Рус
Eng
Дмитрий Милин: «Инвестиции в Россию сможет привлечь только массовая безработица»
Аналитика

Дмитрий Милин: «Инвестиции в Россию сможет привлечь только массовая безработица»

19 декабря 2019, 22:24
Только безработица заставит многочисленную армию нынешних бездельников, работающих охранниками, встать в живую очередь к проходным заводов

Парадоксальный, но логичный и во многом справедливый взгляд на экономическую ситуацию в стране и на пути ее исправления опубликовал в своем блоге сетевой аналитик Дмитрий Милин:

«Инвестиции приходят за прибылью, а не для того, что бы облагодетельствовать инвестируемых.

И эта прибыль должна компенсировать риски вложения средств: как коммерческие риски, так и политические, и юридические, и криминальные. Под 1000% годовых будут инвестировать и в Третий Рейх с концлагерями. Не все конечно, но достаточное количество беспринципных инвесторов. У России НЕТ преимуществ, которые сделают её интересной для инвесторов с имеющимися рисками.

Многие приводят пример Китая, которому даже наличие коммунистической диктатуры не помешало привлечению инвестиций. К России этот «кейс» отношения не имеет. Китай за инвестиции продавал «дешевую рабочую силу», готовую работать десятилетиями за 100 долларов в месяц при запрещенных профсоюзах, отсутствии пенсии и при платной медицине. Причем в Китае реально у дверей фабрик стояли очереди готовых занять место первого же уволенного без всяких пособий по безработице за производственные "косяки".

В России этого нет и в помине.

Утверждение, что рабочая сила в России дешевле китайской — ложно. «На руки» - да, россияне получают меньше китайцев, но с учетом НДФЛ и «соцналогов» рабочая сила обходится инвесторам дороже, чем в Китае. Причем рабочая сила, не имеющая стимулов качественно работать и повышать квалификацию. И этой рабочей силы в России дефицит даже во время текущей стагнации.

Плюс к этому надо прибавить намного более дорогие транзакционные издержки для бизнеса, риск потери собственности (на примере «дела ЮКОСа», «дела АФК Системы» и истории «Вконтакте» Павла Дурова), риск государственного регулирования и внезапного ухудшение условий для бизнеса (тут пример «законов Яровой» и «Суверенного Интернета»), риск произвольного уголовного преследования в корыстных или политических интересах (пример «история с Чичваркиным» и «история с Майклом Кальве»).

Для компенсации этих российских рисков рабочая сила должна быть разы дешевле, чем в Китае, чтобы заинтересовать иностранных инвесторов.

А безработица должна быть процентов 20-30, а не 5%, как сейчас, для того, чтобы «поколение российских охранников» встало в живую очередь к проходным российских заводов, готовыми сразу заменить уволенного «за косяки» без выходного пособия. Да и пенсию с бесплатной медициной тоже надо отменить ради снижения налогов с инвесторов.

Готовы к такому «рывку»?

Или как тому герою Калягина «и есть хочется, и худеть хочется», и социальных гарантий хочется, как в Швеции, и экономического роста хочется, как в Китае, а вот утруждать себя созидательным трудом не хочется, совсем, лучше, что бы поработали и добились успехов другие...»

Среди полутора сотен читательских откликов на этот пост, в основном согласных с автором, есть и такой, довольно неожиданный, апеллирующий к такой, казалось бы, давно давно разоблаченной и посрамленной идее, как эксплуатация природных ресурсов. Вот что пишет Андрей Филатов:

«Во многом с Вами согласен, за исключением одного. Да, у Китая в последние десятилетия было главное конкурентное преимущество - дешевая рабочая сила. Конкурировать с Китаем, Индией, Индонезией по этому показателю Россия не может. Но у России есть другие не менее важные преимущества. В первую очередь, это реально дешевые природные ресурсы, при правильной политике конечно, и в силу географических размеров близость двух главных богатых рынков сбыта - Европа и США. Другой вопрос, это риски, на которые Вы указали. Именно отсутствие внятной промышленно-инвестиционной стратегии, отсутствие защиты прав инвесторов, отсутствие внятной налоговой политики приводит к тому, что мы тупо ресурсы продаём через государственные или окологосударственные монополии. Я просто хотел сказать, что при изменении вышеуказанных условий у нас есть конкурентные преимущества. Пока ещё есть...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter