Рус
Eng
Юрий Воронин: "Ельцинская Конституция не является Основным законом"
Аналитика

Юрий Воронин: "Ельцинская Конституция не является Основным законом"

23 января , 09:33
Планы Президента Путина изменить Конституцию России неизбежно реанимировали споры, которые велись в 1993 году между Ельциным и его оппонентами из левых партий и Верховного Совета. Один из них - известный политик Юрий Воронин.

Юрий Воронин, доктор экономических наук, профессор, Первый заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР

Политическая власть спешно и нервно начала прилагает усилия к тому, чтобы убедить общественность в огромном значении Конституции «нового» типа для формирования в России свободного, независимого и демократичного общества.

Между тем, главный недостаток действующей Конституции – ее политико-юридическая нелегитимность (то есть незаконность). Все эти годы политические процессы в Российской Федерации протекают в «конституционном поле», навязанном стране участниками государственного переворота сентября-октября 1993 года во главе с бывшим президентом Российской Федерации, который, нарушив Конституцию РФ и закон от 9 октября 1992 г «О защите конституционных органов в Российской Федерации», сам отстранил себя от должности Президента и стал рядовым гражданином Б.Ельциным.

Решение о подготовке проекта новой российской Конституции (Основного закона) принял первый Съезд народных депутатов РСФСР. 16 июня 1991 года Съездом была образована Конституционная комиссия. Её председателем был утвержден Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Ельцин, секретарем – народный депутат РСФСР О.Г.Румянцев.

VI Съезд народных депутатов России одобрил представленный Конституционной комиссией проект Конституции (Основного Закона) и поручил Верховному Совету и Конституционной комиссии завершить доработку проекта с учетом внесенных предложений и замечаний.

Между тем, Б.Ельцин как Председатель Конституционной комиссии, не довольный якобы нечетким юридическим разграничением полномочий между президентом, парламентом и правительством, отказался от дальнейшего сотрудничества с Конституционной комиссией и срочно, секретно занялся легализацией «своего» проекта Конституции Российской Федерации посредством созванного им из своих сторонников так называемого Конституционного совещания. Другими словами, все наработки съездовской Конституционной комиссии были отброшены как ненужный хлам. «Гарант Конституции» поручил подготовку «своего» проекта придворным юридическим клевретам С.С.Алексееву, С.Шахраю, А.Собчаку, Ю.Батурину. Секретность подготовки ельцинской Конституции была такова, что даже глава администрации президента РФ Сергей Филатов, как он в дальнейшем писал, «не знал об этом Конституционном совещании».

Б.Ельцину нужна была собственная правовая база по основным вопросам функционирования государства, Конституция «с сильным президентом», наделенного неограниченными полномочиями, нужно было юридическое камуфлирование трагедии сентября-октября 1993 года, что и было успешно решено «высококлассными юристами».

Примечательно то, что в конце осеннего, последнего, заседания секретного Конституционного совещания, Б.Ельцин предложил его участникам поставить свои подписи под текстом «согласованного Совещанием проекта Конституции». Однако в подавляющей массе участники Совещания отказались от этой «чести».

В ельцинском варианте, идя на встречу якобы пожеланиям «гаранта», Президент не вошел ни в одну из трех ветвей власти, становился отдельной политической фигурой, или, как любит бравировать один из придворных ельцинских клевретов Сергей Шахрай, конституционно обладал лишь «спящими» полномочиями: помилование, объявление чрезвычайного положения, представление премьера, генпрокурора, согласительные комиссии. Прописано красиво. Что получилось на практике, ветви власти и особенно народ России «спящие» полномочия сегодня чувствуют, как говорится, на своей «шкуре».

При проталкивании «новой» Конституции «загогулины» вылетали из кармана Б.Ельцина как пули из автомата Калашникова.

Во-первых, согласно действующему на тот период законодательству, принятие новой Конституции Российской Федерации могло быть осуществлено только на всероссийском референдуме в полном соответствии с федеральным законом «О референдуме РСФСР», который действовал и утратил силу лишь в 1995 году.

В соответствии со статьей 35 закона «О референдуме РСФСР» при проведении референдума «по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции РСФСР решения считаются принятыми, если за них проголосовало больше половины граждан РСФСР, внесенных в списки для участия в референдуме». При этом референдум мог быть назначен лишь Съездом народных депутатов или Верховным Советом РФ.

Тут и понадобилась очередная «загогулина» Б.Ельцина, подготовленная ему придворными юристами и помощниками С.С.Алексеевым, А.Собчаком, С.Шахраем, Ю.Батуриным, – специальные «одноразовые» правила голосования.

Нарушая закон «О референдуме РСФСР», гражданин Б.Ельцин 15 октября 1993 года подписывает указ о всенародном голосовании по проекту Конституции России и утвердил «Положение о всенародном голосовании (?!!) по проекту Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года». Согласно «Положению…», новая Конституция считалась одобренной, если за её принятие проголосовало большинство избирателей, принявших участие в голосовании. Термин «всенародное голосование», а не «референдум» был использован не случайно – это не оговорка, а для того, чтобы обойти положение действовавшего на тот период закона «О референдуме РСФСР». В юридическом поле возникла двусмысленность: действует закон «О референдуме РСФСР» и рядом ельцинское «Положение…», подписанное уже не президентом, а просто гражданином Б.Ельциным. И российское юридическое сообщество глотает эту пилюлю. Поэтому не удивительно, что Сергей Шахрай до настоящего времени всеми мерами пытается доказывать, что «действующая Конституция имеет огромный потенциал даже при существующих недостатках», что «Конституция 1993 года – это гордость юридической мысли».

Ельцинское «Положение…..» фиксирует, что «на всенародное голосование выносится проект Конституции Российской Федерации, представленный Президентом Российской Федерации». Это означало, что никто другой не может представить свой проект Конституции, в том числе и Конституционная комиссия Съезда.

Далее. Важной содержательной конституционной «загогулиной» Б.Ельцина и его юристов является та, что если закон «О референдуме РСФСР» при проведении референдума по вопросам принятия, внесения изменений и дополнений в Конституцию устанавливал, что решения считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан, внесенных в списки избирателей, то по одноразовым правилам гражданина Б.Ельцина Конституция считается принятой, если за нее проголосовали 50% избирателей, принявших участие в голосовании. Чувствуете разницу?

Чтобы уловить эту юридическую разницу, приведем итоги «всенародного голосования» за новую «демократическую» Конституцию по официальным данным ЦИК.

Всего избирателей, зарегистрированных в Российской Федерации на декабрь 1993 года, было 106,1 млн человек. Приняли участие в голосовании по проекту Конституции 58 187 775 человек или 54,8 % активных избирателей. «За» новую Конституцию проголосовало 32,9 млн. избирателей, «против» - 23,4 млн. Если считать по ельцинскому «Положению…», «за» проголосовало 56,6 % от количества выданных бюллетеней. Если же вести подсчет по закону «О референдуме РСФСР», то «за» Конституцию проголосовало лишь 30,9% активных избирателей, против - 22,0%. Более того, в 14 регионах России голосование «за» новую Конституцию просто провалилось.

В выводах экспертной группы при тогдашнем главе администрации президента о масштабных фальсификациях при голосовании за Конституцию Российской Федерации утверждалось, что на самом деле в голосовании принимало участие не более 46 % от списочного состава избирателей. То есть, «за» новую Конституцию высказались даже значительно меньше половины зарегистрированных избирателей! Конституция не получила поддержки в более половины субъектов Российской Федерации. А значит, говоря юридическим языком, якобы «одобренная» тогда и действующая ныне Конституция до настоящего времени является нелегитимной, не имеет юридической силы! Поэтому все разглагольствования нынешних либералов о «святости» и «неприкосновенности» столь «незаконнорожденной» Конституции ничего, кроме ироничной усмешки, вызвать не могут.

Но в этом юридическом казусе заложен и другой – международный аспект: заложена «мина замедленного действия». В любой момент Западные государства, кроме всё усиливающихся санкций против России, могут сказать, что не имеют с Россией и ее лидерами ни чего общего, поскольку говоря юридическим языком, якобы «одобренная» и «действующая» Конституция является нелегитимной, не имеет юридической силы !!

Во-вторых, всенародно «принятая» ельцинская Конституция не является Основным Законом, нормативно-правовым актом высшей юридической силы, как это считается в мировой практике.

В Германии, например, Конституция так и называется – «Основной закон Федеративной Республики Германия от 23 мая 1949 г. (с последующими изменениями и дополнениями до 20 октября 1997 г.)». Конституция СССР имела сущностное содержание как Конституция (Основной закон) СССР. Подобная законодательная суть государственности была заложена и в Конституции (Основном законе) РСФСР. Данный аспект имеет принципиальное значение для международной, а также внутри политической и экономической стабильности.

Сегодня же в ельцинской Конституции название есть, а юридическое содержание полностью отсутствует. Из этого основополагающего юридического факта, что «принятая» 12 декабря 1993 года Конституция РФ не является Основным Законом, следует, что записанное во втором разделе ельцинской Конституции констатирующее утверждение – «Одновременно прекращается действие Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России, принятой 12 апреля 1978 года», с юридической точки зрения - чистой воды юридическая фикция.

Конституция без статуса Основного Закона не может отменить Конституцию со статусом. Никогда не поверю, что этого не знали юридические «мудрецы» С.С.Алексеев, Ю.Батурин, А.Собчак, С.Шахрай – разработчики ельцинской Конституции.

Масштабы фальсификаций на «новых выборах по рецепту гражданина Ельцина» 12 декабря 1993 года удивили многих. Экспертная группа администрации президента так оценила их: «В целом по России, как мы полагаем, на президентских выборах 1991 г. было сфальсифицировано не менее 4 - 4, 5 млн голосов (более 5 - 6 процентов от общего числа избирателей, официально считавшихся проголосовавшими), на референдуме 25 апреля 1993 г. было сфальсифицировано, по нашим оценкам, от 7 до 8 млн голосов (10 - 12 процентов от общего числа проголосовавших), а на референдуме и выборах 12 декабря 1993 г. - не менее 9 - 11 млн голосов (не менее 16 - 20 процентов от общего числа избирателей, принявших участие в голосовании)».

Назначенная гражданином Б.Ельциным Центральная избирательная комиссия (ЦИК) во главе с Николаем Рябовым, закрыв глаза на огромные фальсификации и нарушения действующего законодательства, посчитала Конституцию принятой и она после опубликования в «Российской газете» 25 декабря 1993 года «вступила в силу». Чтобы не быть уличенной в фальсификациях при голосовании за новую ельцинскую Конституцию, избирательные бюллетени вопреки действующему положению по личному распоряжению Николая Рябова были по-быстрому уничтожены.

Авторитарная ельцинская Конституцию 1993 года по своим параметрам явилась огромным шагом назад по сравнению даже с правленной-переправленной действующей до 1993 года Конституцией Российской Федерации. Конституция сделала президента и правительство неподотчетными никому; она поставила под их контроль и Конституционный суд, тем самым положив конец независимости судебной системы. Парламент – Федеральное Собрание - превратился в простую декорацию авторитарного режима, «машину для голосования».

Весьма трудно понять, как Ассоциация юристов России (Председатель – Крашенинников П.В.), насчитывающая более 35 тыс. высококвалифицированных юристов в 84 регионах страны якобы не видит нелегитимности Конституции РФ и не вносит предложений о ее восстановлении или просто закрывает на это глаза, поскольку всех все пока устраивает. Неужели юристы страны не понимают, что нелегитимность Конституции РФ с позиции международного права – это «бикфордов шнур» мины замедленного действия, заложенный под самой Конституцией, искра по которому в любой для Запада момент приведет к взрыву и к непредсказуемым международным последствиям?!

Более активную позицию в вопросе легимитизации Конституции РФ должен был бы занимать Конституционный Суд как орган конституционного правосудия, критерием деятельности которого является именно Конституция Российской Федерации.

И все-таки, принимая во внимание нелегитимность Конституции, не являющейся к тому же Основным законом страны, первоочередной политической задачей становится вопрос о восстановлении легитимности Конституции Российской Федерации со всеми вытекающими из этого политическими и социально-экономическими условиями.

Это предполагает необходимость прежде всего созыва «Конституционного Собрания», что позволит разрешить противоречия нелегитимности «конституционного поля» в Российской Федерации, провести в «мягкой» форме назревшую конституционную реформу, без которой невозможно реанимировать нашу политическую систему, сделать ее эффективной, а правящий режим – демократическим, добиться легитимизации высших органов государственной власти, особенно необходимых для внешней политической деятельности.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter