Рус
Eng
Forbes узнал, как прячут деньги беглые банкиры
Аналитика

Forbes узнал, как прячут деньги беглые банкиры

22 апреля 2017, 13:42Игорь Зотов
Почему государству не удается вернуть активы, выведенные беглыми банкирами, - на этот вопрос ответил аналитик журнала Forbes Валерий Тутыхин. Выяснились прелюбопытные детали.

С тех пор, как Центральный банк России начал кампанию по массовому отзыву лицензий разворованных российских банков, прошло уже несколько лет. Однако, с их владельцев и топ-менеджеров удалось взыскать менее 1% средств, по которым получены судебные решения.

Красноречивый пример: тянущееся с 2010 года взыскание компенсации в рамках банкротства Международного промышленного банка при общих требованиях на $1,3 млрд пока привело только к взысканию чуть более $4 млн. В марте было продано с молотка принадлежавшее банкиру Сергею Пугачеву английское поместье XVIII века Lower Venn Farm.

По делу банка «Траст» судебные заседания о наложении взыскания на недвижимость (записанную на родственников основных ответчиков-банкиров) начнутся только в октябре 2018 года. Дела об аресте и взыскании активов по банкротству Внешпромбанка находятся до сих пор в зачаточном состоянии.

Итак, банк «падает», на сцене появляется Агентство по страхованию вкладов (АСВ), следом заходят силовики, потом начинают развивать кипучую деятельность некоторые клиенты банка, потерявшие крупные суммы. Силовики возбуждают дела, АСВ подбирает иностранных адвокатов для подачи исков, а крупные вкладчики бегают вокруг тех и других, не имея юридической возможности влиять на процесс.

Пока все это происходит, беглые банкиры допрятывают выведенные активы, зачищают следы и активно формируют юридическую аргументацию для защиты от экстрадиции и финансовых требований. На это у них есть как минимум полгода.

Спустя какое-то время российская сторона переходит в наступление. Силовые органы, допросив оставшихся в России менеджеров банка, приходят к выводу, что беглых банкиров надо обвинить и разыскать. Нанятые АСВ иностранные юристы, установив местонахождение банкиров-ответчиков, подают иски о возмещении ущерба в интересах банкротных кредиторов. И тут начинается самое интересное

Экстрадиция со 100%-й гарантией (пока статистика такая) проваливается, поскольку банкиру удается доказать суду, что он жертва российского режима, что чуть ли не лично Путин пытался отобрать у него банк и что в России нет ни малейшего шанса, что его дело будет рассмотрено беспристрастно. Приводятся ставшие прецедентными цитаты из дел менеджеров ЮКОСа, Березовского, Закаева и прочих беглецов, нашедших в последние годы приют в Лондоне. Заслушиваются эксперты из международных НПО, говорящие, что состояние российского правосудия ужасно. Находятся свидетели из круга общения ответчика, подтверждающие, что ему угрожали (ЦБ, АСВ, ФСБ, МВД... — поставьте любую аббревиатуру).

Любой человек, вращающийся в адвокатских кругах Лондона, подтвердит, что защита беглых российских, украинских, казахских, китайских и прочих мошенников там давно превратилась в прибыльную индустрию для большого числа людей — юристов, НПОшников, экспертов и пр.

Практически каждый из обанкротившихся в России банков помимо отраженного в официальной отчетности бизнеса имел еще и неформальное «облако» компаний, счетов и подставных лиц, через которые деньги годами выводились за границу.

И вот из этого «облака» мутных платежей в пользу тысяч разных лиц банкиры потихоньку выдергивали средства для себя лично. Наиболее продвинутые сразу открывали лихтенштейнские трасты или аналогичные сверхзакрытые организационные формы, защищаемые создавшими их странами независимо от запаха упакованных в них денег. Менее изощренные ограничивались оффшорами на имя водителей, юристов, жен и детей.

Излишне напоминать, что при поиске активов ситуация меняется каждый день. Арестовывать их надо быстро и в самых неожиданных местах, но на пути розыска стоят еще и барьеры законов о закупках (44-ФЗ и 223-ФЗ). Через них должен пройти государственный заказчик, чтобы поручить сторонним юристам выполнение работы за границей. Надо сформировать заказ, разместить его, провести торги, а за это время все яхты уплывут и самолеты улетят.

В общем, как это ни печально звучит для российских политиков и обманутых вкладчиков, с беглыми банкирами им трудно тягаться. И на мой взгляд, изменить ситуацию можно, только полностью реформировав систему организации заграничного розыска и взыскания активов. Исключить из системы госзакупки и отдать весь процесс от начала до конца в частные руки. До тех пор, пока его направляют чиновники и мотивированные высокой почасовой оплатой юристы, до реального возврата активов дело не дойдет.

Полная версия материала - здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter