Рус
Eng

Кесарю - кесарево: на каждого валаамского монаха потрачено 43 млн рублей государственных инвестиций

Аналитика
Кесарю - кесарево: на каждого валаамского монаха потрачено 43 млн рублей государственных инвестиций
Кесарю - кесарево: на каждого валаамского монаха потрачено 43 млн рублей государственных инвестиций
20 октября 2017, 15:49
Подробный разбор того, как и на что уходят бюджетные вливания в монастырь в стране, где церковь отделена от государства, сделал Межрегиональный интернет-журнал «7x7».

У редакции «7x7» накопилось достаточно информации о финансовых потоках, текущих на остров. Мы пытались разобраться в том, зачем государство вкладывает так много средств в развитие Валаамского монастыря — и не они ли являются действительной причиной желания монастыря безраздельно властвовать на Валааме? Ответом на этот вопрос стало отдельное расследование. В нем — цифры и факты, дающие представление о финансовом благополучии Валаамского Спасо-Преображенского ставропигиального (то есть подчиняющегося непосредственно патриарху) мужского монастыря.

Масштаб по-монастырски

Чтобы оценить масштаб финансовых вливаний в монастырь, достаточно обратиться к открытым источникам и базам данных. Из них становится ясно: Валаамский монастырь любит и умеет зарабатывать. В списке учрежденных или аффилированных с монастырём коммерческих и некоммерческих (но тоже зарабатывающих) структур — полтора десятка фирм. Как и сам монастырь, многие их них (в том числе самая прибыльная - ООО «Паломническая служба Валаамского монастыря») - зарегистрированы в Санкт-Петербурге или Москве, там же поставлены на налоговый учет.

Схема связей основных физических и юридических лиц, учрежденных или аффилированных с Валаамским монастырем

Общая выручка монастырских предприятий (не считая аффилированных с монастырем ИП, таких как ИП Валаамский Агапий Панкратьевич, который занимается производством сыра на монастырской ферме) составила в 2015 году, по данным «КоммерсантЪ-Картотеки», 179 млн 744 тыс. рублей. К этой сумме нужно прибавить 322 млн рублей, полученных от государства учрежденной монастырем некоммерческой организацией АНО «Валаам». Средства предназначались на реконструкцию здания сгоревшей 1 мая 2016 года Зимней гостиницы и обеспечение жильем людей, на тот момент проживавших в этом здании.

Почти все монастырские фирмы работают в сфере торговли и услуг: продают местным жителям, туристам и паломникам продукты (в том числе — крепкий алкоголь под брендом «Валаамский монастырь. Аптекарский садъ») и сувениры, предоставляют услуги гостиниц и экскурсоводов, собирают с местных жителей коммунальные платежи. Все это — в условиях монополии.

Принадлежавший когда-то местному жителю продуктовый магазин сначала был закрыт — монастырю не нравилось соседство с алкогольной лавкой. Но через некоторые время в этом же здании уже сам монастырь открыл свой магазин. С тем же ассортиментом продукции — и ценами гораздо выше сортавальского уровня (c 2006 года, когда было упразднено Валаамское самоуправление, посёлок считается частью города Сортавала, расположенного на материке, в 40 км).

— Раньше это был магазин частного предпринимателя Воронко. Монастырь его критиковал за то, что он торгует рядом с монастырём водкой, пивом, сигаретами. Под этим предлогом магазин и закрыли. А потом монастырь открыл в том же помещении свой магазин. В нем также продаются, помимо прочего, водка, пиво, сигареты «в ассортименте». Только цена выросла, —рассказывает местная жительница Светлана Стрельникова. Монополизировал монастырь и продажу на острове сувенирной продукции. Ещё осенью прошлого года у причала монастырской бухты стояли палатки с сувенирной продукцией, производимой руками местных предпринимателей. Производство и продажа сувениров приносила неплохой сезонный доход и нескольким десяткам местных жителей, и монастырю: «светские» лавки соседствовали с церковными. Палатки принадлежали одной из монастырских фирм «Валаам-Сервис», предприниматели заключали с ней договор аренды. Однако после прошлогоднего визита на остров патриарха Кирилла было принято решение палатки снести: мол, торговля мешает паломникам молиться. Все попытки договориться и с монастырем, и с местной сортавальской администрацией, которой принадлежит земля на острове, успеха не принесли. Попытки предпринимателей торговать на причале с раскладных столиков были жестко пресечены службой безопасности монастыря. Даже вмешательство в ситуацию бизнес-омбудсмена Карелии Елены Гнетовой не помогло предпринимателям возобновить торговлю. Несколько семей, в том числе тех, где на попечении предпринимателя находятся несовершеннолетние дети и родители-инвалиды, лишились постоянного источника дохода.

Варвара Сергеева много лет подряд сама изготавливала и продавала сувениры на причале. Последний год искала работу на острове. В итоге вынуждена была перебраться на материк, где на её попечении находятся ребенок-инвалид и престарелые больные родители. Где теперь брать деньги на продолжение лечения, она не знает. Непроданные «товарные запасы», которые только при беглом осмотре тянут на десятки тысяч рублей, вместе с невостребованной швейной машинкой пылятся в квартире в здании гостиницы «Зимней». В сентябре 2016 года Варвара с сыном проиграли очередной суд, инициированный монастырём. Такие же иски — по принудительному переселению с острова в построенные на материке, в Сортавала, дома — монастырское ООО «СЭНТ» подало против всех жильцов «Зимней», чтобы создать в ней духовно-просветительский центр. Теперь их, как и других «злостных нарушителей» валаамского спокойствия, ждёт квартира в доме в Фанерном переулке без центрального отопления и с грибком на стенах.

Другая монастырская организация — «Паломническая служба» — обслуживает всех прибывающих на остров «организованных» туристов. В обязательную программу входит экскурсия по Центральной усадьбе и окрестностям. Экскурсионная программа, правда, не является изобретением монастыря, ведь пришедшие на остров монахи ничего о нем не знали. Все методические материалы — уже готовые инструкции для экскурсоводов, схемы, карты, документы — достались монастырю в наследство. Действующий заместитель директора паломнической службы Владимир Рудин — бывший руководитель Валаамского государственного музея-заповедника. По словам бывших сотрудников музея, он «ушёл в монастырь» вместе с музейной научно-методической документацией и получил руководящий пост, а вместе с ним — и комфортное жилье на острове.

Даже те, кто стремится попасть на остров не за «религиозными», а за «природными» впечатлениями, всё равно вносят свою лепту в копилку монастыря, ведь курсирующие между материком (г. Сортавала) и островом метеоры тоже принадлежат «Паломнической службе». Билет в один конец стоит 900 рублей.

Для тех, кто хочет задержаться на острове, монастырь предлагает проживание в гостиницах — от скромной «Игуменской» до роскошной «Летней». Правда, после «пасхального» пожара 2016 года монастырь лишился сразу двух гостиниц — «Зимней» и «Мансарды». Эта проблема была оперативно устранена: уже в мае в Монастырской бухте пришвартовался теплоход-отель «Адмирал Кузнецов».

Услуги валаамских гостиниц и общепита — вполне легальный бизнес учрежденных и подконтрольных монастырю коммерческих структур. К сожалению, его честность в ряде случаев вызывает сомнения. К примеру, просьба к продавцу монастырского кафе «На причале» о предоставлении кассового и/или товарного чека «для отчетности» встретила непонимание и удивление. — Мы работаем без кассового аппарата, и бланков товарных чеков у меня тоже нет. У нас такое никогда не спрашивают. После нескольких телефонных звонков «старшая по кафе» куда-то отправила «кухонного», который минут через 10 вернулся с товарным чеком с печатью ООО «Паломническая служба Валаамского монастыря».

Если вы поехали на Валаам не на экскурсию, а по служебным делам, будьте готовы к тому, что на просьбу о необходимости счёта за проживание в гостинице вы получите от монастыря не финансовый документ строгой отчетности, а «справку о пожертвовании». Находят ли доходы от незадокументированной продажи еды туристам и «пожертвования» за проживание в монастырских гостиницах отражение в финансовых отчетах монастырских фирм? И, следовательно, облагаются ли они налогами, которые должны поступать в бюджет государства, региона и города Сортавала? На этот вопрос, надеемся, смогут ответить компетентные органы. А вот на вопрос о том, каковы реальные доходы монастырских бизнес-компаний, вряд ли ответят даже сами церковные предприниматели. Мы лишь констатируем факт: в 2015 году, по данным «Коммерсантъ-Картотеки», монастырские компании, ответственные за приём и размещение туристов — ООО «Паломническая служба» и ООО «Эквал» — показали весьма слабую, по сравнению с выручкой, прибыль.

Контролировать сложно, вкладывать — легко!

Похоже, региональные власти о чём-то догадывались. Во всяком случае, идея контролировать, а точнее сказать — «мониторить» монастырские финансовые потоки у правительства Карелии возникла еще в 1990-е годы. Для этого следовало поставить монастырские структуры на налоговый учет в Карелии. Эта попытка, судя по данным из Единого государственного реестра юрлиц на 2016 год, провалилась. Вместе с тем постановление Правительства является действующим, и, следовательно, при желании региональных властей попытку можно повторить.

Текст постановления раскрывает некоторые подробности отношений Валаамского монастыря и светских властей — федеральных и региональных. В нём говорится и о существовании федеральной целевой программы «Возрождение и развитие Валаамского архипелага», и о выделении монастырю денег из республиканского бюджета, в том числе на строительство домов для переселения на материк местных жителей.

Считать церковные деньги в Карелии (как и вообще в России) не принято. А вот тратить на церковные нужды деньги налогоплательщиков — вполне привычное дело. Причём уровень поддержки неуклонно растёт. Даже в тяжелые времена федеральные и региональные власти не забывали о монастыре. Так, в сложнейший для страны посткризисный 1999 год председатель правительства Карелии Сергей Катанандов постановил выделить монастырю из республиканского бюджета 135 млн рублей за последующие 15 лет, в том числе 30 млн рублей в ближайшие пять лет. Что уж говорить про жирные двухтысячные! Только энергоснабжение острова обошлось федеральному бюджету в 2,5 млрд рублей (ниже про это будет написано подробнее). В последние годы, несмотря на финансово-экономический кризис в стране, поток денег на Валаам не иссякает.

Те же открытые источники дают не исчерпывающие, но вполне показательные данные об объёмах господдержки Валаамского монастыря. За последние три года на создание, восстановление и поддержку валаамской инфраструктуры только через систему госзакупок было потрачено около 600 млн рублей. Государство профинансировало дороги, энергетическую и водную инфраструктуру.

Автострады Валаама: обеспылить и отремонтировать!

Местный житель Михаил, который, по его же признанию, в середине 1980-х годов начинал строить валаамские дороги, не доволен ни их нынешним состоянием, ни тем, как их содержат:

— Дороги, сейчас сами увидите, день ото дня все хуже и хуже. Дорожники занимаются строительством Авраамиевского скита, халтурят на монастырь. А дорогами никто не занимается. Раньше ездили грейдеры, но теперь такого нет. Мы уже и так сами взяли лопаты, сами выровняли, хоть мост переехать можно. Отсев и щебёнку, которую завозят как бы на ремонт дороги, просто-напросто продают монастырю. Они завозятся на склад, дорога не ремонтируется, но куда-то это всё исчезает. Значит, списывают на дорогу. Раньше они ямки-канавки подсыпали отсевом, потом пускали грейдер. А теперь просто грейдер таскают взад-вперед, а подсыпки нет. А где ведётся строительство в монастыре, туда они его и втюхивают.

Дороги на Валааме, по словам местных, никогда не были плохими. Скорее всего, из-за того, что на острове не было серьёзного автомобильного трафика. Но возрождение монастыря сопровождалось и многократным увеличением нагрузки на дороги. Сегодня по острову разъезжает разнокалиберная техника — от малолитражек на электроприводе до огромных дизельных самосвалов. Поэтому, а также из-за постоянного роста потока туристов на валаамские дороги обратили внимание в 2000-е годы.

Тогда же были потрачены первые бюджетные деньги на «обеспыливание» островных «грунтовок». Обеспыливание делают и сейчас. Во всяком случае, об этом рассказывают водители. Правда, по их же словам, деятельность эта совершенно бесполезная: от пыли не спасает, да и подрядная организация нередко поливает дороги обеспыливающим составом во время дождя.

— Это какой-то идиотизм. Они поливают там каким-то специальным раствором, чтобы пыли не было. Два года уже такое впечатление, что они созваниваются с небесной канцелярией: «Завтра будет дождь», — заправляют бочку и едут поливать. Или это лишь бы списать. Думаю, что за фигня: дождь проливной, а он [водитель поливочной машины] едет дорогу поливает. Я ему говорю: «Че ты сразу в канаву не заехал, краники не открыл и не вылил все?», а он мне: «Мне сказали поливать, я и поливаю».

В последние годы вложения в островные дороги из регионального бюджета существенно увеличились. Так, в 2014 и 2015 годах на мероприятие под названием «Ремонт фильтрующей насыпи из сухой каменной кладки на „Кедронском потоке" на км 5 Главной монастырской дороги Валаамского архипелага» было потрачено 26 млн 182 тыс. рублей. В 2015 году совершена госзакупка на 99 млн 187 тыс. рублей на «Выполнение комплекса работ по содержанию сети автомобильных дорог общей протяженностью 21,067 км и дорожных сооружений на них на о. Валаам с 01 января 2015 года по 31 декабря 2020 года». То есть — по 16,5 млн рублей в год, или по 800 тыс. рублей на 1 км дороги в год.

Победитель конкурса — ООО «СК «МИР» — находится в стадии ликвидации с сентября 2016 года. Однако на момент написания текста контракт по содержанию валаамских дорог по-прежнему находится «на исполнении». В отличие от ещё семи госконтрактов, полученных компанией от того же Управления автомобильных дорог Карелии.

Как ликвидируемое предприятие собирается обслуживать остров — неясно. Ясно лишь, что до сих пор «дорожники» не сильно утруждались. Полтора года «тщательного» ухода за дорогами привели эти самые дороги местами в довольно плачевное состояние. По словам местных водителей, основные работы проводятся на тех участках и объектах, которые выгодны монастырю в данный момент. В первую очередь речь идет об отсыпке дорожного покрытия свежим отсевом в районах нового строительства, таких как молочная ферма.

Для сравнения: на содержание и ремонт дорог в городе Сортавала за 2013–2015 годы было потрачено, согласно данным системы «Госзакупки», более 35 млн рублей, то есть в среднем по 12 млн в год. Затраты, сопоставимые с валаамскими, даже ниже. Но за эти деньги в Сортавала отремонтировали (по большей части — капитально) асфальтовое покрытие на 12 улицах, многие из которых можно назвать центральными (парадокс: сортавальская улица под названием Центральная находится не в городе, а на Валааме, в 40 километрах от материка).

Вопрос о том, как можно на Валааме «закопать» в дорожное покрытие 16,5 млн рублей в год, остается риторическим.

Санузел в каждую келью

Осень 2016 года. В здании сгоревшей на Пасху Зимней гостиницы — основного потребителя воды на острове — перекрыт водопровод. Недостатка воды, правда, нет: в большом объеме она присутствует на стенах и потолках пострадавших квартир и даже капает с лампочек. Воды нет только в трубах. После пожара ее отключили монастырские службы, как и свет.

Остававшиеся в здании жильцы за водой ходили либо в соседнее административное здание, где пока ещё размещается офис Природного парка, либо, как в старые добрые времена, — на озеро, протоптанной ещё предшественниками нынешних монахов «тропой водоносов».

— Приходится два-три раза в день ходить за водой, это хорошее физическое упражнение, слабеть некогда, рассказывает отец месячной Марты Кирилл Смышников.

В небольшой квартире Кирилла помещалось всё необходимое. Был и санузел с обезвоженным после пожара душем и обесточенной стиральной машинкой:

— Вот выделенный санузел. Пока все работало, было очень даже неплохо. А теперь — ряды канистр и вёдер. Поздней осенью 2016 года жильцам «Зимней» запретили топить печи, а потом и вовсе предписали здание освободить и обнесли его забором. Бывшие жильцы разбрелись кто куда. И только после этого в здании снова появился свет и вода, но уже не для жильцов, а для тех, кто занимается «устранением последствий пожара».

Отсутствие воды диссонировало не только со здравым смыслом (как работающий водопровод мог помешать восстановлению «Зимней»?), но и с данными системы «Госзакупки», которая подсказывает, что система водоснабжения Валаама должна быть весьма современной. Только в 2013 году ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» потратил на модернизацию системы водоснабжения и водоотведения Валаамского монастыря почти 314,7 млн рублей. В 2014 году на модернизацию системы водоснабжения потрачено «всего» 26 млн 607 тыс. рублей. Летом 2016 года петербургский «Водоканал» выделил еще 4 млн рублей на «оказание услуг по эксплуатации объектов системы водоотведения» на Валааме.

Примечательно, что все эти сотни миллионов рублей достались одному предприятию — ООО «Альянс Электро», связанному с «Водоканалом» через некую некоммерческую организацию «Управляющая компания кластера водоснабжения и водоотведения в Санкт-Петербурге».

Интересно и то, что государственное предприятие все валаамские торги проводит по упрощенной схеме — через так называемую закупку у единственного поставщика. Это один из пяти способов закупки товаров и услуг «за счёт собственных средств» ГУПа, определенных в п. 10.5.2.12 одноименного Положения. В соответствии с ним закупка у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) может осуществляться «в связи с невозможностью оказания услуг, выполнения работ иными лицами без нарушения комплексности и технологической связи с услугами, работами, ранее выполненными этим исполнителем, подрядчиком». Правда, на финансовом благополучии ООО «Альянс Электро» многомиллионные закупки «Водоканала» не сказались. В 2015 году компания показала чистый убыток в 2,7 млн рублей.

В публичном доступе также содержится информация о том, что петербургский «Водоканал» уже работал на Валааме в середине 1990-х. В 1995 году была начата реализация проекта по реконструкции систем водоснабжения и канализации на острове. Общая стоимость проекта, по данным петербургских СМИ, составляла примерно 3,5 млрд рублей. Через несколько лет Валаамский монастырь «подарил» сети и объекты водоснабжения и водоотведения ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга». После этого и начался второй этап «реконструкции».

В рамках реализации второй очереди проекта было обеспечено водоснабжение и водоотведение не только в Центральной усадьбе монастыря, но и на некоторых скитах. Это, во всяком случае, касается Свято-Владимирского скита, построенного несколько лет назад. На территории скита расположена резиденция патриарха и гостевой дом, в котором останавливался президент Владимир Путин, а также «президентская» баня.

Вероятнее всего, валаамская канализация не является сегодня важным источником дохода одного из руководителей петербургского водоканала Феликса Кармазинова. Но эта организация работает на острове давно. Ещё в середине 1990-х годов она строила на Валааме очистные сооружения общей стоимостью 3,5 млрд рублей (то есть примерно 9–9,5 млн долларов по курсу 1995 года, равному 3600–4600 рублям за доллар в течение года, что в ценах 2016 года составляет более 600 млн рублей), в том числе иностранных денег (тогда проект поддержало правительство и бизнес-сообщество Финляндии). О том, как за три десятилетия руководства компанией Кармазинов «построил многомиллиардную империю», в 2015 году написали «dp.ru Деловые новости» и Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) в Петербурге. После этих публикаций, как утверждают авторы расследования, Кармазинов ушел с поста руководителя ГУП. На сайте компании он теперь именуется «координатором стратегических программ», причем должность эта в списке должностей стоит выше генерального директора.

Для сравнения: очистные сооружения, построенные в 2003 году в Сортавала, стоили без малого 5 млн евро — и не бюджету России, а Европейскому союзу. А вот на модернизацию системы водоотведения на Валааме петербургский водоканал только в 2013 году потратил более 250 млн рублей, то есть около 6 млн в пересчете на евро.

Кстати, в середине 1990-х на упомянутые деньги, по словам работников монастыря, были «введены в действие артезианские скважины», но не было сооружено никакой «системы очистки стоков». Стоит отметить, однако, что ГУП под руководством Кармазинова на Валааме отметилось лишь строительством непосредственно необходимой для водоснабжения и водоотведения инфраструктуры, а также возведением «памятного креста», вызывающего у проходящих мимо туристов, по словам местных экскурсоводов, вопрос «Здесь кто-то умер?».

Зато другое государственное предприятие — ПАО «Федеральная сетевая компания» (ФСК), обеспечивающее энергетическую самодостаточность Валаама, воспользовалось «благословением» монастырского руководства и возвело на острове не только огромное «административно-производственное здание», но и двухэтажную плавучую баню со всеми удобствами.

Да будет баня!

На полпути от Центральной усадьбы к Никольскому скиту в лес уходит обустроенная дорожка с деревянным настилом. На входе типичная для Валаама надпись: «Проход не благословлён!». Чаще всего за такими табличками скрываются какие-то монастырские постройки. Однако в данном случае кто-то не благословил проход на красивый берег небольшого залива, где любили отдыхать и купаться местные жители. Теперь там расположилась внушительных размеров плавучая баня, прикрепленная к противоположным берегам залива не менее внушительными цепями.

Недалеко от бани стоит «административно-производственное здание», принадлежащее Федеральной сетевой компании. Это огромное, по валаамским меркам, нерелигиозное строение, напичканное дорогой мебелью и техникой, с конференц-залом и комнатами отдыха. Согласно данным «Росреестра», общая площадь здания составляет 512 м2 и имеет три этажа, в том числе один подземный. Здание пустует большую часть года. Энергетики, которые вахтовым методом работают на острове, в нём не проживают, для них снимается квартира в одном из зданий Центральной усадьбы монастыря.

Зачем ФСК понадобилось такое внушительное здание и легко ли было найти на заповедном острове место для строительства, получив на него разрешение, — загадка. Но здание стоит, внесено в кадастр, а значит, непреодолимых проблем у госкомпании не возникло. Интересный факт. Ведь все дискуссии о том, можно ли найти на острове место для строительства жилья для местного населения, заканчиваются одинаково: монастырь и даже прокуратура в один голос заявляют — «мест нет».

18 декабря 2009 года игумен Валаамского монастыря епископ Панкратий освятил новую подстанцию 35 кВ «Валаам». Федеральная сетевая компания инвестировала в прокладку на остров силового электрического кабеля по дну Ладожского озера 2,3 млрд руб. Эта операция широко освещалась на сайте Валаамского монастыря и на официальных ресурсах органов региональной власти. Руководство ПАО «Российские сети» (ФСК является дочерней компанией «Россетей») до сих пор гордится инновационными методами, которые использовались при прокладке кабеля к новым объектам на острове, а также запасами мощности, созданными для «Валаамской обители».

25 июля 2016 года на заседании попечительского совета Валаамского монастыря глава «Россетей» Олег Бударгин заявил: «Расчетная мощность перетока с материковой части составляет 12,6 МВт, а потребление Валаама в зимнее время — всего 1,5 МВт. Текущий уровень и вовсе не превышает 0,8 МВт. Это означает, что Валаамская обитель имеет колоссальные резервы для дальнейшего развития». Одна из сотрудниц ФСК призналась даже, что «мощности проложенного на Валаам кабеля, к примеру, хватит, чтобы обеспечить электроэнергией небольшое европейское государство».

За последние четыре года на развитие энергетической инфраструктуры острова ФСК совершило госзакупок на общую стоимость более 100 млн рублей. Наиболее значимые (более 10 млн рублей) закупки пришлись на 2015 и 2016 годы. О чем может говорить такой масштаб инвестиций и созданный запас мощности электроэнергии? Вероятнее всего, о том, что на острове будут появляться новые объекты, «культовые» и не очень.

Сортировка отходов по-валаамски.

Еще один интересный объект, не связанный напрямую с монастырской жизнью, — мусоросортировочный завод. По словам знакомых с ситуацией местных жителей, он также построен Федеральной сетевой компанией. Эконом Валаамского монастыря отец Ефрем (в миру — директор и учредитель нескольких «монастырских» предприятий Евгений Васильевич Мухин) признается, что завод, построенный в 2013 году около свалки, до сих пор не работает. Проблема одна — работать некому.

В этом вопросе монастырь надеется на помощь волонтеров, рассказывал эконом Валаамского монастыря Отец Ефрем (Евгений Мухин) в 2015 году:

— Самим мусоропереработку организовывать сложно и экономически неэффективно. Следует заниматься сортировкой, прессовкой и вывозом мусора на материк. Мусоросортировочный завод построен в 2013 году, стоит около свалки, но еще не работает. В неделю мусора привозят до 12 тракторных телег. Но кому его сортировать?

Но воз, или мусорная телега, и ныне там: летом 2016 года завод не работал. Ни нынешние валаамские монахи, ни монастырские послушники не идут работать на свалку. То ли работа тяжела, то ли не хватает трудового ресурса, то ли сортировка мусора и забота об окружающей среде — не приоритет монастыря. Вероятно, все три объяснения верны: работа не сильно почетная, а люди нужны там, где монастырь может производить и зарабатывать — в форелевом хозяйстве и на ферме, на экскурсиях и экскурсионных судах, в торговых палатках и гостиницах.

Качотта, рикотта, «Монастико». Валаамская ферма.

— Коровы на монастырской ферме живут лучше, чем многие на острове. Вымя им моют с мылом, тепленькой водой, а дойка проходит под классическую музыку, — рассказывает местная жительница Светлана Стрельникова, хорошо знакомая с работой фермы.

Так на Валааме производят сыр. Ещё недавно купить его было так же трудно, как настоящий санкционный пармезан, но этим летом валаамские качотта, рикотта и «Монастико» появились на прилавках местного магазина.

Один из монахов даже признался, что братии перестали выделять самые дорогие и сложные в производстве твердые сорта. Теперь они идут только на продажу, монахи же довольствуются «скороспелой» мягкой недорогой рикоттой (в монастырском магазине упаковка по 350 граммов продается за 300 рублей).

По Валаамской ферме можно судить, пожалуй, о финансовом состоянии монастыря и масштабах инвестиций на Валааме. Построенная еще в конце XIX века в разные годы она исправно служила и монастырю, и поселку. Однако после перевода на материк Валаамского дома-интерната для инвалидов войны хозяйство постепенно пришло в упадок. Восстанавливать ферму начали местные жители во второй половине 1980-х годов, и вскоре она снова заработала. В начале 1990-х годов монастырь перекупил ферму у её владельцев. По словам местных жителей, один из тогдашних совладельцев предприятия передал или продал документы монастырю, после чего уехал с острова. С тех пор ферма работает на монастырь.

Масштабная реконструкция на ферме была проведена в 2014 году: силами сербских специалистов были отреставрированы и построены новые коровники и холодильники, завезено итальянское сыроварное оборудование, а один из монахов Валаама Агапий прошел стажировку в Италии. После этого на острове появился индивидуальный предприниматель Агапий Панкратьевич Валаамский (согласитесь, интересное созвучие и с островом, и с именем игумена монастыря Панкратия). Монастырь не скрывает, что работы по восстановлению фермы и запуску нового производства организовал все тот же Олег Бударгин.

Заповедный китч.

Об уровне достатка монастыря говорят не только госзакупки и постройки Федеральной сетевой компании. За последние годы на архипелаге возвели и продолжают возводить новые «культовые сооружения» — скиты, церкви, часовни и даже семейные склепы.

Свято-Владимирский скит.

Свято-Владимирский скит был возведен всего за два года. В июле 2006 года началось строительство, а в сентябре 2008 патриарх Алексий II освятил храм в честь святого равноапостольного князя Владимира. Жители поселка утверждают, что скит не случайно назван Свято-Владимирским, и называют его Свято-Путинским.

На тщательно охраняемой территории скита, куда простых туристов и паломников пускают только по большим праздникам, кроме собственно храма находится резиденция патриарха и гостевой дом «для высоких гостей». Местные называют его попросту «резиденция Путина», потому что президента там видели не раз. Дома расположены неподалеку, но отделены друг от друга небольшим лесным массивом. Рядом с «домом президента» расположена «президентская» баня. Весь комплекс оснащен автономным электроснабжением (от дизельной электростанции), водопроводом и канализацией.

При строительстве скита не было недостатка в деньгах — в этом не дает усомниться мемориальная доска, прикрепленная к стене храма. Среди жертвователей значатся имена известных меценатов, бизнесменов и политиков — занимавшего в то время пост управляющего делами президента Владимира Кожина, «строителя» Николая Таскина, банкиров Андрея Анисимова, Ильи Юрова (позже разорившего банк «Траст»), Алексея и Дмитрия Ананьевых, «металлурга» Андрея Козицына, «водопроводчика» Феликса Кармазинова, «молочника» Сергея Пластинина, православного мецената Вячеслава Киселёва и архитектора Андрея Анисимова.

Однако туристы, побывавшие в скиту, поражаются не только размаху и темпам строительства, но и состоянием, в котором находится сооружение: в подвальном помещении, где расположен музей монастыря, хорошо видны трещины в стенах, а повышенная влажность приводит к появлению плесени на предметах музейной коллекции.

Кстати, построенная для патриарха Алексия Второго резиденция не приглянулась его последователю. Поэтому в дополнение к официальной резиденции на одном из отдаленных островов архипелага, Байонном, построили «дачу патриарха», или, как она обозначена на публичной кадастровой карте, «патриаршию пустынь». По фоторассказу одного из строителей «пустыни», жителя Белоруссии, патриаршую келью вряд ли «можно назвать кельей», а на самом заповедном острове «сотворена целая Венеция, с рукотворным каналом и мостами».

Остров Оборонный (Келисари).

Историки называют остров Оборонный (Келисари) музеем фортификационного искусства под открытым небом. Туристам он хорошо известен благодаря расположенным на острове сооружениям линии Маннергейма. Здесь сохранились подземные казематы, блиндажи, орудийные позиции, прорубленный в скале спуск к озеру и наблюдательная вышка для управления артиллерийской стрельбой. Эти сооружения признаны памятниками истории, привлекают на остров многочисленных «диких» туристов и вызывают восторженные отзывы. Оборонный, пожалуй, — главная достопримечательность Валаамского архипелага.

Церковные новоделы главного острова представляют интерес только для узкого круга верующих да «теплоходных туристов», попавших под PR-каток паломнической службы.

Монастырь начал масштабное строительство на Оборонном еще летом 2015 года. А в декабре того же года здесь был официально заложен новый скит в честь апостола Андрея Первозванного. «По окончании торжественного богослужения Митрополит Варсонофий выразил уверенность, что с помощью Божией при участии благотворителей строительство будет завершено, а остров на Ладоге станет притягательным для многих паломников», сообщает сайт Патриархии.

Однако паломническая служба монастыря экскурсии на остров не устраивает. И не только потому, что паломникам не пристало интересоваться фортификационными сооружениями. Некоторые из объектов, строящихся на острове (одном из красивейших мест архипелага и лежбищ ладожской нерпы), вряд ли подходят под описание «культовых сооружений». Тут есть и причал, и вертолетная площадка, а возводимое на скалистом берегу здание меньше всего напоминает келейный корпус монастыря. При этом публичная кадастровая карта не содержит описания ни одного из «новостроев». На ней отмечены только исторические объекты линии Маннергейма.

В настоящий момент в управление Росреестра направлен редакционный запрос. Мы выясняем, произошла ли ошибка в самой карте — или на острове ведётся незаконное строительство.

Местные жители, туристы и журналисты бьют тревогу: одна из интереснейших туристских дестинаций на глазах превращается в очередной VIP-объект, закрытый для посещения туристами. Никто из местных жителей-владельцев лодок не согласился отвезти на остров журналиста и оператора. Говорят, что причаливать к острову становится небезопасно: руководители стройки порой ведут себя неадекватно, запрещают не только производить съемку, но и вообще высаживаться на остров. На острове, к слову, никогда не существовало никаких религиозных объектов.

«Казанский скит».

«У спонсора закончились деньги», — сообщает местный житель, проводивший нас к очередной новостройке. Спонсором строительства, по его словам, является экс-глава Министерства доходов и сборов Украины времен президента Виктора Януковича Александр Клименко (кстати, герой нескольких журналистских расследований). Эта информация нигде не оглашается, но и не скрывается.

Точно сказать, как называется возведенный на живописном берегу острова огромный кирпичный храм, к которому ведет узкая дорога, больше напоминающая лесную колею, не взялся даже «знающий все на острове» проводник. В народе это место называется «Вторая точка», оно популярно у нерелигиозных туристов, которые размещают там палаточные лагери.

То, что постройка носит имя «Казанский скит», указано на технической табличке, прикрепленной к березе руками энергетиков. Они уже построили там «тэпушку», электрическую подстанцию.

В мае 2015 года на острове помпезно похоронили Антона Клименко — погибшего в Египте при странных обстоятельствах родного брата экс-министра Клименко. А годом позже на острове прошли и похороны их отца Виктора Клименко.

Сначала для захоронения Антона Клименко предполагалось соорудить небольшую могилу прямо на скале рядом с Казанским скитом. Но потом от этой идеи Клименко отказался и соорудил полноценный склеп прямо на Игуменском кладбище, в непосредственной близости от исторической «погребальной» колокольни. Монументальный склеп затмевает все могилы валаамских игуменов вместе взятых.

Склеп Клименко.

О близости Александра Клименко к структурам РПЦ говорят данные украинских СМИ, пристально следящих за судьбами представителей элиты времен Януковича. Так, через два месяца после прошлогодних валаамских похорон портал «НБ-ньюс» сообщил о том, что Александр Клименко награжден грамотой из рук самого патриарха Кирилла, причем непосредственно на Валааме. А данные «КоммерсантЪ-Картотеки» недвусмысленно намекают на крепкие деловые отношения между семьей Клименко и настоятелем Валаамского монастыря епископом Панкратием. Последний в 2015 году стал учредителем Благотворительного фонда семьи Клименко.

Чайна-таун и павлиний остров.

Последней валаамской новостройкой стала часовня в честь Всех Валаамских святых на подходе к Никольскому скиту. Патриарх освятил ее только в июле 2016 года, а местные жители тут же прозвали Чайна-тауном за особенности постройки, напоминающей китайскую архитектурную традицию.

На этом месте, так же, как и на Оборонном острове, и на «Второй точке», никогда не было никаких «культовых» сооружений. Однако это не помешало монастырю воздвигнуть очередную часовню, поражающую местных жителей и туристов не только своим масштабом, но и неуместностью: в ста метрах от нее находится популярная среди паломников церковь Святителя Николая, некогда вдохновившая даже взыскательного классика Александра Дюма.

«Эта церковь — истинное сокровище, как по искусству, так и по богатству — создание лучшего, на мой взгляд, архитектора России — Горностаева», — писал Дюма-отец в середине XIX века.

Со смотровой площадки Никольского скита открывается вид на очередную новостройку — часовню Валаамской иконы Божьей матери, которая «встречает» всех прибывающих на остров на катерах туристов. Ее модерновая вычурность диссонирует и со строгостью церкви Святителя Николая, и с азиатской внешностью Чайна-тауна. Впрочем, после нескольких дней на острове начинаешь привыкать к эклектике. Даже пришвартованная у Никольского скита шикарная яхта «Паллада» вызывает не удивление, а просто обывательский интерес.

Сайт Валаамского монастыря с охотой рассказывает об этом «разъездном теплоходе», который «Лукойл» выкупил у Управления делами президента и подарил монастырю в 2005 году. На сайте производителя, однако, «Паллада» отнесена в категорию luxury — по оценкам интернет-источников, ее стоимость колеблется в районе 4–6,7 млн долларов США.

Когда, стоя и разглядывая «Палладу», вдруг слышишь приглушенный, знакомый с далекого детства (из Московского зоопарка?) крик павлина, начинаешь чувствовать себя персонажем мультфильма «Приключения Мюнхгаузена». Но нет, это не мультфильм, а реальность: на соседнем острове один из монахов и правда разводит павлинов. Причем настолько успешно, что приходится расширяться: летом 2016 года на острове начали строить еще один домик для пернатых. Видимо, миссия по сбору пожертвований «На содержание павлинов» оказалось вполне выполнима.

Центральная усадьба и Летняя гостиница.

Что уж говорить про самое сердце острова — Центральную усадьбу со Спасо-Преображенским собором в центре. Реставрация собора началась еще в советские времена и продолжалась большую часть современной истории Валаама. Параллельно с собором были отремонтированы и реконструированы помещения внутреннего (монашеского) и внешнего каре, замощены центральные «улицы» усадьбы, облагорожены окрестности.

Немало средств (пожертвований) вложил монастырь и в реконструкцию так называемой Летней гостиницы для VIP-персон. Забронировать в ней номер заранее невозможно, свободный номер могут предоставить обычному туристу только тогда, когда на острове нет «дорогих гостей».

Валаам стал бы хорошей иллюстрацией противостояний «града божьего» и «града земного», описанного Аврелием Августином в V веке н.э. От посещения острова остается впечатление явного диссонанса между процветающим, расширяющимся и крепнущим монастырем («градом божьим») и постепенно затухающим, хиреющим, выселяемым с острова «градом земным». Бывшие поселковые здания — многоквартирные жилые дома, давно переданные государством монастырю, — находятся в удручающем состоянии.

Так называемый Работный дом, где в основном живут оставшиеся местные жители, выглядит ненамного лучше сгоревшей и законсервированной Зимней гостиницы. За десятилетия владения этими историческими зданиями-памятниками у монастыря не нашлось средств не то что на ремонт подъездов и квартир местных жителей, но даже на поддержание их в достойном состоянии. Пожертвования, спонсорская помощь, квартплата и государственные дотации ушли на строительство храмов и резиденций, прокладку труб и кабелей, обеспыливание дорог и разведение павлинов.

На организацию жизни нескольких десятков местных жителей, не желающих покидать остров, монастырю денег не хватило. Теперь все уже вложенные и еще ожидаемые валаамские миллиарды будут «верой и правдой» служить монахам. И ждать долго не придется. Еще не до конца израсходованы 322 млн рублей, предназначенные для создания на острове духовно-просветительского центра (по информации Федерального агентства по делам национальностей, в 2015 году было потрачено лишь 116 млн рублей), а в ближайших планах — освоение новых денег из федерального бюджета, обещанных монастырю президентом.

Владимир Путин еще в мае 2016 года распорядился выделить монастырю средства на ликвидацию последствий пожара в здании Зимней гостиницы. Сколько денег получит монастырь, пока неизвестно, но его представители заявляли в суде о том, что ущерб от «благодатного» пасхального пожара 1 мая, как называют его светские жители поселка, оценивается в более чем полмиллиарда рублей.

В маленьком островном валаамском монастыре, где монахов и послушников всего около 80 (до революции 1917 года средний размер монастырской общины в России был больше 100 человек, а «старый» валаамский насчитывал почти 500), а монахов-священников и всего-то около 15, деньги считают в миллиардах и сотнях миллионов. По нашим подсчетам, годовой объем бюджетных вложений в монастырь с его 80 монахами в течение последних шести лет многократно превосходит бюджет 20-тысячного прибрежного города Сортавала — минимум в семь раз!

Валаамская арифметика:

На каждого монаха из 80-ти в последние 10 лет приходится 43 миллиона рублей государственных инвестиций

Полная версия материала - здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter