Рус
Eng

Химический арсенал на дне Балтики: в России знают, как избежать глобальной катастрофы

Аналитика
Химический арсенал на дне Балтики: в России знают, как избежать глобальной катастрофы
Химический арсенал на дне Балтики: в России знают, как избежать глобальной катастрофы
20 апреля, 09:27
По оценкам специалистов, на дне Балтийского моря лежит более 300 тысяч (!) тонн боевых отравляющих веществ - иприта, люизита, арсенида и адамсита из немецких арсеналов времен Первой и Второй мировых войн. Их утечки грозят более чем 40 миллионам человек. О судьбе трофейного химоружия - расследование "НИ".

Сергей Крон

1945 год. Еще американцы не взорвали атомные бомбы над Хиросимой и Нагасаки. Еще японцы втайне вели эксперименты над биологическими средствами уничтожения солдат противника, а командование стран антигитлеровской коалиции уже ломало голову над проблемой: что делать с 302 875 тоннами (!) трофейных химических боеприпасов? В итоге их тайно затопили на дне Балтики.

Капитан Терещенко нарушил молчание

Сегодня с некоторым облегчением можно признать, что судьба дважды проявила благосклонность к Советскому Союзу, а затем к России. Во-первых, в нашей зоне оккупации обнаружили всего 35 000 тонн химических боеприпасов, что составляет 12 процентов от общих запасов ОВ гитлеровской Германии. Во-вторых, по причине понятной бережливости, советские моряки, чья страна в результате войны лишилась одной трети своего национального богатства, стали топить емкости с «дремлющей смертью» не в загруженных под завязку трюмах старых кораблей (как это делали союзники), а рассеяли емкости с ядами по дну Балтийского моря в районе порта Лиепая и у датского острова Борнхольм.

Нельзя сказать, что о затоплении боеприпасов с отравляющими веществами никто в мире ничего не знал. Хотя делалось все это в секретном порядке, а немногочисленные свидетели дали подписку о неразглашении. Но в 1997 году бывший глава КОПРОНа (Комитета по проведению подводных работ особого назначения при Правительстве РФ) Тенгиз Борисов по личному указанию Президента России принял участие в закрытой конференции в Норвегии с участием представителей стран НАТО, а также Польши, Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии по вопросу о немецких химических боеприпасах, затопленных в Балтийском море. После доклада российской делегации, участники совещания попросили сделать перерыв, связались со своими руководителями, после чего заявили, что не уполномочены вести переговоры о столь важной проблеме, и попросили отложить встречу на полтора месяца, для того, чтобы успеть разобраться в проблеме. Кроме того, была высказана просьба к руководству России не публиковать материалы своих исследований до повторной встречи. Однако ни через полтора месяца, ни спустя почти 24 года, никто на связь не вышел. Россия, не получив ответа, продолжила исследования самостоятельно.

Таких "сюрпризов" на дне Балтики - многие тысячи

Не так давно еще был жив советский военный моряк, капитан 3-го ранга Терешенко, который в конце жизни решил нарушить клятву и рассказать о том, как наши суда под его командованием топили химические боеприпасы в Балтийском море. Рассказ его произвел тогда на ученых-экологов и журналистов жуткое впечатление.

Как бы там ни было, в 1995 году специалисты из Хельсинской комиссии по защите Балтийского моря (ХЕЛКОМ), да и российские эксперты, имея на руках далеко неточные сведения, в порядке эксперимента провели химические замеры воды в Балтийском море и проливах. Специалисты тогда пришли к однозначному выводу: экологической угрозы от боеприпасов, рассыпанных поодиночке, «в настоящий момент нет, и в ближайшее время вряд ли будет». При этом эксперты предупредили, что активного выброса в воду иприта и люизита не произойдет только в том случае, если «не тревожить места их захоронения, например, донными тралами при ловле рыбы, взрывными или иными подводно-техническими работами ». Избежать беды можно, считали тогда первые поисковики, достаточно соблюдать правила рыболовства, обходить стороной опасные районы, которые предусмотрительно обозначены на всех лоцманских картах, и не проводить опасных работ на дне.

Союзникам повезло меньше

В 1945-1947 годах военное командование союзников выполнило принятые решения частично: боеприпасы уложили в штабели в корабельных отсеках, затем взяли на буксир старые посудины, непригодные для ремонта, и вывели в открытое море. Точнее, не в море, а в проливы Скагеррак и Каттегат, соединяющие Атлантику с Балтийским морем. Сроки поджимали, буксировать старые пароходы через штормовой океан не решились.

«Их затопили в четырех местах, - считают сотрудники Атлантического отделения Института океанологии РАН. - Причем таких подводных могильников насчитывается не менее 42 и не более 65. Известны на сегодняшний день точные координаты последнего пристанища на дне 33 кораблей. (По нашим данным, еще 18 обнаружены ВМС Швеции в районе Ариендаля). Местонахождение остальных до сих пор неведомо, хотя они должны располагаться поблизости друг от друга».

Сигналы тревоги уже звучали

«Морской экологический патруль», куда вошли и российские океанологи, осенью 1997 года обнаружил в районе шведского порта Люсекил так называемые «придонные концентрации» отравляющих веществ, в первую очередь, иприта и люизита, которые в сотни раз превышали фоновый уровень. Ученые паниковать не стали, они сели за расчеты.

Рассказывает президент международного фонда «Мировой океан, доктор технических наук, профессор, вице-адмирал Тенгиз Борисов, по инициативе и под руководством которого была организованна серия экспедиций на Балтику:

- Поисковые работы проводились с борта судна «Профессор Штокман» и впервые с использованием специального телеуправляемого глубоководного аппарата. Нами установлено: в проливе Скагеррак в огромных объемах захоронены химические вещества. Снаряды рассыпаны на площади около 10 квадратных километров. В обследованной зоне на глубинах до 215 метров обнаружены многочисленные «химические мины замедленного действия». Телекамеры четко зафиксировали: на затопленных союзниками судах сорваны крышки люков, разломаны борта и самое главное - снаряды и авиационные бомбы по-прежнему находятся в трюмах. Их там навалом. Видны места повреждения обшивки авиационных бомб.

- Установлено ли, кто в тех местах топил суда - американцы или англичане?

- Несколько лет назад ветеран войны немец Петр Гюнтер в интервью западным журналистам рассказал о том, что находясь в плену у англичан, он принимал участие в затоплении шести судов с химическими боеприпасами. И указал при этом на карте примерные места, где это происходило. Сохранились видеокадры, где бывший пленный клянется, что суда топили англичане. Но никаких документов, подтверждающих его слова нет. Благодаря таким свидетелям как Гюнтер, мы сегодня знаем, где искать снаряды

Приходится констатировать, что боеприпасы, «штабелированные» американцами и британцами в трюмах, представляют собой мину замедленного действия. С учетом известной нам скорости коррозийного износа оболочек в морской воде, составляющей от 0, 1 до 0, 15 миллиметра в год, можно прогнозировать: верхние ряды продавят своим весом истончившиеся корпуса ниже лежащих боеприпасов.

Если учесть, что некрополь затонувших судов занимает небольшую площадь, а силы разрушения действуют почти синхронно, то в результате может получиться массовый, или как выражаются эксперты-химики, «залповый» выброс отравляющих веществ в водную среду. - считает вице-адмирал Тенгиз Борисов.

И процесс этот, увы, необратим. Простой математический расчет, основанный на данных о толщине стенок боеприпасов и темпах коррозийного износа, позволяет предсказать, когда ждать большой беды. Она может постучаться в дверь уже в ближайшие годы. Первая волна этого экологического бедствия накроет Балтийское и Северное моря и население стран региона. Явный ущерб нанесет введение вынужденного карантина на рыбный промысел и индустрию отдыха и развлечений.

Поскольку ежегодно в Балтике и Северном морях вылавливают 2,5 миллиона тонн морепродуктов, то могут быть затронуты интересы от 80 до 250 миллионов человек, причем, как в Европе, так и далеко за ее пределами.

По мнению профессора Арнольда Порка, президента эстонского фонда «Чистая Балтика» (который уже более 27 лет сотрудничает с фондом «Мировой океан»), потери для бюджета в странах, специализирующихся на добыче, переработке и экспорте морепродуктов, будут неисчислимы. По некоторым прогнозам, даже если вынести за скобки Россию, в прибалтийских странах могут недосчитаться до 30 процентов их совокупного валового внутреннего продукта. Границы зоны поражения будут размыты, поскольку не существует замкнутых экосистем. И кругооборот воды в природе неизбежно распространит заражение на другие регионы планеты.

Рыбы-мутанты - далеко не худшие последствия химического воздействия снарядов на дне Балтики. Под угрозой - и десятки миллионов людей

При этом эксперт не ведет речи о расползающемся после аварии танкера нефтяном пятне, от которого дохнут рыба и птица. Враг, с которым придется столкнуться всем без исключения европейцам, во много крат страшнее – боевые отравляющие вещества, покоящиеся у побережья сразу трех Скандинавских стран - Дании, Швеции и Норвегии, обладают скрытыми, притом исключительно сильными канцерогенными и мутагенными свойствами.

Вот мнение сотрудников лаборатории изменчивости генома Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН:

- Примерно половину захороненного под водой германского арсенала боевых отравляющих веществ составляет горчичный газ (или иприт), который с высокой степенью эффективности вызывает поражение наследственных структур - генов и хромосом, т. е. ведет к мутации. Установлено это было еще в конце 1940-х годов в Англии Шарлотой Ауэрбах и одновременно в СССР - ученым Иосифом Рапоппортом.

Даже попадание отдельных молекул иприта в организм способно привести к пагубным последствиям - мутациям в клетке организма. Для нынешнего поколения подобное положение грозит увеличению числа онкологических заболеваний. Это может привести также к учащению случаев выкидышей у женщин и появлению детей с различными наследственными дефектами.

Президент фонда «Чистая Балтика» напомнил о результатах совместной работы Института морских исследований штата Вирджиния (США) и университета Гетеборга (Швеция), объявивших Балтийское море крупнейшей «мертвой зоной». В мировом океане были обнаружено 405 подобных зон, где в воде содержится недостаточное для поддержания жизни морских организмов количество кислорода. Результаты этого исследования были опубликованы в журнале Science.

Выход все же есть!

Любые попытки России предложить мировому сообществу решение проблемы путем изоляции судов с химическим оружием непосредственно на дне тут же наталкиваются на отчаянное сопротивление Запада, по тем или иным соображениям не желающим обсуждения данной угрозы. Немедленно следуют заявления о нецелесообразности и невозможности подъема, перевозки и уничтожения химических боеприпасов. Российские специалисты полностью согласны с этими выводами и никогда не предлагали ничего подобного. Речь идет об изоляции судов, затопленных вместе с химическим оружием прямо на дне, без их разгрузки, или строительства саркофагов.

По словам Борисова, существуют технологии, которые были отработаны еще российскими специалистами из Центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин» и других организаций, которые принимали участие в разработке технологий для изоляции атомной подводной лодки «Комсомолец». Они подходят и для изоляции химических боеприпасов на дне Балтийского моря.

Западные специалисты до последнего времени, если верить зарубежным СМИ, предлагали разные способы нейтрализации экологической угрозы: например, поднять и перезахоронить суда на больших глубинах в отрытом океане; вскрыть трюмы, содержимое вывезти и уничтожить; накрыть суда саркофагами наподобие чернобыльского... Российские эксперты считают, что это очень дорого либо бесконечно долго и рискованно. В момент подвижки судна или грунта может произойти окончательная разгерметизация боеприпасов.

- Мы исходим из того, что трогать их нельзя, – комментирует ситуацию Тенгиз Борисов. - Дело в том, что в боеприпасах содержатся взрывчатые вещества, которые в морской воде образуют пикраты, чувствительные к ударам и толчкам.

Если, неровен час, при попытке разгрузить трюмы, вывезти боеприпасы и уничтожить их потом по отдельности «случится страшное» и все это рванет, то жидкие отравляющие вещества частично растворятся в воде, а частично осядут на дно в виде «дымящихся» желеобразных комков, которые будут сохранять свои токсичные свойства на протяжении десятилетий.

Более того, ни одна страна не даст согласия на вывоз этих снарядов на свою территорию или через свою территорию для уничтожения. При этом на суше еще можно разобрать, какое ОВ в чем содержится, а в воде все вперемешку – иприт, люизит и прочее. Все проржавело, прочесть надписи на контейнерах и боеприпасах невозможно.

- Да и с точки зрения морского права нельзя трогать эти экологически взрывоопасные захоронения, – считает Борисов. – В случае разных неприятностей непонятно, кто будет нести ответственность. Кто застрахует жизнь смельчаков, которые будут работать в этой преисподней?

Российские ученые остановили свой выбор на методе «капсулирования» судов прямо на морском дне. Уникальной технологией располагают на сегодня только наши специалисты.

Спасать балтийский регион от ядовитого гитлеровского наследия, как и 75 лет назад, сегодня надо всем миром. Наши ученые выдвигают идею разработки международной программы сотрудничества для устранения угрозы от химического оружия в проливах Скагеррак и Каттегат, Балтийском и Северном морях, которую уже более 25 лет специалисты именуют проектом «Скаген» (от слов Скагеррак и генетика).

- Предварительные расчеты проведены, - сообщил Тенгиз Борисов. - Россия располагает необходимыми, а главное отработанными технологиями, а также квалифицированными специалистами, которые способны за несколько сезонов на море завершить всю операцию по капсулированию затопленных судов. Обойдется это в 30, а то и в 100 раз дешевле, чем предлагаемые западными коллегами альтернативные способы нейтрализации «дремлющей смерти». Российские ноу-хау обладают широким спектром применения, при незначительных модификациях их можно использовать для ликвидации угрозы, исходящей от этих и подобных экологически опасных захоронений.

Технологии разработанные российскими учеными, не нарушая никаких действующих международных соглашений, позволят просто, надежно и относительно дешево решить данную проблему.

- С нашей точки зрения, этот важнейший для миллионов европейцев вопрос можно было бы обсудить на крупнейших международных форумах по экологии, включая предстоящую 22-23 апреля конференцию, посвященную проблемам изменения климата, куда приглашены 40 мировых лидеров.

Несмотря на сложности в отношениях России и Североатлантического блока, можно было бы заняться решением проблемы затопленного химического оружия в рамках программы НАТО «Партнерство ради мира», участниками которой является свыше 55 государств, в том числе Москва и Вашингтон. В настоящий момент это рамочное соглашение действует в основном на бумаге, хотя его название призывает к активным действиям в интересах всего человечества. Участие ведущих мировых держав в ликвидации вполне реальной и конкретной угрозы, несомненно, вызовет одобрение всего прогрессивного населения нашей Земли, - отметил Тенгиз Борисов.

- Мы предлагаем организовать международную экспедицию к местам захоронения отравляющих веществ, оценить состояние ранее обнаруженных на морском дне судов, загрязнение воды и морского дна, - подчеркнул в свою очередь президент международного фонда «Чистая Балтика» Арнольд Порк. - По результатам экспедиции можно будет организовать широкомасштабное обсуждение проблемы с привлечением ведущих специалистов со всего мира, принять обращение к народам и правительствам ведущих стран с требованием принятия незамедлительных мер.

- Наши фонды бьют тревогу уже почти три десятка лет. Нами было опубликовано «Балтийское Воззвание» к народам Европы и правительствам заинтересованных стран, но ни США, ни Великобритания до сих пор не откликнулись на наши призывы обнародовать данные по захоронениям химического оружия. Это позволило бы сэкономить много средств и, самое главное, выиграть время для разработки проектов по нейтрализации угрозы, исходящей от затопленных судов с ипритом, люизитом, арсенидом и адамситом, - заявил Арнольд Порк.

Международная акция по спасению Балтики позволит накопить положительный опыт в решении столь масштабных проблем и распространить его на ликвидацию подобных угроз в любой точке Мирового океана.

Наша справка:

Международный фонд экологической безопасности Балтийского моря «Чистая Балтика» был основан в Таллине в 1993 году. Создал фонд с группой эстонских энтузиастов и общественных деятелей и стал его бессменным президентом профессор Арнольд Порк. Цели и задачи фонда – демилитаризация морского дна Балтийского моря и проливов Скагеррак и Каттегат от химического оружия времен Первой и Второй мировых войн. Штаб-квартира фонда находится в Таллине.

Международный фонд «Мировой океан», основанный в 1994 году, призван предотвращать загрязнение дна морей и океанов от любых потенциально опасных источников загрязнений. Его основателем выступил фонд «Победа, 1945 год», возглавляемый дважды Героем Советского Союза, маршалом авиации А.Н. Ефимовым. Сегодня фондом «Мировой океан» руководит доктор технических наук, профессор вице-адмирал в запасе Тенгиз Борисов. С 1992 по 1994 годы он занимал пост председателя Комитета подводных работ особого назначения при Правительстве РФ. В 1999 году Тенгизу Борисову за выдающийся вклад в деле ликвидации последствий гибели атомной подводной лодки «Комсомолец» было присвоено звание Героя социалистического труда.

Штаб-квартира фонда «Мировой океан» находится в Москве.

Из досье «Новых Известий»

По данным фондов «Мировой океан» и «Чистая Балтика», всего в Балтийском море и проливах затоплено:

71 469 250-килограммовых авиабомб, снаряженных ипритом;

14 258 250-килограммовых и 500-килограммовых авиабомб, снаряженных хлорацетофеном, дифинилхлорарсином и арсиновым маслом;

8027 50-килограммовых авиабомб, снаряженных адамситом;

408 565 артиллерийских снарядов калибра 75 мм, 105 мм и 150 мм, снаряженных ипритом;

34 592 химических фугаса на 20 кг и 50 кг;

10 420 дымовых химических мин калибра 100 мм;

1004 технологические емкости, содержащие 1506 тонн иприта;

8429 бочек, в которых находилось 1030 тонн адамсита и дифинилхлорарсина;

169 тонн технологических емкостей с отравляющими веществами, в которых находились цианистая соль, хлорарсин, цианарсин и аксельарсин;

7860 банок газа циклон, который гитлеровцы применяли в лагерях смерти для уничтожения пленных.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter