Рус
Eng

Афганистан: почему Запад не выиграл партизанскую войну

Аналитика
Афганистан: почему Запад не выиграл партизанскую войну
Афганистан: почему Запад не выиграл партизанскую войну
22 августа 2021, 11:57Фото: Соцсети
События в Афганистане претендуют на настоящую парадоксальность: с одной стороны, все примерно этого и ожидали, а с другой, при всей ожидаемости, они стали полной неожиданностью для всего мира.

Талибан является запрещенной в РФ террористической группировкой

Виктор Кузовков

Дело, разумеется, именно в сроках падения кабульского режима, в который американцы вложили огромные суммы денег, времени и усилий. Достаточно сказать, что после ухода СССР режим Наджибуллы держался три года. А сейчас, при несопоставимых затратах и при почти полном отсутствии иностранной помощи талибам (это верно в сравнении с тем, как те же американцы поддерживали моджахедов при СССР), официальный Кабул не продержался и пары месяцев.

Для начала немного голой статистики. Операция США в Афганистане продолжалась 20 лет. За это время американцы потратили на неё около триллиона долларов. Было обучено (и очень неплохо, поверьте) примерно 300 000 афганских военных, а также не поддающееся точному учету количество других силовиков – полиции, служб безопасности, корпуса коммандос и т.д. Поставлено очень много техники, которая почти вся, без боя, перешла талибам «по наследству». По имеющейся информации, движению «Талибан» (запрещено в России) досталось более 2000 бронеавтомобилей Humvee, сотни бронетранспортеров, не менее шести ударных вертолетов Ми-35М российского производства, более 70 транспортных Ми-17 в различных модификациях, более двадцати поршневых штурмовиков «Super Tucano», американские многоцелевые (легкие транспортные, патрульные, штурмовые) вертолеты MD-530F в количестве нескольких десятков, несколько тяжелых транспортных самолетов «Геркулес» и еще множество различной техники. Количество же стрелкового оружия, противотанковых систем, приборов ночного видения, систем связи и тому подобной «мелочи» вообще точному учету не поддается.

Как талибы будут использовать это оружие, пока совершенно непонятно, но очевидно одно – через год-два, когда их правительство сможет сформировать регулярную армию, она будет серьезной силой в данном регионе. И это даже без дополнительных закупок в Китае или Пакистане, которые наверняка будут рады помочь своим протеже…

Многие обвиняют нынешнюю администрацию США и лично Джо Байдена в том, что момент для вывода войск был выбран неудачно. Но тут, пожалуй, нужно согласиться с тем, что американский президент сказал в своем недавнем обращении к нации – за 20 лет этой компании не было момента, который можно было бы назвать удачным для вывода войск. И конфликт, доставшийся Байдену по наследству, нужно было когда-то заканчивать, тем более, что США уже исполняли план по выводу войск, разработанный еще в администрации Трампа.

А вот в чем американцев действительно можно обвинить, так это в некоторой поспешности. Действительно, закончить вывод основной группировки войск еще до того, как были эвакуированы из страны гражданские и персонал, это нужно было очень постараться. Да, военные могут сослаться на то, что не ожидали такого быстрого падения режима в Кабуле. Но это и есть ошибка, причем, довольно грубая. От сильнейшей гуманитарной катастрофы, которая бы просто уничтожила репутацию Байдена, американских военных и США вообще, незадачливых вашингтонских миротворцев спасло только то, что талибы, перед которыми замаячило международное признание, проявляют явное миролюбие по отношению к панически бегущим из страны иностранцам и некоторым афганцам. В противном случае мы бы получили ситуацию с тысячами заложников в Кабуле, среди которых и дипломаты, и гражданский персонал, и просто иностранные специалисты, работающие в Афганистане в рамках различных частных и международных программ.

Сейчас, для обеспечения эвакуации, американцы даже вернули в кабульский аэропорт подразделения спецназа. Только до аэропорта еще нужно добраться из занятого талибами Кабула, что было бы практически невозможно при другом развитии ситуации. То есть, эта мера является запоздалой, равно как и недавно объявленное патрулирование воздушного пространства Афганистана истребителями ВМС США.

Еще одной грубой ошибкой американцев можно назвать «слив» в прессу аналитических отчетов американской разведки, где черным по белому утверждалось, что официальный Кабул без прямой американской военной поддержки падет не позднее, чем через полгода после вывода американских войск. Трудно представить себе что-то более деморализующее, чем подобная информация в Афганистане, и без того живущем в обстановке полной неопределенности и страха. Полгода – слишком маленький срок даже для того, чтобы, извините, собрать наворованное и уехать куда-нибудь в Европу, поэтому афганские чиновники, а также многие высокопоставленные военные, после появления такой аналитики просто перестали исполнять свои обязанности и начали искать варианты личного спасения. В такой обстановке их даже не нужно было подкупать – достаточно было просто пообещать не расстреливать после прихода талибов к власти, и вот уже очередной чиновник готов принять шариатские ценности, чтобы верой и правдой служить новой власти.

Конечно, трудно сказать, смог бы светский режим продержаться намного дольше, не случись подобных «сливов» со стороны американских спецслужб, но очевидно, что прочности ему это не добавило. И если исключить вероятность намеренной дестабилизации ситуации со стороны ЦРУ, то налицо большая, грубая ошибка американских спецслужб.

Некоторые аналитики указывают на роль Пакистана в поддержке движения «Талибан» и называют эту соседнюю страну едва ли не главным виновником нынешней катастрофы. Версия, прямо скажем, сомнительная – да, Пакистан стоит за талибами, но можно со всей определенностью говорить о том, что степень участия Исламабада в нынешнем конфликте не очень велика. Более того, нужно отметить, что в первые годы американского присутствия в Афганистане Пакистан и его спецслужбы были верными союзниками Вашингтона. Это уже после, на фоне улучшения отношений США с Индией, американских поставок Дели современного оружия и прочих недружественных шагов Пакистан начал дрейфовать в сторону Пекина, постепенно дистанцируясь от своего былого союзника. Но и до сих пор Исламабад не позволял себе ничего, что можно было бы расценивать как прямую военную поддержку движения «Талибан». Да, пакистанцы перестали мешать талибам, практически отдав им на откуп так называемую «Зону племен» на севере Пакистана, но этого явно не достаточно для того, чтобы считать Исламабад архитектором нынешнего американского фиаско.

Пожалуй, еще одной ошибкой американцев можно назвать устаревшую тактику противопартизанской войны, которую еще и совместили с миротворческой и псевдодемократической риторикой. Это сложная тема, но есть мнение, что в современных условиях ведение партизанских действий становится чрезвычайно сложным, особенно, как ни странно, в горных условиях. Опирается это мнение на то, что современные средства контроля несопоставимы с тем, что было, например, во времена Второй мировой войны. И боевики, дерзнувшие бросить вызов достаточно мощной и современной армии, обречены на то, что каждый их шаг будет известен противнику. Со всеми, как говорится, вытекающими…

В горных условиях ситуация усугубляется еще и сложным рельефом, который позволяет разделить зону сопротивления на несколько локальных «каменных мешков» и поэтапно зачистить их от любых крупных формирований боевиков. Правда, есть один нюанс – армия должна быть весьма решительной и в принципе не обращать внимания на такие вещи, как права человека и демократия. То есть, блокпосты наглухо перекрывают дороги, средства дистанционного минирования «закупоривают» проходы в горах, на сложнодоступных горных тропах высаживаются подразделения саперов и с помощью подрывов устаивают, где нужно, завалы, камнепады или обрушения породы там, где существует теоретическая возможность пройти пешим ходом или с вьючными животными. Все это дополняется дистанционно управляемыми телекамерами, в том числе, ночного видения. Чтобы, как говорится, «мышь не проскользнула».

И вот через несколько недель, или месяцев, население отрезанного региона начинает испытывать некоторые трудности с продовольствием и медикаментами. Но нет, конечно же, никто и не собирается морить их голодом – на блокпостах можно организовать специальные пункты, где местные жители могут обменять оружие или боеприпасы на продукты, лекарства, предметы первой необходимости. Более того, и курс обмена может быть очень хорошим, превосходящим тот, что раньше был на черном рынке… А в дополнение к этому прянику – плеть в виде точечных ударов по выявленным боевикам, спецопераций, засад и так далее.

Автор все это подробно описывает не для того, чтобы всем стала очевидна его кровожадность, а чтобы подтвердить свой тезис – миф о непобедимости боевиков и террористов, ведущих партизанские действия, давно уже не очень достоверен. И это как минимум. Но для победы нужно одно важное условие – армия должна воевать, она должна видеть окончательную победу, как свой главный ориентир. А если ей проходится «нести демократию», обеспечивать права человека и другими способами играть в поддавки с боевиками, то результат будет примерно таким, каким мы его видим сейчас в Афганистане.

Сказанное выше должно привести нас к пониманию, что Вашингтон в своих действиях допустил еще одну ошибку, которую, в силу ряда чисто американских внутренних обстоятельств, просто не мог не допустить. Американские военные не воевали на победу, они не видели перед собой этой цели, а значит, были обречены на поражение, которое пришло бы чуть раньше или чуть позже. Увы, права человека являются не слишком хорошим ориентиром там, где женщину без паранджи не выпустят на улицу, а за малейшую провинность норовят обезглавить или забить камнями. А раз так, рискну предположить – именно по этой причине американцы были обречены уже в момент начала наземного этапа операции в Афганистане.

Поэтому, наверное, отбросим утверждение, что во всем виноват Пакистан. Рыльце у него, конечно, в пушку, но тут даже язык не повернется в чем-то обвинять Исламабад. В конце-концов, это не он задумал сделать из Индии «АнтиКитай», это не он наплевал на интересы своего союзника и подтолкнул его в объятия вспомнившего о своих геополитических интересах Китая.

Теперь немного о том, кого можно назвать главным бенефициаром прихода талибов к власти. Кроме самих талибов, на это звание могут претендовать два государства – Пакистан и Китай. При этом интересы Исламабада весьма ограничены – этому государству есть, на что тратить деньги внутри государства, и его собственные ресурсы потребуют еще десятилетия освоения и инвестиций. Разумеется, какую-то выгоду Пакистан сможет получить, если через Афганистан получится проложить газопровод из Туркмении в Индию, но само по себе это не такое уж великое завоевание. То есть, Пакистан в плюсе, но не сказать, чтобы в очень уж большом…

С Китаем все гораздо сложнее. Его очевидный плюс – хорошие отношения со стабильным Афганистаном гарантируют его от проникновения оттуда военной помощи в мятежный Синьцзян. Потенциально это и наземный транспортный коридор в район Персидского залива, а значит, становятся возможными и новые трубопроводы из этого региона в Поднебесную. Разработка рудных месторождений Афганистана, вероятно, не так уж привлекательна для Пекина – заработать на этом, конечно, можно, но при нынешних китайских масштабах это буквально капля в море.

Однако, контролируя Афганистан, Пекин получит еще одну возможность. Дело в том, что из этой страны можно попытаться дестабилизировать ситуацию в Средней Азии, после чего воспользоваться хаосом для получения каких-то политических или военных дивидендов, вплоть до возможных аннексий, «аншлюсов» и так далее. И это, кстати, должно быть четким индикатором для Москвы – если талибы, вопреки ожиданиям, продолжат экспансию на север при попустительстве Пакистана и КНР, выводы относительно истинных намерений Пекина в регионе можно будет сделать вполне однозначные.

Сейчас в Афганистане, впервые за долгие годы, установился мир. Очень шаткий мир, надо признать: на севере страны, в Панджшерском ущелье, нашли приют не согласные с властью талибов силы, возглавляемые Ахмадом Масудом, сыном известного в прошлом полевого командира Ахмад-Шаха Масуда. Этот регион в свое время не покорился ни советской армии, ни талибам во время их первого пришествия во власть. Наученные горьким опытом, талибы говорят о мирном решении проблемы, но чем обернется дело, пока понять совершенно невозможно.

Но для Москвы тут ценно одно – Панджшер является потенциальным рычагом давления на Кабул. И если талибы будут вести себя цивилизованно (а они, в общем, ничуть не большие экстремисты, чем правительства некоторых арабских монархий), этот рычаг можно в действие и не приводить. Ну а если решат продолжить экспансию, их можно на долгие годы обеспечить внутренними проблемами, решить которые им будет вряд ли под силу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter