Рус
Eng
Наталья Зубаревич: «По доходам сыплется вся Россия»

Наталья Зубаревич: «По доходам сыплется вся Россия»
Аналитика

22 июня , 17:12
Photo: https://www.youtube.com/watch?v=BX5ieF4xATM
Нынешний кризис – это не про «упал – отжался». В этот раз так не получится: «не отжимается». Всё будет «медленно, вяло и больно». Куда ни ткни – «везде дыра, везде проблемы». В столице доходы только за апрель «слетели» на 70 млрд рублей, во «второй» и «третьей» России тоже свои «достижения».

С самыми большими проблемами столкнутся, как это ни парадоксально, самые самостоятельные и конкурентоспособные. Об этом главный научный сотрудник Института социальной политики НИУ ВШЭ Наталья Зубаревич рассказала в эфире ютуб-канала «Новой газеты».

«Самые наши уважаемые ведущие центры экономического управления, Минэк и Центробанк, уже озвучили общий прогноз: спад ВВП на 5 %.

А что в это скажет обычному человеку, с чем этот ВВП едят?

Если мы берём не «про людей», то очень чётко будет очень сильный спад инвестиций. Но цифр мы пока не знаем. Они появятся по второму кварталу в августе. Можем пока догадываться.

Уже идёт сильный спад жилищного строительства: минус 10 % за январь-апрель. Это к тому, что «мы сейчас ипотекой поднимем всё-всё-все».

Нет, не поднимается. И началось всё это ещё до «короны».

Дальше, если мы говорим о состоянии доходов населения, прогноз общестрановой, более-менее адекватный – минус 7 % за год. Самый позитивный - минус 5 % за год.

А у нас и так доходы с 2015 по 2018 год падали. Поэтому, получается, что пока мы не выползли из предыдущего кризиса - минус 7 % к уровню доходов населения в 2014 году, - мы уже вылетаем в новый.

Будет большой подъём безработицы.

Я говорила с ведущим российским специалистом Владимиром Гемпельсоном, он очень внятно объясняет, почему мы не можем померить вот эту, так называемую, общую безработицу.

Она меряется по опросам.

Сейчас перешли на телефонный опрос. Последние данные есть по середине апреля. Тогда мы о чём?

А по зарегистрированной безработице они уже есть на середину июня, и там безработица выросла в 3,5 раза.

Люди пошли получать пособия: пособие увеличили – и они пошли.

Слава Богу, что приоткрыли эту форточку, сделали из неё хотя бы окно с тем, чтобы часть людей – а это, ни много ни мало, 2, 5 миллиона человек – могли получать деньги. Да, не сразу, процесс не быстрый, но зато хотя бы два, три, четыре месяца у них будет это пособие.

Так что кризис, конечно, тяжёлый. Но опять же: «корона» - «короной», но давайте не забывать, что кризис-то шире.

У нас же полетели нефтегазовые доходы.

Как вы помните, цены начали падать несколько раньше коронакризиса. А это, как минимум, половина доходов федерального бюджета.

Поэтому, снова повторю банальность: это идеальный шторм.

Куда ни ткни: везде дыра, везде проблемы.

Поэтому, опять процитирую уважаемых макроэкономистов – выползать будем медленно. И это уже понимают все.

Даже если не будет второй волны коронавируса осенью .

Потому что очень жёсткий удар нанесён по среднему и малому бизнесу, очень жёсткий удар по сектору рыночных услуг.

Нефть точно не взлетит.

Хорошо, если она будет составлять 40 с небольшим рублей за баррель. А уж 50 рублей – так это будет вообще праздник и поздравления Игорю Ивановичу Сечину, крупнейшему прогнозисту цен на нефть, который обещал, что они вернутся к этому уровню. Посмотрим.

Но пока полное ощущение такое, что этот кризис абсолютно не про ситуацию «упал – отжался».

Не отжимается. Всё медленно, вяло и больно.

Теперь смотрите по людям. Есть такой налог – НДФЛ, его платят все юридические лица.

У ИП своя система налогообложения, но в юрлицах у нас по стране числятся порядка 43 млн занятых. То есть из всех 70 млн с небольшим - 43 млн это юридические лица. Малые, средние крупны. А это индикатор, согласитесь.

Так вот: в апреле НДФЛ посыпался по стране на 18 %. В Москве – на 24 %. В Санкт-Петербурге на 23 %.

И если вы посмотрите географию, вы сразу видите, что крупные города, регионы с крупнейшими городами милионниками, чувствуют себя больнее, потому что там посыпался вот этот сервисный бизнес, который платил НДФЛ.

Как вам? За месяц по стране на 18 %, по столице почти на четверть. Вот вам и глубина!

В мае был карантин. То есть - то же самое по цифрам. С промышленностью, кстати, в мае было хуже, чем в апреле. К марту-апрелю она упала на почти 9 %. А к апрелю предыдущего года, для сравнения, на 7 с чем-то процентов. А в мае-то уже минус 10 %. Спроса-то нет. Он угнетён.

Спроса нет не только в нашей стране, но и в мире – глобальный спрос подсел.

Что грозит людям в таких вот больших живых индустриальных городах?

Итак, во «второй России» – просядут зарплаты. С занятостью будет по-разному, но не так жёстко, не хуже, чем в 2009 году.

Если взять село – сельское хозяйство уже давно не главная занятость там, это чуть больше 20 %; там всё, более-менее, в порядке.

Сельское хозяйство, как и пищевая промышленность, проходят этот кризис вполне себе по-человечески. Потому что кушать хочется всегда.

Вторая доля занятых – бюджетники, их ещё четверть. Что с ними будет? В общем-то, ничего особо, если только не будет сокращений.

А вот в торговле и других услугах – ещё четверть занятых. Что – умрёт сельская или малогородская торговля? А давайте подумаем, какие доходы формируют спрос в «третьей России»?

Первый вид доходов – пенсии, второй - бюджетники. И там, и там – всё более-менее.

Кто проваливается - и это во всех «Россиях» есть, но в перифериях этого больше, - так это неформал.

Вся неформальная занятость - это 15 миллионов человек. Будут большие вопросы, как эти люди будут искать работу и как будут зарабатывать.

Государство им не поможет. В службы занятости они пойти не могут – у них нет справки об увольнении.

И как же они будут выживать? Мы знаем, как: на земле, как обычно – больше картошки, больше курей, ещё чего-то. За счёт бабушкиной пенсии.

Самостоятельные люди, живущие в конкурентной среде сектора рыночных услуг, где как потопаешь, так и полопаешь - группа наибольшего риска.

«Крыша» есть только у прикормленных рядом с какими-то мэрскими командами, но это отдельные виды, а так – ты вынужден крутиться, пытаешься сделать так, чтобы у тебя покупали, и в этом конкурируешь с огромным количеством других.

И вот те, кто были самостоятельны и конкурентоспособны в этот кризис будут испытывать самые большие проблемы.

А те, кто был в госмонополии, на госпредприятия, при банках с большим государственным участием – они уж точно этот кризис пройдут.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter