Рус
Eng

Скрытность vs маневренность: чем китайский дрон Sharp Sword лучше российских аналогов

Аналитика
Скрытность vs маневренность: чем китайский дрон Sharp Sword лучше российских аналогов
Скрытность vs маневренность: чем китайский дрон Sharp Sword лучше российских аналогов
22 января, 13:58
Китайские военные конструкторы не стали, в отличие от российских, добиваться универсальности своих беспилотников, поскольку для разведки и точечных бомбовых ударов маневренность, в отличие от скрытности не нужна

Виктор Кузовков

В одной из популярных китайских соцсетей появилось фото тяжелого разведывательно-ударного дрона-невидимки GJ-11 «Sharp Sword». Причем, БПЛА снят в полете, чего ранее не наблюдалось. Разработан этот беспилотник китайской корпорацией "Hongdu Aviation Industry Group» и в этом году поступил на вооружение Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

Ранее фото этого дрона уже мелькали в СМИ, в частности, его показывали на одном из парадов на буксируемой платформе, но тогда это вполне мог быть и макет в натуральную величину. Сейчас же стало очевидно, что задача создания полноценного ударного стелс-беспилотника китайскими конструкторами в целом решена. Вероятно, это первый беспилотник такого типа, принятый на вооружение за пределами США, что еще раз подтверждает большие успехи КНР на пути создания беспилотной авиации. После создания двух стелс-истребителей и постановки одного из них, а именно Chengdu J-20, на боевое дежурство, это уже второй случай, когда Пекин опережает всех, кроме Вашингтона, в создании боевых машин стелс-категории.

Характеристики GJ-11 «Sharp Sword» примерно следующие: скорость дозвуковая, порядка тысячи километров в час, дальность до четырех тысяч километров (вероятно, имеется в виду перегонная дальность), максимальная взлетная масса до 10 тонн, при этом около двух тонн приходится на полезную нагрузку, а именно авиабомбы. Сделан беспилотник по схеме «летающее крыло», оснащен китайскими двигателями с плоским соплом, имеет размах крыльев 14 метров, а практический потолок машины равняется 12500 метров – не очень много по современным меркам, но для «невидимки», созданной в основном для полетов на малых и сверхмалых высотах, вполне достаточно.

В общих чертах можно констатировать, что китайцам удалось создать то, что пока только испытывается российскими конструкторами. Правда, сравнение характеристик «китайца» с российским БПЛА С-70 «Охотник» все-таки не в пользу первого – наш как-то посолиднее выглядит. И речь не только о размерах, что в данном случае как раз не критично…

Прежде всего, отметим, что российский аналог значительно больше. Максимальный взлетный вес БПЛА С-70 «Охотник», по разным оценкам, колеблется от 20 до 25 тонн. По этому показателю он вполне сопоставим с современным легким реактивным истребителем, а не с китайским собратом. Но главные отличия даже не в этом. «Охотник» гораздо более универсальная машина, и проявляется это буквально во всем, от круга решаемых задач до способов управления.

Предположительно, С-70 «Охотник» сразу делается на основе довольно продвинутых систем искусственного интеллекта, тогда как китайская модель, по крайней мере пока, требует прямого управления оператором на всех этапах полета. На практике это означает, что российский ударный БПЛА сможет выполнять задачи в глубине обороны противника, не демаскируя себя радиообменом с центрами управления. Кроме того, время реакции ИИ на внезапно изменившуюся ситуацию, например, на обнаружение противником, будет исчисляться сотыми долями секунды, тогда как в случае с оператором и внешним управлением речь, с учетом задержек связи, может идти о нескольких секундах. А в современных боевых условиях этого может быть достаточно для поражения БПЛА.

Помимо этого, система искусственного интеллекта делает возможным работу БПЛА в связке с управляемым самолетом, в нашем случае – Су-57. Информации о возможности такого боевого применения более чем достаточно, она официально, хотя и без лишних подробностей, подтверждена источниками в министерстве обороны РФ. А значит, разрабатываемый российский БПЛА может получить еще одно большое преимущество.

Вообще, совместная работа робота и управляемого самолета в принципе невозможна без применения искусственного интеллекта. Суть этой работы в том, что беспилотник должен самостоятельно анализировать поступающую информацию, рассчитывать угрозы для себя и своего «старшего собрата», принимать и выполнять решения, от которых зависит как его собственное благополучие, так и, возможно, жизнь летчика в пилотируемой машине. Если он не сможет этого делать, то на пилота Су-57 ляжет огромная дополнительная нагрузка по управлению беспилотником, которую чисто физически невозможно вынести. То есть, для выполнения совместных полетов пришлось бы в обязательном порядке сажать в истребитель второго пилота, в задачу которого входило бы исключительно управление беспилотником. И даже в этом случае есть большие сомнения в функциональности подобной схемы управления и боевого применения.

Помимо этого, подобная схема взаимодействия, без ИИ, предполагает активный радиообмен между истребителем и БПЛА, особенно, в момент воздушного столкновения с самолетами противника. А значит, связка потенциально уязвима для систем РЭБ, что значительно ухудшает выживаемость такой пары в воздушном бою.

Также следует отметить, что С-70 может применяться не только для ударов по наземным целям, но и для атак воздушных целей различных типов. Это резко увеличивает его ценность в качестве «ведомого» и предполагает более высокую выживаемость пилотируемых самолетов в столкновениях. Для того, чтобы достигнуть подобной универсальности, нужно было решить сразу несколько сложных задач, в частности, не только создать управляющую систему с элементами искусственного интеллекта, но и научить беспилотник использовать ракеты «воздух-воздух», в том числе (и даже прежде всего) из внутренних отсеков, что ранее практически нигде не применялось.

Строго говоря, несмотря на внешнее сходство, китайский GJ-11 «Sharp Sword» больше напоминает некоторые европейские экспериментальные беспилотники, например, английский БПЛА «Taranis» или «общеевропейский» «nEUROn», а не российский С-70. Там, действительно, совпадают и массогабаритные характеристики, и довольно жесткая специализация, и узкий спектр применяемого вооружения. Россия же, как обычно, пошла своим путем, получив едва ли не многоцелевой беспилотный стелс-самолет, призванный решать широкий круг задач. Другое дело, насколько удачным окажется это решение, и не окажутся ли правы наши иностранные конкуренты, пошедшие по пути создания более дешевого БПЛА, настоящего «расходника» для ведения боевых действий, приспособленного только для разведки и нанесения точечных бомбовых ударов.

Также следует отметить, что GJ-11 «Sharp Sword» создан с применением технологии «плоского сопла», тогда как в нашем случае прототип С-70 «Охотник» (как, впрочем, и прототипы Су-57) летает пока с двигателем, оснащенным обычным, круглым соплом. Это кажется не особенно важным, и все-таки заострим на этом внимание…

Дело в том, что и плоское, и круглое сопла имеют ряд преимуществ. В частности, плоское сопло менее заметно на экранах радаров, а также позволяет уменьшить тепловой след самолета. В рамках концепции «невидимки» применение именно плоского сопла кажется наиболее логичным – если уж мы вкладываем огромные силы и средства в технологии невидимости, то нужно идти до конца и делать это везде, где только можно. Сопло обычного, круглого сечения лучше использовать в том случае, если вы хотите обеспечить наилучшие пилотажные характеристики вашей машины. Что, в общем, тоже имеет право на жизнь, но в рамках существующего тренда развития боевой авиации необходимость высокой маневренности летательных аппаратов вообще поставлена под сомнение. Наши недруги недаром говорят – «Ваши «сушки» могут крутиться в воздухе как угодно, от ракеты все равно не увернутся». Увы, в этом есть некоторая доля правды, а значит, ценность права выстрелить первым, а значит, и ценность невидимости, возрастает в современном воздушном бою многократно.

Также можно отметить, что плоское сопло, как правило, несколько уменьшает общую тягу двигателей, и это ощутимый минус. В то же время, двигатели с обычным, круглым соплом давно и хорошо освоены промышленностью, что положительно сказывается на их цене. Добавим к этому то, что вектор тяги плоского сопла может изменяться только в вертикальной плоскости, что не критично, но все-таки может влиять на некоторые показатели маневренности. В общем, споры по поводу того, какие сопла использовать, все еще идут, по крайней мере, в России, где конструкторы и военные традиционно уделяют большое внимание сверхманевренности, как важному элементу ведения воздушного боя.

Вероятно, то, что наши перспективные машины до сих пор оснащены двигателями с круглым соплом, во многом является отголоском этих споров. Помимо этого, нельзя исключать и некоторых лоббистских интересов промышленности, которой и без того довольно трудно даются новые авиационные двигатели, характеристики которых соответствовали бы лучшим западным образцам. Добавим к этому некий концептуальный спор о том, что же лучше – скрытность или маневренность – и получим то, что имеем, а именно чуть ли не нарочитое пренебрежение со стороны наших конструкторов к плоскому соплу.

Китайцы, несмотря на имеющиеся и там большие проблемы в авиационном двигателестроении, свой выбор сделали в пользу скрытности. И в их случае можно почти наверняка сказать, что этот выбор верен – универсальностью их конструкторы и военные не заморачивались, а для разведки и точечных бомбовых ударов маневренность в принципе и не нужна.

Также следует помнить о том, что технологии искусственного интеллекта развиваются в КНР едва ли не быстрее, чем в России. А значит, уже скоро мы можем ожидать, что GJ-11 «Sharp Sword» научат летать и самостоятельно, и в связке с истребителями. То есть, качественное отставание от нашего С-70 китайцы скорее всего преодолеют за десятилетие, не больше. Открытым остается вопрос о применении китайским беспилотником ракет «воздух-воздух», поскольку для этого вряд ли будет достаточно просто внести изменение в программное обеспечение БПЛА. Но все-таки появление модернизированных моделей GJ-11, способных решать и эту задачу, тоже можно предполагать с большой долей вероятности.

При этом китайский БПЛА останется более скрытным, чем российский, если мы так и будем сидеть на двух стульях, сочетая, с ущербом для себя, скрытность и маневренность в наших машинах. А еще наверняка он будет гораздо более массовым.

И это уже серьезный повод задуматься…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter