Рус
Eng

"Теперь получим паранойю": политики и журналисты обсуждают новый закон об иноагентах

Аналитика
"Теперь получим паранойю": политики и журналисты  обсуждают новый закон об иноагентах
"Теперь получим паранойю": политики и журналисты обсуждают новый закон об иноагентах
20 ноября 2019, 12:49
Принятием этого закона власти добиваются резкого уменьшения желания граждан публично выражать свои мысли

Итак, Госдума приняла во втором (основном) чтении законопроект об иностранных агентах. Отныне иностранное СМИ или физическое лицо, признанное в России иностранным агентом, будет обязано учредить в России свое юридическое лицо. Распространение материалов этих СМИ нужно будет сопровождать уведомлением, что они выпущены иностранным агентом.

В случае если такое СМИ нарушит порядок работы в России и это будет подтверждено судом, российские власти будут блокировать к нему доступ. Для этого в закон о СМИ будет добавлена статья 15.9 «Порядок ограничения доступа к информационному ресурсу иностранного средства массовой информации, выполняющего функции иностранного агента, и (или) информационному ресурсу российского юридического лица, учрежденного таким иностранным средством массовой информации».

Социальные сети активно комментируют это событие.

Так, публицист Олег Кашин считает, что борьба российских властей с иностранными агентами очень похожа на маккартизм в США:

«Если они так боятся сейчас западного влияния, зачем они сами так старательно копируют Америку самых мрачных ее времен?»

***

Писатель, публицист и предприниматель Сергей Беседин уверен, что за этот законопроект голосуют, мягко говоря, не слишком умные люди :

«У меня тут была как-то судебная тяжба с одним депутатом Госдумы, который по несчастному стечению обстоятельств оказался клиентом нашей компании. Точнее, сначала оказался клиентом, а потом стал депутатом. Не буду раскрывать его инкогнито, а то ещё одну тяжбу начнёт, с него станется. Так вот, в процессе тяжбы я убедился, что это невероятно глупый человек. Ну в смысле там просто дна нет. Глупый, мелочный и нудный. И теперь я, собственно, не удивляюсь никаким новым бредовым законопроектам. Потому как не уверен, что остальные персонажи там намного умнее.

Вот, к примеру, вчерашний закон про физических лиц - иноагентов. Во-первых, это просто набор слов, типа “авада кедавра”. Кто такие иноагенты? Это те, отвечает с бодрой улыбкой депутат Левин, кто расшаривает иностранные СМИ. После этого улыбка сползает с лица депутата, так как он понимает, что иноагентами в таком случае станут все, и он в том числе. Расшаривает за деньги, осторожно уточняет Левин. Точней, работает на иностранные СМИ, ещё более осторожно добавляет он, ступая в зыбкую трясину абсурда. И, уже наполовину скрываясь в этой трясине, он кричит оттуда жалобно: “Но российских блогеров это не касается! Особенно тех, кто пишет про культуру и спорт!”

Предоставим депутатам, по методу Мюнхгаузена, выбираться из этого болота самостоятельно, а пока перейдём к практической реализации этого закона. Ну вот, хорошо, мы установили, что некто Абрам Арчибальдович Иванов - иноагент. Но как об этом узнать окружающим? Ведь они могут, не ведая о том, ходить с ним по одной Москве, дышать одним воздухом или, не дай бог, жить на одной площадке? Будет ли предатель Родины как-то физически помечаться? Не увечьями на лице, конечно (хотя за добровольцев-патриотов мы не поручимся), а специальными нашивками на грудь и рукав. Будут ли ходить по квартирам иноагентов маляры, которые по трафарету, посвистывая “То березка, то рябина”, станут наносить на двери отщепенцев пояснительные надписи? Как будет поражен в правах иноагент? Откажутся ли ему продавать в магазине первосортное филе, а оставят только мясную обрезь? Может ли он ездить в автобусе на передней площадке? Разрешено ли ему выходить из-за черты оседлости?

И вообще, что это за стыдливый эвфемизм - “иноагент”? Откуда эта застенчивость, достойная институтки? Пишите чётко и ясно, как раньше. Японский шпион. Американский прихвостень. Троцкистско-бухаринский… ой, простите, навально-каспаровский изверг. Враг народа, в конце концов. Хотя, если помните Ибсена, его folkefiende Томас Стокман как раз в итоге оказывается единственным другом народа, протестуя против того, чтобы горожане и курортники пили из источника, куда сливают канализацию.

Я тоже против того, чтобы люди пили из соловьевско-киселевского источника с фекалиями. И называйте меня как хотите...»

***

Не менее резко отозвался о новой инициативе властей политик Дмитрий Гудков:

«С ними будут поступать так же, как с НКО: то есть требовать указывать во всех публикациях, что они «иностранные агенты», а за отказ это делать – штрафовать и разорять. Совсем конкретные меры пока предсказать трудно, так как они оставлены для правительства, но главное понятно.

Список НКО-иноагентов на сайте Минюста будет дополнен таким же списком СМИ и людей. Для того, чтобы вам оказаться в этом списке, нужно будет очень мало (цитирую сайт Думы):

«В соответствии с поправками иноагентами могут быть признаны физические лица, которые распространяют материалы СМИ – иностранных агентов или участвуют в их создании, а также получают деньги или имущество из‑за рубежа либо от российских юрлиц, финансируемых из иностранных источников».

Иными словами, речь идет не только о журналистах, пишущих для условного DW, но и о людях, которые лайкают посты в соцсетях. О каждом из нас.

Теперь – что законопроект означает в реальности. 1) Новая волна блокировок СМИ и сужение зоны для работы журналистом в России. 2) В стране появляются люди-изгои. Перестать быть таким человеком будет невозможно, как невозможно для НКО перестать быть иноагентом: механизм выхода из «иноагентов» отсутствует как класс. Этих людей-изгоев власть будет выбирать произвольно, потому что придумать (подделать) лайк ничего не стоит, а для нужного человека он всегда найдется.

Этих изгоев будут разорять, вынуждая либо эмигрировать, либо идти по миру и рано или поздно садиться в тюрьму из-за огромных штрафов. Это НКО можно закрыть и открыть заново, а жизнь – нельзя.

Во времена Второй мировой король Дании первым нашил себе на одежду желтую звезду, защищая своих подданных от фашистов и тем самым объявляя: я тоже еврей. Если мы все не станем датскими королями, то вскоре многие из нас станут иноагентами.

Освенцим – это близко и недавно.»

***

Журналист Александр Плющев испытал в этой связи крайне неприятное и необычное чувство:

«По поводу принятого в основном чтении закона о гражданах-иноагентах. Очень необычное чувство, что власти твоей родины разрабатывают и принимают целый закон против конкретного тебя. Ну, не только именно тебя, но ты в той самой, очень небольшой группе людей.

Всё мы попадаем под разные законы, но вот чтобы войти в специальный список своим именем и фамилией - это совсем другое. Вряд ли те, кто попал под персональные санкции, скажем, в связи с Magnitsky act или из-за Донбасса чувствуют в точности то же самое, все-таки там против тебя действует чужая страна, а тут - своя собственная.

Зато теперь, мы знаем каково с серебром, посмотрим, каково с кислотой...»

***

Журналист Дмитрий Колезев утверждает, что по этому закону признать иноагентом можно будет буквально любого человека:

1. Так как признать иноагентом фактически могут любого, кто а). публикует что-то в блогах и соцсетях и б). получает материальные блага из-за границы в любом виде (вплоть до оплаты авиабилетов), избежать получения статуса иностранного агента должны помочь две стратегии: а). Не публиковать ничего в блогах и социальных сетях и б). Не иметь никаких контактов с иностранцами, чтобы не дай бог не получить от них какой-то материальной поддержки. Фактически же государство говорит: «Если вы что-то говорите/пишите публично, не смейте приближаться к иностранцам».

2. Может ли в 2019 году человек, ведущий активную интеллектуальную жизнь и пишущий на политические темы, отгородиться индивидуальным железным занавесом от иностранцев? Ну, теоретически — может. При этом он должен отказаться от публикации в иностранных СМИ (а при резком сокращении независимых российских СМИ это затруднительно, где публиковаться-то?). Он должен отказаться от поездок на иностранные конференции или, по крайней мере, исключить оплату таких поездок принимающей стороной (но тогда большинство журналистов перестанут ездить за границу, им это просто не по карману — а значит, будут получать меньше международного опыта, окуклятся в своих взглядах, будут выключены из международной дискуссии). Это как бы способ «национализации интеллектуалов», но отрезанные от международных связей интеллектуалы склонны превращаться в интеллектуальное болото.

3. Если бы предлагаемый законопроект действовал на всех, то независимые и оппозиционные публицисты по крайней мере могли бы требовать в ответ признать иноагентами и многих бизнесменов, депутатов и публичных лиц, которые лояльны Кремлю, но точно так же получают иностранную поддержку в том или ином виде. Однако авторы закона откровенно говорят: закон будет действовать избирательно, кого захотим того и признаем агентом. Звучит цифра в «20-30 фамилий»; можно предположить, что эти 20-30 фамилий уже выбраны. И думаю, что этим числом список не ограничится.

4. Станет ли жизнь признанных иноагентами невыносимой? Вроде бы нет. Их обяжут маркировать публикации (что унизительно, конечно) и сдавать декларации о доходах. В этом смысле депутаты хотят, чтобы блогеры и журналисты действовали по тем же правилам, что чиновники и народные избранники. Но при этом забывают, что независимые журналисты и блогеры не наделены никакой властью, не получают зарплату от государства, и не очень понятно, на каком основании от них требуется та же степень прозрачности, что от парламентариев. Однако мы не знаем, какие меры дискриминации для «иноагентов» придумает власть в будущем. Обязанность отмечаться в Минюсте, запрет занимать государственные должности, запрет избираться? Да что угодно.

5. Вроде бы очевидно, но проговорю: нужно помнить, что название «иностранный агент» в подавляющем большинстве случаев — ложный ярлык. Агент — тот, кто действует в интересах некоего субъекта. Мария Бутина действительно была агентом влияния России в США и вела соответствующую деятельность. Условный Александр Плющев, публикующий колонки в DW и получающий за это гонорар, не является агентом влияния Германии: он выражает свои мысли, он профессиональный журналист и комментатор, он гражданин России, пишущий на русском языке и обращающийся к гражданам своей страны.

6. Последствия для «обычных граждан» — не только в том, что профессиональные журналисты и блогеры будут еще менее свободны в дискуссии и выражении своих мыслей. Стать «иностранным агентом» может буквально любой, для этого не обязательно быть Плющевым, или Крашенинниковым, или Колезевым — неосторожный репост, использование вашего поста в иностранном СМИ (даже без вашего ведома), общение с человеком, который оказался иностранным журналистом — все это создает риск получить ярлык. После нескольких таких случаев («Марьиванну признали иностранным агентом, потому что ее пост в «Одноклассниках» процитировало «Радио Свобода», а четыре года назад она получила перевод от родственника из Молдовы») получим паранойю, боязнь иностранцев и резкое уменьшение желания граждан публично выражать свои мысли. Чего, возможно, государство и добивается...»

***

А писатель и публицист Марина Шаповалова обещает:

«Когда будет принят закон о признании физлиц иноагентами, сделаю себе футболку с надписью «иностранный агент» по желтой шестиконечной звезде. Надо всё доводить до совершенства...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter