Рус
Eng

Госрегулирование цен на еду: чего добивается правительство

Аналитика
Госрегулирование цен на еду: чего добивается правительство
Госрегулирование цен на еду: чего добивается правительство
18 августа 2021, 12:46Фото: https://rugeroi.ru/
Пока американцы грозят исключить Россию из списка стран с рыночной экономикой, наш кабмин дает все больше поводов для обоснования таких мер. На носу выборы, подорожание продуктов необходимо остановить буквально любой ценой. А платить, после того как изберут слуг народа, будут рядовые граждане.

Виктория Павлова

Подождав пару недель после заявления Минпромторга о снижении цен на продукты «борщевого» набора, ФАС разрабатывает законопроект, расширяющий возможности госрегулирования цен. Ведомство предлагает искусственно ограничивать наценку на продукты питания, а заодно грозит крупнейшим ретейлерам, включая X5 Retail Group («Пятёрочка», «Перекрёсток»), «Магнит», «Ленту» и «Карусель», штрафом в 600 млрд рублей и деликатно предлагает «добровольно» снизить наценку.

Одним «борщевым набором» сыт не будешь – здоровый рацион питания намного шире. Продукты продолжают дорожать. Так, по данным Росстата, за неделю с 3 по 9 августа сметана подорожала на 0,5%, говядина и свинина – на 0,4%, баранина и вермишель – на 0,3%, колбаса и подсолнечное масло – на 0,2%, хлеб, рыба, детские овощные консервы – на 0,1%. В среднем цены за неделю не упали ни на сотую часть процента. «Новые Известия» вместе с экспертами выясняли, как на это повлияли действия правительства, и чего стоит ждать дальше.

«Золотые» овощи

Динамика цен продуктовой корзины

Ценообразование в 2021 году уникальное – прежние правила сезонного изменения цен больше не работают. Для того, чтобы проследить динамику цен и сравнить её с предыдущими годами, мы собрали продуктовую корзину из самых важных товаров. В неё вошли говядина, свинина, курица, картофель, лук, помидоры, огурцы, морковь, капуста, макароны, гречка, яблоки, бананы, яйца, молоко, хлеб. Для анализа мы использовали официальные ежемесячные данные о средних ценах на продукты от Росстата.

Динамика цен на морковь
Динамика цен на овощи

Первое, что бросается в глаза – в июне 2021 года средняя цена продуктов в корзине оказалась на 11,8% выше, чем в июне 2020 года. Кто там говорил, про инфляцию в 6,5%? И немаловажный факт – пандемия сильно изменила обычное сезонное колебание цен. В докризисном 2019 году продукты начали дешеветь уже в мае, и к сентябрю цены опустились на 15%. В 2020 году просадка составила только 8,8%, хотя стартовые позиции были лучше – в начале 2020 года продукты были доступнее, чем в начале 2019 года. А сейчас сезонное снижение цен и вовсе сведено на нет.

Особенно хорошо заметна разница в поведении цен на овощи, без которых ни один диетолог не может представить себе здоровое питание. Уже по итогам июня овощи из нашей продуктовой корзины оказались на 27,3% дороже, чем были в прошлом году. Морковь и вовсе стала новым золотом, оторвавшись от общепринятых тенденций и устремившись вверх. По итогам июня морковь была «всего лишь» в 2 с лишним раза дороже, чем год назад – 82,79 руб против 40,5 руб. Директор Плодоовощного союза Михаил Глушков поясняет, что дело вовсе не в жадности отечественных производителей, а в зависимости от импорта.

- Аномально высокие цены весной были связаны с тем, что мы потребляли импортную продукцию. Наши зарубежные партнеры выламывали нам руки, как хотели, они поднимали цены, потому что знали, что у нас ничего нет. В прошлом году на 20% снизились посевные площади моркови. Все потому, что в позапрошлом вырастили столько моркови, что не знали, куда деть. Она была по 8 рублей, и в 2020 году фермеры сказали, что не будут ее выращивать, лучше посадят что-нибудь другое. Фермеру государство должно подсказывать, но не регулированием цен, а планированием, регулированием рынка. Крупные компании смотрят данные по посевным площадям в России на сайте департамента сельского хозяйства США! То есть США знают, что мы посадили, публикуют это в открытом доступе, а мы не знаем.

Действия правительства при этом вызывают массу вопросов. Сначала взялись за жесточайшее ограничение цен на подсолнечное масло и сахар – далеко не самые популярные продукты питания, а потом игнорируют неординарный рост цен на овощи. «Активная ценовая динамика по этой группе товаров является традиционной для данного сезона» - вот и всё, что сказал Минсельхоз по поводу роста цен на овощи. Это норма, всё так и должно быть. Однако наши графики показывают обратное.

А где-то посередине между этими крайностями находится регулирование цен на зерно. Со 2 июня начал действовать «зерновой демпфер» - если цены на пшеницу превышают 200 долларов за тонну, а по кукурузе и ячменю 185 долларов за тонну, то экспортная пошлина составляет 70% от превышения. В июне по зерну она составила 28,1 доллара за пшеницу. Но вот незадача: ни оптовые поставщики, ни перевозчики, ни порты, через которые зерно уходит на экспорт, свои расценки снижать не захотели, и демпфер кардинальным образом не изменил рынок. Как отмечают в Российском зерновом союзе, демпфер просто изъял у производителей 90 млн долларов только за июнь.

Минфин таким регулированием рынка наверняка доволен – поступления в бюджет никогда не бывают лишними. А вот люди и наши эксперты явно не в восторге от мер правительства.

Случайное регулирование

Глава Союза потребителей России Петр Шелищ отмечает, что многие действия правительства по регулированию цен крайне нелогичные и неэффективные.

- У нас в РФ ограничивали цены только на 2 товара – на сахар и растительное масло. А в прошлом году Минздрав снизил рекомендуемые нормы потребления сахара, которые были у них 24 кг в год на человека, то есть 2 кг в месяц, до 8 кг - в 3 раза, исходя из того, что у нас много людей страдают ожирением, что приводит к ранней инвалидизации и т.д. И тут невольно возник вопрос о какой-то шизофрении в голове правительства - Минздрав говорит, что надо как можно меньше сахара употреблять, а правительство борется за то, чтобы он был дешевле, хотя, как казалось, надо бы радоваться, что он дорожает. Огромная часть этих двух продуктов, на которых регулировались цены, идет в пищевую промышленность, для приготовления других продуктов, и там никаких ограничений не было, ограничения по ценам были только на розничную продажу, и, во-вторых, эти ограничения были временными. Судя по данным Минпромторга, к ним присоединились 12 тыс организаций, а у нас в розничной торговле продовольствием их в 10 раз больше. Так что это скорее был просто звук, а не реальный эффект.

А член Торгово-промышленной Палаты России Анна Вовк указывает на то, что подобные ограничения и дополнительные пошлины не могут не навредить финансам производителей. В первую очередь на них, а не на посредников ложится вся финансовая нагрузка.

- Из-за принятых правительством мер производители перешли в режим экономии на всём. Сокращение доходной части привело к невозможности формирования каких-либо резервных фондов. Поэтому запланировать модернизацию техники и производства, дальнейшее развитие и инвестиции могут лишь немногочисленные крупнейшие агрохолдинги, которые только увеличивают занимаемую долю рынка в период кризиса. Малые производители оказались на грани выживания.

«Новые Известия» ранее уже выяснили, что поддержка малого предпринимательства в сфере сельского хозяйства и преференции крупным агрохолдингам – совсем не одно и то же. Это в равной степени касается и растительной продукции, и мясной. Наша «мясная корзина», состоящая из говядины, свинины и кур, за год подорожала на 10,7%. Не так критично, как овощи, но приятного мало.

Специализирующих на овощах фермеров должно успокоить то, что по мнению Михаила Глушкова регулирование их цен и продаж в максимально жёстком формате просто физически неосуществимо.

- Та ограничительная мера, которая была применена к сахарникам, физически неприменима к производителям овощей. Потому что сахарные заводы – их 20 штук в России, можно всех собрать, посадить за 1 стол и подписать соглашение. Что касается производителей овощей, их десятки тысяч, с ними невозможно договориться и указать им, почем продавать свою продукцию. Они просто уйдут в тень и все будут продавать неофициально.

Динамика цен на фрукты
Динамика цен на торты

Зато ограничения цен на сахар всё-таки оказали смягчающие влияние на подорожание сладостей. Торты обошлись без резких скачков цен. Они просто равномерно, постепенно дорожают примерно теми же темпами, что и 2 года назад. Сладкоежки могут быть спокойны и планировать свои расходы на месяцы вперёд. А если не хватает денег на картошку с морковкой, то торты можно заедать фруктами – яблоки с бананами этим летом в среднем дешевле, чем год назад. Всё по завету Марии-Антуанетты: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!». Но вряд ли такая диета в XXI веке может считаться здоровой, способствовать снижению заболеваемости и росту продолжительности жизни.

Роковые выборы

Спасение нашим экспертам видится в том, что такие перекосы и заигрывание с ограничением розничных цен – это ненадолго. Можно даже назвать дату переломного момента – 19 сентября 2021 года. В этот день завершатся парламентские выборы, а значит властям больше не будет смысла играть в популизм. Анна Вовк указывает на то, что у властей просто нет выбора, производители под регулятивным гнётом долго не протянут.

- Вероятнее всего, после выборов ограничительные меры будут отменены. Потому что сначала нужно было успокоить население, а потом необходимо, чтобы те, кто голосует экономически (производители) поддерживали действующие власти. Правительству нужны налоги и совершенно не нужны конфликты, которые сначала будут зарождаться между предпринимателями и местными властями на региональном уровне, а затем приобретать всё более массовый характер. Плюс банкротства аграриев приведут к нежелательному росту безработицы.

Пётр Шелищ видит скорее прекращение госрегулирования рынка продовольствия и в заявлениях представителей власти.

- Это не ограничительные меры, а, скорее, демонстрационные. Вице-премьер Виктория Абрамченко не так давно сказала, что невозможно долго продолжать их, правительство не будет заниматься попытками как-то ограничить розничные цены. Абсолютно правильная, трезвая позиция. Если цену искусственно удерживать, появятся дефициты со всеми своими последствиями. Соответственно, товара будет меньше, цены получат сигнал к повышению. Надо помогать населению, субсидировать самых бедных в плане покупки продовольствия.

Ради спасения агарного сектора и исключения ценовых катаклизмов в будущем, власти позволят свободно производителям переписывать ценники в самое ближайшее время. И, как отмечают эксперты, подорожание неизбежно, потому что имеет объективные причины. Специалисты профильного телеграм-канала «Агрономика» прогнозирую рост цен на зерно и ржаной хлеб. Пирожные становятся все более актуальными. Бутерброд «шпроты на эклере» - почему бы и нет?

- Сейчас в зоне риска ржаной хлеб, он может подорожать из-за дефицита ржаной муки. Урожай ржи будет меньше прошлогоднего на 10-12%. Озимые серьезно пострадали в этом году, и их урожайность снизилась. По данным Росстата, площадь под рожью составила 1,05 млн га против 987,2 тыс. га в 2019-м (+6%). Но при этом почти вся культура – озимая. Вместо изначально ожидаемых 2,4 млн тонн, прогноз – 2,1 млн. Мукомолы опасаются дефицита ржаной муки, которая изготавливается только из ржи 1-го и 2-го классов. Рынку необходимо 1,7 млн тонн ржи 1-го и 2-го классов. А в этом году, учитывая прогнозы, можно рассчитывать лишь на 1,4 млн тонн. Переходящие остатки очень низкие. С рожью для мукомолов будет напряженка, они уже говорят о росте цен на нее.

Если в самом начале уборочной кампании рожь предлагали по 11 тыс. рублей за тонну (с НДС с доставкой), то сейчас – 13,5 тыс. рублей. Это выше, чем в конце сезона-2020/21. При таких ценах на рожь отпускная стоимость муки должна быть 17 тыс. рублей за тонну. Но по факту она продается дешевле 14 тыс. рублей. Убыток мукомолов на каждой тонне превышает 3 тыс. рублей. По данным Союза мукомолов, из тридцати ржаных мельниц в Центре России работает только семь. «Но и они скоро закроются». Если предприятия остановятся из-за убыточности производства, в стране будет серьезный дефицит ржаной муки. А это в свою очередь отразится на хлебопеках.

Пётр Шелищ предвидит подорожание практически всего ассортимента продуктовых магазинов.

- В зоне риска подорожания сейчас находятся все продукты, кроме сезонных овощей и фруктов. А все остальное будет дорожать. Вот сейчас к 1 сентября выдают 10 тысяч на каждого ребенка, но ведь от того, что им раздали деньги, не стало больше ни одежды, ни обуви, ни школьных принадлежностей. Соответственно, вырастут цены.

Михаил Глушков, напротив, видит перспективу снижения цен на плодоовощную продукцию в ближайшей перспективе.

- Сейчас оптовые цены на морковь 15 рублей, на картофель – столько же, я думаю, в сентябре оптовая цена на картофель опять будет 10 рублей. Если будет хороший урожай – а пока что виды на него неплохие, с овощами проблем не будет. Ни с дефицитом проблем не будет, ни с ценами. Они будут на уровне 2019 года – сначала упадут, а затем начнут плавно расти.

А где безопасность?

Во многом причины неконтролируемого роста цен по мнению экспертов лежат в плоскости обеспечения продовольственной безопасности. Петр Шелищ и Анна Вовк придерживаются противоположных взглядов на этот вопрос, но сходятся в одном. Нынешняя политика, проводимая Минсельхозом, никак не способствует повышению продовольственной безопасности.

Анна Вовк выступает за уравновешивание госрегулирования.

- Государственное регулирование агропромышленного комплекса где-то избыточно, а где-то недостаточно. АПК процентов на 90% должен быть профинансирован государством. Где-то даже должна присутствовать государственная монополия, поскольку продовольственный рынок – это стратегическая безопасность страны. Сейчас же некоторая группа лиц держит целые отрасли в своих руках и диктует всем свои условия.

А Пётр Шелищ, напротив, сторонник свободного рынка и оказания не прямой поддержки, а косвенной - через потребителей.

- Продовольственная политика государства формулируется у нас прежде всего в терминах продовольственной безопасности, что надо самих себя обеспечивать продовольствием. Но это следствие так называемых контрсанкций, ни одна страна мира всем продовольствием себя не обеспечивает, потому что это просто нерационально. Мы сами ограничили себя в импорте продовольствия из ряда стран - это ошибка, надо прекращать и разрешить импортировать продукты питания. А своему производителю надо помогать, но не за счет потребителя. А если потребителям бюджет дает субсидии на приобретение продовольственных товаров отечественного производства – а именно там ставит вопрос Минпромторг – то тем самым власть помогает своим аграриям, потому что увеличивается спрос. Это должна быть важная составляющая нашей агропродовольственной политики.

Так или иначе, все это пока далеко от реальности, больше напоминающей хаос. Власти, с одной стороны, пытаются успокоить людей перед выборами, с другой стороны, продвинуть особо приближённых предпринимателей. И пока ситуация не изменится, а правительство не озаботится развитием производства продуктов большим числом независимых компаний, у людей есть только одна возможность обезопасить себя от дальнейшего роста цен – сделать собственные запасы на год вперёд, пока идёт сезон сбора урожая. Потому что дальше будет только дороже.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter