Рус
Eng
Александр Морозов: Кремль готов к долгой партизанской войне с Западом
Аналитика

Александр Морозов: Кремль готов к долгой партизанской войне с Западом

18 мая 2018, 10:07
Для этого российская власть создает хорошо эшелонированную, подготовленную к долгому конфликту система

О том, в каком направлении пойдет внутренняя и внешняя политика Кремля после выборов 2018 года, - рассуждает на сайте «Русский вопрос» политолог Александр Морозов

По его мнению, сегодня сознание широких слоев населения России полностью погружено в схему «агрессивный Запад против встающей с колен России». Эта схема поддерживается не только политическими ток-шоу на федеральных телеканалах, но и системой работы с молодежью через школы и университеты, через все четыре парламентские партии, через большую систему некоммерческих организаций, поддержанных государственными грантами и т.д.

Экономический блок в правительстве, руководство банков, корпораций занято адаптацией экономики к условиям санкций и изоляции. Причем, в этой среде хорошо понимают цену «геополитических рисков» политики, проводимой Путиным, но никакой «фронды», а тем более «раскола элит», нет. Проевропейская политическая оппозиция ослаблена и не может играть существенной роли в оказании давления на курс Путина. Региональные политико-экономические группы утратили самостоятельность после того, как Кремль в 2006 году заменил выборы губернаторов их назначением, а с 2007 года взял курс на создание крупных госкорпораций, которые за десять лет консолидировали крупные предприятия в разных концах страны в гигантские холдинги.

Экономика России уже адаптировалась к новой ситуации. И хотя разрыв связей с Украиной, конфликт с США и с Великобританией, а также режим санкций создали большие проблемы, Путин опирается на несколько очевидных факторов: небольшой внешний долг, наличие резервов, сохранение высокой цены не нефть, новая выстроенная система импорта-экспорта в обход санкций и в целом - выход российской экономики в 2017 году из рецессии. Пусть ежегодный рост в 1,5%-2% и не позволит России удерживаться на высоких позициях, но не приведет и к катастрофе.

В своем ежегодном послании Федеральному Собранию Путин обозначил следующее: он делает ставку на большие бюджетные расходы на инфраструктуру (дорожное строительство, аэропорты, мосты, обновление системы коммунального хозяйства, развитие городских пространств и т.д.), на аграрный сектор, военно-промышленный комплекс. Он также собирается потратить большие средства на подготовку и переподготовку новой бюрократии, на создание автономных цифровых платформ. Россия не может участвовать в глобальной конкуренции высокотехнологичных проектов. Путин это хорошо понимает и формулирует задачи для экономики, находящейся в условиях автаркии. Он рассчитывает с помощью типичных для «реваншистских» режимов инфраструктурных бюджетных проектов создать занятость, поддерживать кредит и обеспечить лояльность больших групп населения.

Во внешней политике России опирается на три идеи:

  • в горизонте 2030-35 гг. неизбежна глобальная война, и к ней надо готовиться, чтобы в ходе войны защитить интересы России, а после ее окончания утвердить новый мировой статус России;
  • США неизбежно окончательно утратят в ближайшее десятилетие свое послевоенное положение мирового гегемона и далее уже не смогут играть ту же роль в глобальной безопасности, что и ранее;
  • Евросоюз не состоялся и распадется.

Стремиться к новому статусу России - такова концепция, которую президент ясно изложил в своих выступлениях. Кремлевские публицисты прямо пишут: поскольку Россия значительно слабее сил Запада, то допустимы любые «партизанские действия», любые формы неконвенциональной войны. Тогда как власть страны не берет никакой ответственности за эти «партизанские» действия, но и не собирается их расследовать и останавливать. Политические жесты Запада — санкции, высылка дипломатов и др. - не останавливают Кремль и не ведут к смене его позиции, а более решительные действия требуют очень широкого консенсуса власти и избирателей всех стран НАТО, что очень хорошо понимает Путин. Не случайно, в ответ Владимиру Соловьеву на реплику: «Вас называют политиком, ведущим хорошую игру с плохими картами», Путин сказал, что его карты ничем не хуже, чем у других политических лидеров, у всех есть свои сильные и слабые стороны. И Кремль действует таким образом, как будто он уверен в том, что никакой консенсус достигнут не будет.

«Война разведок», углубление дипломатических конфликтов и даже разрывы экономических контрактов и удар по глобальным позициям российских госкорпораций— все это не остановит Кремль, который рассчитывает на «игру вдолгую» и убежден в том, что «детерминизм истории» на его стороне. Ведь за спиной у него хорошо эшелонированная, подготовленная к долгому конфликту система. Перейдя через президентские выборы 2018, закрепив новое состояние своей политической системы, Путин в горизонте следующего десятилетия не отступит под давлением. А это означает, что стратегия Запада, рассчитанная на то, чтобы вернуть Кремль в рамки минимального доверия и партнерства, т. е. вернуть ситуацию к состоянию 2000-2013, не даст никакого результата, - уверен эксперт.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter