остаются неуслышаными и безутешными».

Андрей Нечаев считает, что пока никто, даже Силуанов, не знает, во что для бюджета обойдётся эта дополнительная нагрузка, связанная с поддержкой секторов, нуждающихся в помощи, но, судя по всему, мы к этому не очень готовы. «И то, что это будет зримо - вне всякого сомнения».

Кубышка бюджета станет тоньше. Дальше – вопрос приоритетов. «В приоритете у нас всегда были силовые органы, оборона и, уже где-то в конце, некие социальные обязательства. Но президент, мотивируя поправки, сейчас предложил довольно большой и дорогостоящий набор дополнительных социальных мер. Через время вдруг заявить, «я ошибся», «я пошутил» или «деньги закончились» – политически это будет очень тяжёлым решением. Резкая отмена новых социальных обязательств, с политической точки зрения, самоубийственна. Обижать силовиков, когда в стране ощущается социальная напряжённость, тоже опасно и рискованно. Значит, резать будут оставшееся. Думаю, в первую очередь кризис ударит по нацпроектам и мерам, которые связаны с поддержкой экономики», - отметил Нечаев.

На его взгляд, «подстригут», вероятно, и бюджетников. Не в том смысле, что будут уменьшать им зарплату, а в том, что не станут увеличивать.

Андрей Нечаев также напомнил, что экономика живёт не только по «бухгалтерским законам», они куда более сложные и интересные. И существовать более-менее спокойно можно будет год-полтора лишь в случае, если не последует ещё более драматический обвал цены на нефть. «Но если вдруг случится чудо и она вернётся к 60 долларам, что, конечно, вызывает большие сомнения, значит, перекрестимся: миновала беда, удалось отвертеться!»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter