Рус
Eng

Мировой скандал с подводными лодками: за что обиделась Франция

Аналитика
Мировой скандал с подводными лодками: за что обиделась Франция
Мировой скандал с подводными лодками: за что обиделась Франция
22 сентября, 17:53Фото: Соцсети
Грандиозный скандал, поставивший по разные стороны баррикад Францию и её ключевых союзников по НАТО, занимает сейчас первые полосы многих средств массовой информации, специализирующихся на политике. Да и другие СМИ уделяют ему большое внимание. Разберемся, в чем тут дело и почему обиделась Франция.

Виктор Кузовков

Кого-то впечатлила сумма разорванного контракта, а это колоссальные 56 миллиардов евро, кто-то делает акцент на геополитических и военно-политических последствиях разрыва. И случай, что скрывать, беспрецедентный – мало того, что контракт огромный, он еще и заключен, а затем и расторгнут, между ближайшими союзниками в пользу других ближайших союзников.

Реакция Франции на такое «кидалово» вполне предсказуема и даже немного слишком резка: Париж не только отозвал своих послов из Вашингтона и Канберры, что на дипломатическом языке предшествует совсем уж жестким шагам, вроде разрыва дипотношений и последующего объявления войны, но и поставил под вопрос заключение торгового соглашения между ЕС и Австралией. И это едва ли не серьезнее отзыва послов – понятно, что дипломатические выпады скоро закончатся и страны худо-бедно договорятся, а вот торговое соглашение, которое согласовывали долги годы, - это дело серьёзное, и его срыв ещё не на один год способен парализовать торговлю между ЕС и Австралией.

Для того, чтобы лучше понимать причину такой жесткой реакции Парижа, сначала немного предыстории. В 2016 году Франция, в лице своей крупнейшей судостроительной кампании DCNS (ныне известна как Naval Group), победила в объявленном Австралией тендере на постройку для австралийских ВМС двенадцати неатомных подводных лодок. Стоимость вопроса впечатляла уже на тот момент: более 50 миллиардов австралийских долларов, или примерно 30 миллиардов евро. Конкурентами французов на тендере были немцы, а именно компания ThyssenKrupp Marine Systems (TKMS), и японцы, в лице целого консорциума корпораций Mitsubishi Heavy Industries и Kawasaki Shipbuilding Corporation. Немцы и японцы предлагали свои современные проекты неатомных подводных лодок, тогда как французы предложили проект Shortfin Barracuda Block 1A, являющийся адаптацией разрабатываемой для Франции атомной подводной лодки.

После формальной победы в конкурсе сторонам потребовалось еще три года, чтобы подписать соглашение о начале постройки 12 лодок, получивших в Австралии название «Attack». Чуть раньше, в 2018 году, в австралийском городе Аделаида началось строительство специальной верфи, на которой и должна была вестись окончательная сборка субмарин из поставляемых Францией узлов и блоков. Начало фактических работ по сборке ПЛ планировалось на 2023 год, а постройка первой лодки по данному проекту должна была завершиться в 2031 году. Весь же проект, как ожидалось, растянется минимум на пару десятилетий и последняя из двенадцати лодок войдет в строй только в сороковых годах текущего века. Что, в общем, вполне ожидаемо, если принимать во внимание масштаб проекта.

Как известно сейчас, за время согласования деталей цена контракта «немного» подросла – с примерно 30 до 56 миллиардов евро. Вообще, французы мастера на подобные штуки – индусы, заказавшие у них истребители «Рафаль», не дадут соврать. Но оставим это двум высоким договаривающимся сторонам – если Канберра все-таки подписала итоговый протокол, то надо полагать, цена показалась ей справедливой. А вот оговорки относительно ТТХ лодок начались буквально сразу, тут австралийцы не врут. Собственно, одно из ключевых требований, оговорённых в тендере, а именно возможность вести боевые действия на довольно большом удалении от собственных берегов, в частности, в районе «китайских морей и северной части Тихого океана», достигнуто не было. Да, австралийская сторона подписала контракт, даже несмотря на то, что не все было так, как ей хотелось изначально, но тут, возможно, ключевую роль сыграло то, что проекты конкурентов, а именно ДЭПЛ немецкого проекта 214 и японская «Сорю», тоже не могли обеспечить желаемый радиус действия. Кроме того, с самого начала шли разговоры о возможной последующей модернизации французской лодки, и не исключено, что речь шла именно об увеличении дальности.

Надо отметить, что базовый проект, а именно АПЛ «Barracuda», строящиеся сейчас для французского флота, довольно современен. Но вот адаптированный под австралийские требования проект «Attack» особой современностью не блистал – установка воздухонезависимой силовой установки не планировалась. Взамен французы предлагали поэтапное наращивание боевых возможностей данных подводных лодок, поэтапно внедряя модификации Block 1B, Block 1C и так далее. Базовый же вариант, напомним, обозначался производителем как Shortfin Barracuda Block 1A. Возможно, в Париже это казалось хорошей идеей, а вот в Канберре, как мы сейчас смогли убедиться, такой подход вызвал много вопросов…

То есть, на самом деле, если уж совсем откровенно, нельзя сказать, что французов оставили с носом совсем уж на пустом месте. Контракт, особенно с учётом его стоимости, все-таки немного «с душком». Нет, конечно, контракт это «святое», и нарушать его нельзя, и мы решительно осуждаем коварных англосаксов, но… Но, если вдуматься, австралийцев можно винить лишь в том, что они не послали Париж раньше, или не сбили стоимость контракта раза в два.

Но вот с чем нельзя не согласиться, так это с утверждением, что замена неатомных субмарин на атомные несколько, мягко говоря, избыточна для Австралии. Для защиты собственного побережья Канберре наверняка бы хватило и тех лодок, что готова была поставить ей Франция. А еще лучше (и наверняка сильно дешевле) было бы договориться с теми же японцами, предлагавшими вариант на базе новейшей дизель-электрической подводной лодки «Сорю». И замена французских «Барракуд» на пока не известно что, но явно с атомной силовой установкой, говорит только об одном – изменились геополитические цели этого соглашения, а возможно, и сама военная доктрина Австралии в части использования своих ВМС.

Почти все эксперты вполне закономерно связали разразившийся скандал с необходимостью противодействия Китаю в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И это тем более очевидно, что разрыв французско-австралийского соглашения совпал по времени с созданием новой партнерской организации в сфере обороны и безопасности AUKUS. Вошли в организацию Австралия, Великобритания и США, а первым её шагом как раз и стал отказ Канберры от французских подводных лодок и их вероятная замена на АПЛ американской или британской постройки.

Понятно, что новая организация возникла не на пустом месте: США изо всех сил консолидируют своих союзников перед вероятным столкновением с набирающим все большую мощь Китаем. Создание AUKUS означает, фактически, окружение Китая, если иметь в виду его основные логистические пути и возможные направления военной экспансии. Австралия в данном случае является оптимальной «опорной точкой» для флотов союзников, действующих против КНР с юга. Она не так близко к КНР, чтобы стать жертвой внезапного нападения с применением неядерных сил и средств поражения, и в то же время достаточно близко, чтобы оттуда поддерживать передовые части на Филиппинах, в Индонезии и, возможно, во Вьетнаме. Помимо этого, непосредственно из Австралии можно контролировать некоторые ключевые судоходные артерии региона, например, Малаккский пролив. В этом смысле значение Австралии трудно переоценить, а за счет большей безопасности она в чем-то даже важнее Японии.

Понятно, что «не Китаем единым» – восточное побережье России тоже может, хотя и с некоторым трудом, контролироваться из Австралии. Конечно, дизель-электрические подводные лодки не очень для этого подходят – расстояния в этом регионе просто огромны. А вот атомные – вполне. И если Канберра будет располагать хотя бы несколькими АПЛ, это станет серьезным козырем в возможных действиях против Москвы.

И это совсем не гипербола и не абстрактное допущение – обострение отношений между США и РФ вполне возможно и само по себе, и как следствие усиления союзнических отношений между Россией и Китаем. В будущем вполне может сложиться ситуация, когда Китай попадет под санкции, и единственным для него способом сообщения с внешним миром окажется именно Россия. В этом случае, особенно, если конфликт между КНР и США хоть локально будет иметь характер прямого вооруженного противостояния, можно ожидать и попыток США и их союзников заблокировать и российскую морскую торговлю. Разумеется, под предлогом противодействия Китаю…

Поэтому на данный момент не так уж и важно, как сильно шокированы французы и какие именно АПЛ, американские или английские, в итоге закажут австралийцы. Принципиально важен именно геополитический аспект, а также то, что США и их союзники в регионе довольно четко обозначили свои устремления. Причем, вероятное появление в австралийском флоте именно атомных подводных лодок для Москвы является даже более тревожным сигналом, чем для Пекина. Потому что ДЭПЛ худо-бедно могли контролировать Малаккский пролив из австралийских портов. А вот для действий в районе Владивостока, Курил или Камчатки они уже точно не сгодятся. И то, что ради замены ДЭПЛ на АПЛ пошли даже на серьезное ухудшение отношений с одним из ключевых союзников, довольно красноречиво говорит о серьезности намерений наших заокеанских партнеров и их союзников.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter