Рус
Eng

Сергей Белановский: «Закон о домашнем насилии совершенно не нужен!»

Аналитика
Сергей Белановский: «Закон о домашнем насилии совершенно не нужен!»
Сергей Белановский: «Закон о домашнем насилии совершенно не нужен!»
22 октября 2019, 18:43
Принятие такого закона будет означать появление новой избыточной правовой сущности, запутывающей судопроизводство и открывающей возможность для произвола и коррупции.

В последнее время в СМИ и социальных сетях оживленно обсуждается вопрос о том, что буде в стране принят закон о домашнем насилии, сразу же насилия в семье станет меньше. Однако, существуют очень серьезные аргументы против такого рода утверждений. Их изложил в своем блоге социолог Сергей Белановский посетовав при этом на деградацию правового сознания соотечественников. Вот что он написал:

«В последнее время я неоднократно получал петиции с предложением поддержать идею принятия закона о домашнем насилии. Не только не подписал ни разу, но и шокирован подобной идеей. Глупый феминизм шагает по планете, и неизвестно куда заведёт.

Ограничиваюсь темой домашнего насилия. Для простоты принимаю постулат, что жертвами насилия становятся женщины. Бывает и обратное, но редко, тем более, что как раз в это части претензий к закону нет: в нем нет разделения на мужчин и женщин. Я разделяю их для простоты, чтобы не загромождать текст словосочетаниями типа он/она и т.п.

Я выступаю против закона о домашнем насилии потому, что в России, как и во всех странах, действуют законы о насилии вообще. Например, о нанесении побоев разной степени тяжести. В России эти противоправные деяния наказываются административным и уголовным правом. На мой взгляд, более-менее адекватно. Если есть какие-то неясные вопросы, их можно доработать.

Но в чём смысл разделять насилие домашнее и не домашнее? Первая возникающая сложность состоит в том, суд обязан мотивированно отнести конкретный случай насилия к одной из двух названных категорий, поскольку наказания и другие правовые аспекты у них разные. Далее возникают сложности. Допустим, муж избил дома свою жену. Это домашнее насилие. Хотя все равно остается вопрос, почему это деяние должно наказываться строже, чем иные аналогичные случаи насилия.

Но основные сложности еще впереди. Предположим, муж избил жену не дома, а на улице. Это домашнее насилие или нет? А если он избил не официальную жену, а гражданскую? А если проститутку? А если тещу, проживающую отдельно и пришедшую в гости не в свой дом? А если пришедшего в дом гостя, не состоящего в родстве? Таких казусов можно придумать много, и все они в той или иной мере реализуются.

Я не говорю, что все эти случаи не должны наказываться по закону при наличии установленных законом процессуальных условий. Я говорю лишь о том, зачем вводить новую избыточную правовую сущность, запутывающую судопроизводство и открывающую возможность для произвола и коррупции?

Что является основанием для отнесения насилия к категории домашнего - помещение или родство, или оба признака вместе? Если помещение, то надо включать и офисы, склады, производственные помещения, которые к тому же зачастую являются фактическим местом проживания людей. Если родство, то какая степень родства официально признается особо защищаемой законом? А если брак неофициальный, как быть тогда?

Истеричность, с которой проталкивается этот закон, даёт основания опасаться, что он будет принят. Ведь приняли же антиконституционный и во всех смыслах нелепый закон об оскорблении чувств верующих. В светском государстве такого закона быть не должно. С другой стороны, существующих законов вполне достаточно для пресечения всяких неподобных эксцессов. Плохо не то, что подобные эксцессы нужно пресекать, плохо то, что они нарушают общий смысл права.

Да и кстати, бывают ли специфичные женские права?

Сложный вопрос. По Российской Конституции - нет. По факту могу назвать два, может быть что-то не учитываю.

  1. Согласие на секс. Вроде бы по закону здесь равноправие. И я даже видел американский фильм, где ситуация перевернута, и дело рассматривалось в суде. Неправой стороной была признана женщина. Может быть, у меня недостаточно опыта (Агроскин меня в чем-то похожем уже упрекал), но я думаю, что если не юридически, то биологически окончательное согласие на секс принадлежит женщине. по крайней мере в современно обществе. Я очень прошу не ерничать на эту тему,Ю а рассматривать ее строго юридически,
  2. Решение о рождении/не-рождении ребенка. Отчасти и о применении контрацептивов. Этой нормы нет в законодательстве, но никакой муж или отец ребенка не вправе принудить женщину к сохранению или не-сохранению плода. Психологически давить может, но юридически у него нет права голоса. Подчеркиваю еще раз, что обсуждаю только юридическую сторону вопроса.

Есть ли ещё какие-то специфичные женские права в современном более-менее правовом обществе? Мне кажется, что нет.»

***

Между тем, общественный деятель и один из инициаторов принятия такого закона Алена Попова сообщила в своем блоге очень интересную новость о том, какие меры предпринимает государство для того, чтобы этот закон не был принят:

«Просто за гранью. Преподаватели учебных учреждений незаконно требуют у студентов обязательно голосовать против закона о насилии в VK Госдумы.

Ну, во-первых, это нарушение сразу нескольких законов, во-вторых, это ещё и шантаж студентов. Конечно, в нашей системе не удивительно. Но не значит, что надо спокойно к такому относиться. Напишу в Рособрнадзор: очень интересно, что они мне на это ответят. И напишу в это вот учебное учреждение. Посмотрим

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter