Рус
Eng

Деньгами по мове: как Советская власть искореняла украинский язык

Аналитика
Деньгами по мове: как Советская власть искореняла украинский язык
Деньгами по мове: как Советская власть искореняла украинский язык
21 июля 2020, 18:02
В СССР учителям русского языка в Украине платили зарплату на 15% большую, чем учителям украинского.

О том какими методами в СССР создавалась новая историческая общность «советский народ» рассказывает в своем блоге украинский аналитик Андрей Окара:

«На днях возник неприятный спор с двумя человеками об одном достаточно давнем вопросе, которому лет — примерно столько же, сколько и Олимпиаде-80. О политике денационализации в позднем СССР.

Речь не об оценках, а о фактах, поэтому заранее прошу прощения за многословие.

А именно. В Советском Союзе была достаточно сложная национальная политика. Сначала — это была «коренизация» и создание национально-культурных идентичностей для многих народов, живших в СССР, и ранее таковых или не имевших вовсе, или имевших фрагментарные идентичности. Подобные волны сменялись волнами русификации. При этом конструкторы «советского народа» к разным народам в разные периоды относились по-разному. Но общая тенденция была следующей: сложные, концептуальные темы должны существовать на русском языке, городской язык — русский плюс чуть-чуть местного колорита. А село — ну там пусть разговаривают как угодно. Пускай танцуют в своих халатах, тюбетейках и шароварах свои аборигенные танцы и поют свои замечательно-унылые или наоборот — зажигательные песни.

В брежневские времена у партии возникло ощущение, что создать «советский народ» как новую общность уже почти можно. При Андропове начали гонять не только «бездельников», но и диссидентов, в т.ч. «буржуазных националистов».

Предметом нашего спора стала практика дополнительного мотивирования учителей русского языка в УССР — о том, что они получали на 15% больше (от оклада), чем учителя украинского и другие учителя. Я об слышал от очень многих людей, преподававших в УССР русский язык и литературу в школах, а также — на кафедре русской филологии в пединституте.

А результат всей этой советской культурной политики таков: из моих друзей и знакомых, учившихся и живущих в Беларуси, лишь несколько могут говорить па-беларуску. Из учившихся и живущих в Украине примерно половина может говорить українською.

В 1980-х это была не политика запретов. Это была политика демотивации.

Хорошо это или плохо — я не готов здесь обсуждать. Но это — закономерно.

Кстати, я хорошо понимаю советскую власть и ее озабоченность «украинским вопросом». Это очень напоминает нынешнюю озабоченность АП РФ «хабаровским вопросом», который, к слову, тоже в некоторой степени украинский (а сам Сергей Фургал, если верить Белковскому, — выходец из молдавской семьи, переехавшей в давние времена из Украины; при этом знакомые молдаване не подтвердили молдавского генезиса фамилии). Представьте себе на минуту компактно проживающий на территории УССР 52-миллионный народ, у которого нет проблем с идентичностью — т.е. нет постоянных гамлетовских вопросов: кто я? «Немного не такой» русский? Малоросс? Новоросс? Украинец? Х..хол? «Русский украинец»? Восточный славянин? Часть единого советского народа? У которого в принципе нет «языкового вопроса» и нет языковой границы между селом и городом, которому не рассказывают, что его язык нужен лишь для кручения хвоста у коровы или для сентиментальных романсов. У которого нет взаимной региональной ненависти — между донецкими и львовскими. И т.д. А ведь именно подобный результат мог получиться вследствие национальной политики 1920-х годов. Но после той политики «коренизации» и НЭПа был «год великого перелома», процесс СВУ, Голодомор, «Расстрелянное Возрождение» и много чего еще. Также стоит добавить, что народ без непрерывной государственнической традиции, без обожествления власти (скорее — ровно наоборот), с анархистскими привычками. Я бы на месте московских большевиков очень бы серьезно напрягся и рассматривал бы такую общность как прямую угрозу для СССР — даже если бы все жители УССР были бы поголовно коммунистами и верили в «светлое будущее».

Но вернемся к 15% доплаты учителям русского языка.

Я столкнулся с тем, что очень мало кто из историков XX века, историков украинского языка и социолингвистов были в курсе относительно нормативного (точнее, подзаконного) акта, устанавливающего эти самые 15%. (Кстати, возможно, таких актов было несколько — я нашел один.) В этом акте речь идет не о вообще всех школах, а о школах сельских и в небольших городах (пгт). Мои знакомые, преподававшие русский язык в школах и техникумах в больших городах УССР, свидетельствуют, что получали эти добавки и там тоже.

Те люди, от которых я об этом слышал, говорили, что им тогда (в 1980-х) мотивировали эти самые 15% влиянием МО СССР — мол, парни идут в армию и плохо знают русский язык. Поэтому пусть учителям будет доплата. В том Постановлении, о котором речь, следов присутствия МО СССР я не обнаружил. Думаю, что сейчас причастность или непричастность армии к этим 15% выявить невозможно. Но помню, что если родители школьника имели хоть какое-то отношение к советской армии, его сразу же освобождали от изучения белорусского (украинского) языка.

Результат всего этого теперь таков (это оценочное суждение): украинский язык (за пределами Западной Украины) находится на грани исчезновения, белорусский — за гранью.

В общем, вот отрывок из найденного мною Постановления. (Занятно, что п. 8 засекречен.)

И еще — цитата из автобиографических воспоминаний Александра Довженко, который окончил незадолго до революции Глуховский учительский институт...»

***

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОМПАРТИИ УКРАИНЫ И СОВЕТА МИНИСТРОВ УКРАИНСКОЙ СCP

от 10 июня 1983 года

Об организации выполнения в республике постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 26 мая 1983 № 473 «О дополнительных мерах по улучшению изучения русского языка в общеобразовательных школах и других учебных заведениях союзных республик».

8. Секретно.

9.

4) Постановили увеличить с 1984 года на 15 процентов ставки заработной платы учителей подготовительных и I -III классов, ведущих занятия по русскому языку, учителей русского языка и литературы IV-X (XI) классов общеобразовательных школ и школ-интернатов, учителей русского языка и литературы всех типов и наименований профессиональных и средних специальных учебных заведений с нерусским языком обучения, расположенных в сельской местности и поселках городского типа.

***

ПОСТАНОВА ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМІТЕТУ КОМПАРТІЇ УКРАЇНИ І РАДИ МІНІСТРІВ УКРАЇНСЬКОЇ PCP

від 10 червня 1983 року

Про організацію виконання в республіці постанови ЦК КПРС і Ради Міністрів СРСР від 26 травня 1983 р. № 473 «Про додаткові заходи по поліпшенню вивчення російської мови в загальноосвітніх школах та інших навчальних закладах союзних республік».

8. Таємно.

9. Довести до відома Держплану УРСР, Міністерства вищої і середньої спеціальної освіти УРСР, Міністерства освіти УРСР, Державного комітету УРСР по професійно-технічній освіті, Міністерства фінансів УРСР, обкомів, Київського міськкому Компартії України, облвиконкомів, Київського і Севастопольського міськвиконкомів, що ЦК КПРС і Рада Міністрів СРСР постановою від 26 травня № 473 «Про додаткові заходи по поліпшенню вивчення російської мови в загальноосвітніх школах та інших навчальних закладах союзних республік»;

4) Постановили збільшити з 1984 року на 15 процентів ставки заробітної плати вчителів підготовчих і І —III класів, які ведуть заняття з російської мови, вчителів російської мови і літератури IV—X (XI) класів загальноосвітніх шкіл та шкіл-інтернатів, вчителів російської мови і літератури всіх типів і найменувань професійних і середніх спеціальних навчальних закладів з неросійською мовою навчання, розташованих в сільській місцевості і в селищах міського типу.

ЦДАГОУ.— Ф № 1—Оп. № 10,—Спр. 3146,—Арк. 28—31.

***

Александр Довженко (об обучении в Глуховском учительском институте, примерно 1914 год)

«Из нас готовили учителей — обрусителей края. В Киевской, Подольской и Волынской губерниях к нашему жалованию впоследствии добавлялась какая-то надбавка, кажется, восемнадцать рублей в месяц — за обрусения края

(«З нас готували учителів – обрусителів краю. В Київській, Подільській і Волинській губерніях до нашої платні згодом додавалась якась надбавка, здається, вісімнадцять карбованців на місяць, – за обрусіння краю».)

(Довженко О. Твори : у 5 т. / О.Довженко. – К. : Дніпро, 1964. Т.1. С. 23.)

Сюжеты:
Былое
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter