Рус
Eng

Амбиции vs реальность: как Россия оказалась в «ловушке среднего дохода»

Аналитика
Амбиции vs реальность: как Россия оказалась в «ловушке среднего дохода»
Амбиции vs реальность: как Россия оказалась в «ловушке среднего дохода»
21 января 2021, 12:39
Претензии у страны, находящейся в ситуации, в которой оказалась Россия, такие же как у развитых стран, тогда как уровень технологий - как у развивающихся, причем денег на инвестиции в модернизацию и радикальный рост производительности все время не хватает.

Экономист Дмитрий Прокофьев и финансист Никита Демидов исследуют в своем канале феномен «ловушки среднего дохода», характерный для развивающихся стран вроде России и Турции.

И хотя, по их мнению, «экономически» Турция и РФ вроде бы совсем не похожи друг на друга, они имеют сходство в одной ключевой характеристике - уровень подушевого ВВП (в «живых долларах»). До карантина он составлял около $11 000 для РФ, и около $9 000 для Турции. (чуть меньше среднемирового уровня)

А это имеет принципиальное значение, уверены эксперты. Это та самая «ловушка среднего дохода», стенка, в которую упирается множество экономик. Вроде бы и рост есть, и деньги есть, и «мы стали более лучше одеваться», а настоящего подъема благосостояния (и сокращения разрыва с развитыми странами) - нет. То есть начальство богатеет, количество роллс-ройсов на улицах столицы растет, а денег у людей как не было, так и нет.

Научное объяснение (одно из), звучит примерно так. Претензии у страны, находящейся «в ловушке среднего дохода» такие же как у «развитой», а технологии у нее - как у «развивающейся», и денег на инвестиции в модернизацию и радикальный рост производительности, все время не хватает.

Почему не хватает? – задаются вопросом эксперты. И отвечают:

«Потому, что элиты страны, оказавшейся в такой ловушке, стоят перед принципиальным выбором - небольшую экономику они могут легко контролировать и фактически «поделить» между собой - ну, как мы и видим в РФ.

А для роста - нужно дать денег людям и обеспечить равные правила игры и возможность реального влияния на политику.

Но такое решение сократит возможности элиты для обогащения и безответственного управления.

Это примерно такой же выбор, как отказаться от владения колхозным рынком и купить акции Tesla. Да, денег у начальников будет больше, но бесконтрольной власти - меньше...»

Эксперты ссылаются также на Теорию уплотнительных колец лауреата нобелевской премии по экономике Майкла Кремера, суть которой заключается в важности самых мелких деталей в сложных системах, в обычной экономике это выражается, например, в том что в крупные корпорации которые производят сложные продукты, даже на должность секретаря устраивают многоступенчатые собеседования т.к. цена ошибки даже простого секретаря может исчисляться миллионами.

Так вот, такие корпорации могут существовать только в достаточно большом и богатом рынке. Каждая такая корпорация платит очень высокую зарплату своим сотрудникам, у нее огромное количество подрядчиков, каждый из них тоже хорошо платит сотрудникам, все множество подобных корпораций в итоге формирует рынок потребителей. Соответственно, если вы не платите своим сотрудникам или играете в работающую бедность, то у вас отсутствует рынок или же он слишком скромного размера чтобы вас обеспечить. Как следствие, невозможны какие либо инновации и прочие радости жизни.

Так, например, Китай имеет шансы вырваться из ловушки среднего дохода так как там существует уже большой пул корпораций зарабатывающих на внутреннем рынке и кровно заинтересованных в том чтобы объемы росли, а вот у Турции шансы вырваться сильно меньше. Чтобы вырваться, ей нужно пробить себе хотя бы рынок в 400 млн потребителей, а вот где она такой рынок найдет большой вопрос, ей по уму надо сворачивать играть в империю и интегрироваться в ЕС, там она рынок найдёт, в противном случае, на какой то итерации своей экспансионистской политики она надорвется и слетит.

А вот страны бывшего СССР при сохранении существующего порядка не ждет ничего хорошего, так как были очень грамотно зарублены все инициативы по созданию общего рынка, добавьте к этому начальство которое не хочет платить деньги людям и создавать тем самым рынок, и, картинка сложится. Надо еще учесть, что вечно жить в подобной стагнации тоже не получится, при отсутствии какого либо развития последует следующий виток деградации, из которого ловушка среднего дохода будет рассматриваться как желаемое достижение, так как реальное положение будет намного хуже.

Далее эксперты ссылаются на расчеты экономиста Сеймура Липсета, который показал, что имея средний доход $ 9-12 000, люди теряют страх пред властью – денег у них уже достаточно, чтобы не бояться крайней бедности, можно существовать независимо от начальства, есть достаточно свободного времени, чтобы интересоваться степенью легитимности начальства.

И совсем не факт, что «элита» в этой ситуации действительно выберет долю в «большой экономике» вместо полного контроля над «малой экономикой»

А начальство, которое все про себя-то прекрасно понимает, упираясь в «стенку среднего дохода», начинает подпирать свою легитимность не экономическими успехами внутри страны, а политической активностью вовне. Отсюда и вся эта «экспансия» России и Турции на международном уровне: власти, столкнувшись с выбором - развивать экономику собственной страны, давая возможность народу богатеть, но, тем самым, сокращая для себя политическое поле, выбирает внешнюю экспансию, расширяя подконтрольные рынки для национального бизнеса. Так поступают многие активно растущие экономически страны. Так поступала Япония в первой половине двадцатого века, так действовали немцы перед первой и второй мировыми войнами.

Однако в случае с Россией это не получится, уверены эксперты:

«Мысль очевидная, но вот какая здесь проблема: как правило, рынки правительства «расширяют» не для какого-то абстрактного «национального бизнеса», а для конкретных олигархических группировок, которые получают к этим рынкам доступ...»

Российская империя в свое время этим занималась, например, в Корее, в самом начале ХХ века, напоминают они и приводят в пример рассказ историка Константина Гайворонского.

В 1896 году купец Юлий Бринер получил от корейского короля право на вырубку леса в бассейне реки Ялу – на корейско-китайской границе. Сам счел, что не потянет предприятие, решив продать концессию в Петербурге. Предложением заинтересовалась группа «деловых людей», во главе которой стал Александр Безобразов. Ни он, ни его «коллеги» ничего в лесном бизнесе не понимали, но это было и не важно, ибо с самого начала компания нацелилась на распил казенных средств.

Залогом успеха были связи Безобразова, отставного кавалергарда, в 1880-х состоявшего в «Святой дружине». Члены этой организации поклялись уничтожать лиц, злоумышлявших против царской фамилии. Никого не уничтожили, но зато Безобразов тесно познакомился с главой «Дружины» -министром Императорского двора графом Илларионом Воронцовым-Дашковым. А это был прямой выход на императора.

В феврале 1898 года Воронцов-Дашков подал Николаю II записку с планом организации Восточно-Азиатской компании: «Не для обогащения только отдельных лиц… но для самого насаждения русских идей». Идеи предполагалось насаждать методом строительства на севере Кореи стратегических шоссе, складов и т.д. – иными словами, готовить театр военных действий под прикрытием вырубки леса. Из этого, понятно, вытекала необходимость государственной поддержки частному предприятию, столь ревностно заботящемуся об интересах империи.

Более того, концессионерами был составлен проект договора между Восточно-Азиатской компанией и правительством, по которому ей передавались (после установления над Кореей российского протектората) все корейские государственные финансы и исполнение бюджета. Бюджет Кореи был профицитным, и «остаток» его (несколько миллионов в год) по договору делился между Минфином России и акционерами. Лес на Ялу на это фоне был не более чем поводом для серьезного разговора.

В итоге сложилась уникальная ситуация: не имея официального статуса, Безобразов, которому был открыт специальный счет на 2 млн рублей, разъезжал по Дальнему Востоку, вербовал в союзники чиновников, требовал несколько сот «переодетых в штатское платье солдат» на работы в Корею, строил планы «мирного завоевания» Манчьжурии.

«Витте и Ламсдорф должны открыть всю Южную Манчьжурию иностранцам и иностранным предприятиям, – откровенничал он с Куропаткиным. – Но затем должны явиться на сцену послушные нам хунхузы, и предприятия лопаются, люди исчезают»

А дальше была война с Японией, (поводом к которой послужила русская «активность» в Корее).

В ходе войны был потерян флот и Порт-Артур, половина Сахалина, а в стране разразилась революция. А сам регион с тех пор так и остался задворками России. Безобразов почти всю войну провел в Швейцарии. Восточно-Азиатская компания была ликвидирована весной 1905-го, причем выяснилось, что никто из учредителей не внёс ни копейки в основной капитал – оперировали исключительно казенными суммами. Формально убытки казны от предприятия составили 2,58 млн рублей. Фактически на войну было потрачено 2,347 млрд (без стоимости погибших кораблей и потерянной инфраструктуры Квантуна).

В телесериалах для козней против России иностранные разведки обычно нанимают революционеров, пишет Гайворонский. В жизни эту роль куда успешнее исполняют вполне встроенные в элиту персонажи. И не потому, что они завербованы, а просто в силу совпадения интересов...

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter