Рус
Eng
Вопрос дня: поможет ли России еще более слабый рубль?
Аналитика

Вопрос дня: поможет ли России еще более слабый рубль?

19 февраля , 15:24
По мнению экспертов, от ослабления рубля экономика страны не получила никакой выгоды.

Вопреки широковещательным заявлениям о пользе слабого рубля для импортозамещения, никаких видимых сдвигов в экономике страны так и не произошло. Об этом пишут эксперты канала Proeconomics, ссылаясь на исследование экономистов Ольги Березинской и Алексея Ведева, опубликованное в журнале «Экономическое развитие России».

Аналитики описывают пока неразрешимую дилемму для промышленности России: как на ее деятельности сказывается девальвация рубля. С одной стороны, слабый рубль вроде должен вытеснять импорт и вести к загрузке предприятий. С другой, слабый рубль является ограничителем для покупки импортного оборудования, без которого невозможно обновление фондов и загрузка мощностей. Причем аналогов этому импортному оборудованию российские машиностроители предоставить не могут ни сейчас, ни в будущем (им для этого тоже нужен импорт):

«Тренд инвестиционного процесса в российской экономике показывает его высокую зависимость от динамики инвестиций в машины, оборудование. Результатом высокой импортозависимости инвестиций в основной капитал становятся и уязвимость их от курса рубля, и низкий инвестиционный спрос в силу стагнации потребления. Несмотря на курсовое удорожание импорта, замещение импортного оборудования отечественным в 2014-2015 гг. имело ограниченный характер - предприятия предпочитали просто сокращать инвестиции в оборудование. В дальнейшем адаптация к новому уровню курса рубля проявилась в возобновлении закупок импортного оборудования.

Опыт ценовой форы 2014-2015 гг. показал, что и на уровне относительно несложного оборудования отечественные производители могут добиться весьма скромных результатов в расширении своей доли на внутреннем рынке.

Причиной этого является инерционное развитие российского машиностроения на протяжении последних десятилетий с результатом в виде прогрессирующего технологического отставания и спада производства средств производства. Формальные преимущества, возникшие благодаря ослаблению рубля, мало изменили тренд развития машиностроения.

Наиболее драматичной представляется ситуация в производстве машин и оборудования, не включенных в другие группировки (производство двигателей и турбин, насосов и компрессоров, трубопроводной арматуры и подшипников, печей, подъемно-транспортного оборудования, промышленного холодильного и вентиляционного оборудования, станков, машин и оборудования для обработки металлов, машин и оборудования для металлургии, добычи полезных ископаемых, строительства, сельского и лесного хозяйства, пищевой и легкой промышленности, полиграфии), - в нем инвестиции в основной капитал за пять лет сократились на треть, выпуск - на 5%».

Экономист Сергей Блинов в своем канале напоминает, что в развитых странах основным стимулом роста является снижение ключевой ставки центробанков, а в развивающихся экономиках, куда входит и Россия – смягчение денежной политики, выражающееся в том числе в увеличении денежной массы.

При этом Центробанк России ведет «гибридную политику» – слабо снижает ставку и слабо увеличивает агрегат М2. Как говорится в пословице, «ни себе, ни людям». Приоритет ЦБ, его священная корова – низкий уровень инфляции (до 4% в год). При накачке же экономики деньгами она, действительно, может разогнаться до 5-8% и выше, и это представляется ЦБ опасным. Далее идет страх перманентной девальвации рубля. Поэтому ЦБ выбирает путь, описанный в экономических учебниках для развитых экономик Запада при отсутствии в России других компонентов таких экономик – например, перманентного притока инвестиций и денег на фондовые рынки.

Между тем, не так давно европейские эксперты в очередной раз предрекли падение курса рубля, по их мнению, курс евро в следующем году перевалит за 80.

Так Nordea Bank прогнозирует к концу этого года евро по 71 руб., а в следующем — дороже 80 руб. Доллар будет в районе 66 руб. Причиной, по мнению аналитиков, явится непредсказуемость экономической политики США, которая заставит инвесторов массово избавляться от слабых активов. К этому добавятся и внутриэкономические причины: темпы роста ВВП России вдвое отстают от среднемировых.

S&P придерживаются того же мнения по поводу уязвимости рубля, указывая на зависимость российской экономики от экспорта сырья, отсутствие конкуренции, инноваций и скачущее законодательство, санкции и вхождение в «непростой» демографический период. При этом в S&P более категоричны и обещают серьезное падение рубля в случае любого жесткого внешнего шока.

Эти прогнозы комментирует канал МыслиНеМысли:

«На самом деле на какую-то вменяемую девальвацию это все не тянет. Евро по 71 к концу года? Так он сейчас 70. Ниже 80 к концу 2021 г.? Да, падение вроде бы сильно, но за два года, и оно вряд ли будет резким. С долларом все еще проще, он весь прошлый год был в диапазоне 63-67 руб., так что никаких особых изменений не ждут ни западные, ни российские эксперты. Но все эти прогнозы сродни гаданию на кофейной гуще, поскольку реальные внешние факторы предугадать невозможно. Могут ли быть новые жесткие санкции против России? Маловероятно, но возможно. Цены на нефть себя тоже чувствуют не очень, саудиты готовы на дальнейшие шаги ради поддержания их выше $60 за баррель, так что риски вполне осязаемы. С другой стороны, из рубля уже вышли все, кто хотел это сделать, так что даже новый виток санкционного давления не будет катастрофой, а новые инвесторы не идут из-за крайне слабых и туманных перспектив.

Зато никто не сомневается в том, что укрепляться рубль не будет, поэтому чуда можно не ждать. Большие расходы бюджета, попадающие в экономику, в совокупности с бюджетным правилом не дадут рублю расти даже при благоприятном фоне, а про внешние факторы и так ясно.

Забавно выглядят эксперты, обещающие стабильность за счет ускорения роста ВВП, реализации нацпроектов и всего того, о чем в правительство постоянно твердят, но никак не могут добиться. Новое правительство ничего особо не изменит, и это тоже очевидно. Поэтому прогнозы про рост ВВП на 3% из-за нацпроектов, как и кивание в сторону Китая, которому якобы похожие меры помогли справиться с последствиями кризиса 2008-2009 гг., не имеют ничего общего с реальностью. В Китае экономическая политика была направлена на поддержку внутреннего рынка и среднего класса, а у нас про эти категории предпочитают не вспоминать. Судя по первой оценке Росстата, экономика в прошлом году выросла всего на 1,3%, и даже это уже не так плохо, учитывая прогнозы. И в 2020 г. ситуация не особо улучшится, ну будет у нас 1,5-2% - это ничего не изменит, и уж точно нет смысла говорить про какой-то экономический рывок. В том же S&P прогнозируют рост на уровне 1,8%, а также отмечают, что это наш потолок, который не получится пробить в ближайшие пару лет. Какое уж тут укрепление национальной валюты?»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter