Рус
Eng

30 лет российской приватизации: можно ли пересмотреть итоги и вернуть отданное?

30 лет российской приватизации: можно ли пересмотреть итоги и вернуть отданное?

30 лет российской приватизации: можно ли пересмотреть итоги и вернуть отданное?
Аналитика

22 августа, 14:13
Фото: Яндекс Дзен
Несколько лет назад ВЦИОМ выяснил, что 73% россиян негативно относятся к приватизации 90-х. Она случилась 30 лет назад, в августе 92-го, став символом разграбления Родины и социального неравенства. К юбилею приватизации «НИ» поговорили с экспертами о том, можно ли всё вернуть и переделать «правильно».

В 2020 году 61% россиян утверждали, что наше общество – несправедливое. Во многом причиной такого положения дел стала именно та самая приватизация 30-летней давности. Российские олигархи появились благодаря ее непрозрачным правилам, и соревнуются в показном богатстве, а миллионы людей продолжают работать на приватизированных предприятиях за копейки. А сейчас вдобавок вскрываются размеры замороженных на Западе активов и количество изъятых суперяхт наших миллиардеров…

Переход на рыночную экономику, который тогда дал столько долгожданной свободы, сейчас не радует народ. 62% россиян в прошлом году отдавали предпочтение системе госпланирования и распределения, а основанные на частной собственности рыночные отношения поддерживают только 24% россиян. Можно ли повернуть историю вспять и переделать все так, чтобы социальная справедливость восторжествовала?

Почему никто не смог реально оценить активы советских предприятий

Недавно Олег Дерипаска подал в суд иск на 2 млрд рублей к Олегу Тинькову за то, что бывший банкир назвал Дерипаску (да и вообще всех миллиардеров из 90-х) ворами. По мнению Тинькова, эти люди получили свои активы за копейки. Государству тогда действительно не поступило значительного дохода от приватизации – всю прибыль съела инфляция. Но какова была реальная стоимость этих активов? Может советские предприятия действительно стоили копейки, ведь смена собственников тогда проходила совсем не так, как сейчас? В современном мире является нормой сначала провести реструктуризацию бизнеса, избавиться от лишнего балласта, а потом уже выставлять активы на продажу, чтобы получить максимальную прибыль. В 90-е сначала передали все заводы, фабрики и предприятия в руки частников со всеми потрохами в том виде, как есть, а потом уже новые владельцы разбирались со своей собственностью.

Декан факультета экономики и бизнеса Финансового университета при правительстве РФ Екатерина Безсмертная приводит примеры, которые подтверждают: активы тогда уходили в новые руки по смешной цене.

- Активы, продаваемые в ходе приватизации, были оценены по балансовой стоимости по состоянию на 1 января 1992 г., которая порой была в десятки раз ниже их реальной стоимости. По некоторым оценкам, страна недополучила в результате приватизации порядка 1,3 трлн. руб. Неслучайно итальянский историк Дж. Боффа охарактеризовал российскую приватизацию как «самую крупную распродажу в истории». Фондового рынка, который является барометром рыночной стоимости компаний, в России в тот период не существовало, поэтому форсированные темпы проводимых реформ позволили дальновидным покупателям скупить государственную собственность практически за бесценок.

Вот так в 1995 году Владимир Потанин и Михаил Прохоров через «ОНЭКСИМ Банк» стали владельцами «Норникеля» с годовой прибылью в $1,5 млрд и рентабельностью сделок в 70% за смешные $170,1 млн. А в 1996 году Михаил Ходорковский с помощью банка «Менатеп» получил 45% нефтяного гиганта «Юкос» за $159 млн. Недвижимость в престижных районах Москвы и Санкт-Петербурга продавалась по ценам, не превышающим 1-2 лет аренды, а, например, самолёты Ан-72 были проданы в 6 раз дешевле их остаточной балансовой стоимости. Директор КРОС по GR Пётр Кирьян утверждает, что в той ситуации просто не было иного выхода, кроме как раздать предприятия по дешёвке - в стране не было свободных денег.

- Оценка большинства приватизируемых предприятий по сегодняшним мерками оказалась очень низкой. Однако, нельзя забывать в каких условиях шла приватизация. В стране не было банков или структур со значительными финансовыми ресурсами, такими, чтобы играть на повышение цены приватизируемых объектов. В ряде случаев и цены как таковой было не определить: сколько стоила земля в Москве, которую боле 70 лет никто не покупал и не продавал? Наконец, на момент приватизации было мало иностранных инвесторов, которые обычно поднимают цены активов – они пришли в Россию и цены на активы выросли в конце 1990-х и первой половине 2000-х гг. Тогда уже можно было говорить о какой-то взвешенной оценке бизнесов и имущества.

Происки Запада?

Но с иностранными инвесторами тоже все непросто. Мнение о том, что приватизация 90-х проходила под влиянием западных стран, бытует уже давно. Логика в этом есть: раз государству было невыгодно устраивать такую распродажу, значит было влияние внешних сил, заинтересованных в слабой России. Сторонники конспирологической теории нашли ей подтверждение в словах Владимира Путина, который в прошлом году на заседании Совета по развитию гражданского общества рассказал, что в середине 90-х годов в правительстве работали кадровые сотрудники ЦРУ, которых в последствии в США привлекли к ответственности за участие в приватизации. После этого глава РСПП Александр Шохин пояснил, что иностранные специалисты, консультанты и сотрудники спецслужб просто пытались сами заработать на приватизации.

Политолог Сергей Марков, хорошо знакомый с ходом приватизации, рассказывает, что без вмешательства Запада тогда не обошлось. Причём его даже не скрывали.

- Зарубежное влияние было огромным. Все эти планы приватизации прежде всего иностранные советники делали. Я, кстати, сам участвовал в обследовании планов приватизации. Американцы это делали по достаточно стандартной схеме, поэтому политическая ответственность за приватизацию, наверное, лежит в маленькой степени на американцах. Исследования, которые мы проводили с американцами очень четко показали, что экономическая эффективность бывших государственных предприятий, которые приватизируются, не повышается.

Декан факультета экономики и бизнеса Финансового университета при правительстве РФ Екатерина Безсмертная подтверждает: у иностранцев тогда была возможность как минимум получить контроль над стратегическими объектами.

- Спешный порядок проведения приватизации дал возможность множеству иностранных инвесторов получить в ходе продажи государственной собственности контроль за рядом стратегически значимых предприятий различных отраслей промышленности – в 1992-1993 г. отсутствовали ограничения на допуск иностранных инвесторов к приватизации (за исключением предприятий ТЭК, объектов по добыче и переработке руд, драгоценных камней и металлов, и т.д.). В частности, в аналитическом документе Счетной палаты упоминается о факте приобретения некоей американской компанией «Nic and Si Corporation» через подставную фирму пакетов акций 19 авиационных предприятий оборонно-промышленного комплекса. И подобных примеров – множество.

Чиновники и консультанты подошли к планированию приватизации спустя рукава, они знали, что получается плохо, но всё равно не отступали от выбранного курса. Хорошо же надо было постараться агентам США и Европы, чтобы убедить наше правительство. Но Руководитель Яндекс Кью-Сообщества «Политология» и политолог МГУ им. М.В. Ломоносова Артем Косоруков уверен, что слишком напрягаться не пришлось, получившаяся приватизация – дело рук исключительно российских чиновников.

- Приватизация проводилась Правительством РСФСР под непосредственным руководством Председателя Госкомитета России по управлению госимуществом А.Б. Чубайса. Несмотря на то, что некоторые из советников Чубайса, по словам Путина, были кадровыми сотрудниками ЦРУ, решение и руководство приватизацией осуществлялось российскими чиновниками.

Кому и зачем все это было нужно

Получается государство на приватизации почти ничего не заработало, народ от этого не выиграл, миллионы людей поставлены в безвыходное положение, они потеряли работу, другие государства всю Россию не купили. Так зачем тогда эту приватизацию вообще надо было проводить? Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев считает, что таким образом боролись с политическим строем: «Молодые реформаторы были уверены, что приватизация разрушит советскую плановую экономику и – что казалось особенно важным – предотвратит возвращение к власти коммунистов».

Артём Косоруков тоже видит политический подтекст в приватизации. Он буквально приравнивает распродажу активов к революции.

- Приватизация 90-х гг. – это революция наоборот. Только в отличие от Октябрьской революции 1917 года - народная собственность была поделена и отдана в руки олигархата, выросшего из числа вчерашних комсомольцев, государственных и партийных работников. Чубайс, Гайдар и Ельцин выступили аналогами Рыкова, Ленина и Калинина.

А Пётр Кирьян уверен, что государство в ходе приватизации просто переложило ответственность за бардак в управлении на плечи новых владельцев предприятий.

- На момент приватизации государство не могло обеспечить работников госпредприятий ни достойной заработной платой, ни перспективой. Приватизация, передача за малую сумму или бесценок собственности, снимала с государства головную боль гарантии занятости. После нее все вопросы с работниками решали собственники.

Сделанного не вернуть

Спустя 30 лет, в наши дни, запрос общества на социальную справедливость (в том числе по принципу «отнять и поделить»), на возврат в советское прошлое, находит отклик и в правительстве. Игнорировать мнение людей невозможно, ведь за пересмотр итогов приватизации ещё в 2016 году выступали 43% россиян. Вот и в начале 2022 года лидер «Справедливой России» Сергей Миронов предложил в Госдуме пересмотреть результаты приватизации и обязать владельцев предприятий либо доплатить, либо вернуть активы государству. А иногда власти не обсуждают, а просто действуют. Так, в 2020 году суд отменил приватизацию «Башкирской содовой компании», признав её незаконной. Теперь пришла очередь санаториев: Генпрокуратура требует признать незаконной приватизацию двух санаториев, принадлежащих израильской копании AFI Development в Минводах и 34 санаторных комплексов, принадлежащих Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Сергей Марков убеждён, что оставлять вопрос несправедливой приватизации открытым ни в коем случае нельзя. Раз у народа есть запрос, его надо удовлетворить. Хотя бы частично.

- В каком-то пересмотре итогов приватизации смысл безусловно есть, поскольку эти итоги рассматриваются абсолютным большинством населения как несправедливые. И это делает общие социальные настроения в обществе реваншистскими. Все время будут возникать требования пересмотра итогов приватизации. Поэтому вопрос как-то нужно закрыть. Но прошло 30 лет, найти форматы, в которых это можно сделать, сложно. Вот есть такой принцип откупного – пускай заплатят. Но те, которые считают, что приватизация прошла несправедливо, будут считать, что и откупные уплачены несправедливо – что те, кто приватизировал предприятия, просто чуть-чуть откупились, по минимуму. Я бы предложил не столько пересмотр итогов приватизации, сколько более активное управление. То есть люди, которые приватизировали предприятия, должны продемонстрировать, что их работа эффективна в интересах общества, а если нет, может быть, и назад должны отдать.

Пётр Кирьян утверждает, что с пересмотром приватизации всё сложно.

- На моей памяти дважды парламент поднимал вопрос о «доплате» за приватизированные активы. И пока решения не найдено. Во-первых, есть вопрос кто будет платить. Не все активы остались под контролем тех, кто получил их по итогам приватизации. Должен ли новые покупатель или собственник платить за поступки прежних владельцев. Во-вторых, как быть с инвестициями в обновление и развитие полученных активов – это же тоже расходы, которые несли собственники, а не государство. Наконец, уже много лет действует доктрина социальной ответственности крупного бизнеса – по сути бизнес платит социальный налог ежегодно, а не разово. Пример Башсоды, а также Башнефти – это все-таки исключения из правил. Они не должны стать правилом, потому что в таком случае ставятся под сроки давности за разные деяния и право собственности.

Вот и Владимир Путин после выступления Миронова заявлял, что пересмотр невозможен. Артём Косоруков считает, что попытка изъять деньги у собственников сильно навредит инвестиционному климату.

- Учитывая заявление президента и сроки давности, пересмотр итогов приватизации не пошёл бы на пользу макроэкономической ситуации в России, эту страницу истории придётся перелистнуть окончательно, извлекая уроки. Китай, в свою очередь, это уже сделал, избегая приватизационного вектора капитализации экономики и сделав ставку на долгосрочные инфраструктурные кредиты под госгарантии.

Хотели справедливости и свою долю приватизированного имущества, которая полагалась по ваучеру (в современных деньгах даже если взять просто рыночную капитализацию компаний, торгующихся на бирже, то получится стоимость одного ваучера более чем 246 тыс. рублей), но в итоге карета превратилась в тыкву? Можете расслабиться и больше не переживать по этому поводу. Несмотря на то, что приватизация проходила по зарубежным методичкам, она вообще не имела ничего общего со справедливостью, и переиграть спустя 30 лет уже ничего не получится. «Гештальт» останется не закрытым.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter