Рус
Eng
«Советский учебник с новыми цитатами...» Эксперты обсуждают статью Путина
Аналитика

«Советский учебник с новыми цитатами...» Эксперты обсуждают статью Путина

19 июня , 12:52
Блогеры сходятся в том, что президент России в своей статье о Второй мировой войне, не сказал ничего принципиально нового по сравнению с тем, что написано в советских и российских учебниках

Как известно, президент Путин опубликовал свою статью о Второй мировой войне «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим» сразу в двух изданиях на русском и английском языках. Разумеется, это не могло пройти незамеченным в социальных сетях.

К примеру, политолог Екатерина Шульман задалась вопросом, зачем вообще российские чиновники пишут статьи:

«Счастливая женщина, писал Бальзак (не совсем справедливо) не ведет светского образа жизни. Счастливый чиновник не пишет программных статей в общедоступной прессе. У них берут интервью - по итогам знакового совещания, в преддверии или после важного политического решения или электорального события. Интервью, не мне вам объяснять, всегда дается из позиции сверху: как бы ни был боевит или прямо враждебен журналист, это он к вам пришел, а не вы к нему, это ему от вас что-то надо, а вам от него - ничего. Автор же текста, тем более презентующего некую точку зрения или план действий, сам ищет внимания читателя...

Да, существует традиция установочной статьи в главной государственной газете. Но ей следовали партийные (не советские) начальники, которые, чего никто уже сейчас не помнит, были не вполне чиновниками в нынешнем понимании, но жрецами и толкователями государственной религии: единственно верной марксистско-ленинской теории, объяснявшей всё. С ней в соответствие должна была быть приведена реальность, из её догматов должны были произрастать и административные решения. В нашей же аппаратной традиции к жанру газетного высказывания обычно прибегают госслужащие, желающие напомнить о себе охладевшему или забывчивому начальству.

Это относится и к разговорившемуся секретарю Совбеза, и к его внезапно англоязычному начальнику. Таков был Чекистский Крюк-Черкесов, реформатор-инициативник Бастрыкин (помните статью в Коммерсанте, так всех в своё время напугавшую?), защитник Конституции Зорькин (статья в РГ о том, что Конституцию менять не надо, и так хороша - а пришлось ведь). Силовики вообще любят философствовать: меж тем это самая невежественная, темная и суеверная социальная группа, какую можно встретить на любой ступени общественной лестницы. Носители этого специфического склада ума мало того, что чудовищно необразованны и верят всей душой в любую чушь, пробежавшую перед их мутным мысленным взором, от чтения мыслей на расстоянии до НЛП и существования на Заокраинном Западе "родителя 1" и "родителя 2", они принципиально необучаемы, потому что не верят в научное познание, открытые факты и силу разума, а верят в тайные схемы, пропаганду и подпольные правительства...»

Социолог же Григорий Юдин нашел в работе президента один недостаток, из-за которого, по его мнению, статья пройдет незамеченной на Западе:

«В статье Путина о причинах Второй Мировой войны привлекает внимание одно отсутствие. Там много раз называются все, кто виноват в этой катастрофе – Англия, Франция, Польша, Власов, Бандера, Ленин и так далее, и так далее, и даже, с оговорками, сталинский СССР.

Однако единственный, кто почти не упоминается в этом качестве – это Германия и весь нацистско-фашистский блок.

Конечно, можно это понимать так, что вина Германии очевидна, а с нацистов какой спрос – надо разбираться с тем, как Германии позволили разгуляться. Но это не то, что Путин хочет сказать.

Причина, по которой Путину хочется смотреть на межвоенное время глазами Германии, хорошо понятна – это Веймарский комплекс, переживание «поражения» «России» в Холодной войне как унижения, которое требует мести. Про параллели между Веймарской Германией и современной Россией сказано и написано достаточно. Теперь Путин добавляет к ним ещё одну: Германию несправедливо унизили после Первой Мировой, подмяли под себя Лигу Наций и получили нацистов, «которые умело сыграли на эмоциях людей» и пообещали «вернуть стране её былую мощь». А теперь Россию унизили после Холодной войны, подминают под себя ООН, и «хорошо известно, чем это закончилось» в прошлый раз.

Путин, разумеется, не нацист и не сочувствует Гитлеру. Однако появление национал-социалистов у власти и фашизация немецкого общества для него выглядит естественным, предсказуемым и малоинтересным фактом. Причины Второй Мировой надо искать в архитектуре глобальной политики: «германская агрессия против Польши была результатом множества тенденций и факторов мировой политики того времени».

И в этом месте Путин, конечно, радикально расходится со всей европейской интеллектуальной традицией, которая после войны была посвящена вопросу о том, как такое могло произойти с Германией. Тома написаны о том, как мутировала Веймарская президентская республика. Но для Путина с Германией вообще ничего необычного не произошло – нацию обидели, к власти пришли радикалы и решили отомстить. Такое было и ещё будет не раз. Вопрос в том, как устроить международные отношения, чтобы не было таких последствий....»

Публицист Леонид Лялин задался вопросом о последствиях, которые вызовут эти публикации:

«Владимир Путин написал статью о Второй мировой войне. Время задать вопрос: "К чему это приведет?"

Чтобы ответить, мы должны вспомнить, в каком обычно состоянии оказывается то, чего он касается. Вспомнив, переформулируем вопрос в виде: "Какие потери понесет Россия на этот раз?"

Стояли две главные задачи, доказать, что: 1) СССР меньше других великих держав виновен в начале Второй мировой; 2) СССР является главным победителем во Второй мировой войне.

Содержательную часть предполагаемой дискуссии можно опустить и сразу приступить к анализу неизбежных последствий. Независимо от того, кто и как к ним относится, это станут нашей объективной реальностью.

Будут получены следующие результаты: 1) за пределами РФ станет общепризнанным, что СССР как минимум настолько же виновен в развязывании второй мировой войны, как и гитлеровская Германия; 2) будет строго указано на то, что количество жертв не может служить критерием роли в Победе. "Освобождение" Восточной Европы окончательно будет рассматриваться как смена немецкой оккупации советской. Никакие истерики МИДа РФ в этом не помогут.

Можно сколько угодно прописывать в своей Конституции, про память защитников Отечества и защиту исторической правды. Там, куда не может дотянуться Следственный комитет РФ, всё это действовать не будет. И, напротив, акцентирование в той же Конституции правопреемственности от СССР в контексте Второй мировой будет еще одним поводом для стигматизации РФ.

Утрата статуса победителя во Второй мировой грозит потерей последнего признака великой державы, который у РФ остался. Места постоянного члена Совета Безопасности ООН. Сейчас наличие такого статуса давно не отвечает роли РФ в мире – экономического карлика и политического изгоя.

Это будет означать, что Россия будет попадать во всю большую зависимость от Китая. Он будет заинтересован в сохранении видимости статус-кво, в том числе и в Совбезе, постепенно приобретая все новые и новые преференции в отношениях со своим слабым северным соседом. Вплоть до фактической утраты Россией государственного суверенитета, который якобы призваны обеспечить путинские поправки к Конституции. С тем же неизменным для него результатом...»

Публицист Олег Мясников нашел существенные противоречия между тем, что написал Путин, и тем, что происходило в реальности:

«Возвращаюсь к статье Путина про ВМВ. Там столько интересного!

Например: "Лишь когда стало окончательно ясно, что Великобритания и Франция не стремятся помогать своему союзнику, а вермахт способен быстро оккупировать всю Польшу и выйти фактически на подступы к Минску, было принято решение ввести утром 17 сентября войсковые соединения Красной армии в так называемые восточные кресы. Ныне это части территории Белоруссии, Украины и Литвы.

Очевидно, что других вариантов не оставалось. В противном случае риски для СССР возросли бы многократно, поскольку, повторю, старая советско-польская граница проходила всего в нескольких десятках километров от Минска. И неизбежная война с нацистами началась бы для страны с крайне невыгодных стратегических позиций. А миллионы людей разных национальностей, в том числе евреи, жившие под Брестом и Гродно, Перемышлем, Львовом и Вильно, были бы брошены на уничтожение нацистам и их местным приспешникам - антисемитам и радикал-националистам."

Короче, когда стало ясно, что Красной Армии не прилетит от союзников Польши, Сталин отважно ввёл войска в погибающую Польшу. И вошла в Польшу Красная Армия, чтобы получить стратегические преимущества (не понял, если в июне-июле 1941 года за три недели боёв мы потеряли всю Прибалтику, Белоруссию, значительную часть Украины и Молдавии, 52% окружных складов Наркомата обороны, тысячи танков и самолётов и , самое страшное, более 600 тысяч красноармейцев) и СПАСТИ ЕВРЕЕВ, проживающих в оккупированных районах!!! Круто? По этому поводу посмотрите скриншоты из книги Вячеслава Константинова "Еврейское население бывшего СССР в ХХ веке"...»

Ну а историк Иван Курилла подвел своеобразный итог дискуссии:

«Итак, что главное? Катыни нет. Послевоенной оккупации нет. Аннексия Прибалтики соответствовала международному праву. В Польше могли пойти дальше, но не пошли. Все виноваты, и не все открыли архивы. А теперь давайте дружить великими державами.

Честно говоря, после зимних лекций я ожидал резкостей, а тут - советский учебник с некоторыми новыми цитатами...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter