Рус
Eng

Казус С-400: усиливая Турцию, Москва создает проблемы и для НАТО, и для себя

Аналитика
Казус С-400:  усиливая Турцию, Москва создает проблемы и для НАТО, и для себя
Казус С-400: усиливая Турцию, Москва создает проблемы и для НАТО, и для себя
18 января, 15:15
Анкара не спешит отказываться от членства в Североатлантическом союзе, понимая свои выгоды от членства в этой организации

Виктор Кузовков

Готовность Турции приобрести вторую партию российских ЗРК С-400, недавно озвученная турецким президентом Эрдоганом, на первый взгляд кажется событием положительным и со всех сторон радостным. Еще бы – поставка в Турцию первого полка С-400 принесла российскому бюджету почти 2,5 миллиарда долларов, что по любым меркам является довольно внушительной суммой. Казалось бы, теперь, когда у Турции уже есть ЗРК этого типа, вообще нет смысла искать в данном соглашении подводные камни. Нужно лишь просто тиражировать успех и пока «клиент» не очнулся, заработать на нем еще несколько миллиардов…

С этим можно было бы согласиться, если бы не один нюанс – поставка второй партии российских ЗРК должна сопровождаться, как заявила турецкая сторона, передачей технологий и налаживанием совместного производства уже на турецкой территории. А это уже существенно меняет дело, особенно, с учетом всех «шероховатостей», которые были между нашими странами в последние пару лет.

Напомню, что за относительно небольшой отрезок времени российское и турецкое оружие трижды вступило в прямое противостояние – в Сирии, Ливии и в Нагорном Карабахе. К счастью, дело ни разу не дошло до прямого столкновения наших армий, но каждый раз Москва получала серьезный репутационный ущерб, выражавшийся как в общем ударе по имиджу России, как сильного и влиятельного государства, так и в ущербе репутации российского оружия, экспорт которого, напомню, является довольно ощутимой статьей пополнения российского бюджета. А самое главное, мы убедились в том, что свои интересы Турция ставит превыше всего, к компромиссам Анкара не очень готова и не боится прямой конфронтации с Москвой даже там, где та раньше безраздельно доминировала.

В общем, как показывает практика, «партнер» у нас такой, что иной раз впору говорить не о сотрудничестве, а о войне с ним. И совершенно очевидно, что чем сильнее Анкара, тем более дерзко она себя ведет. Так стоит ли России идти на поводу у турецких «хотелок» и передавать южному соседу весьма чувствительные технологии в электронике и ракетостроении, или все-таки лучше поостеречься?

С одной стороны, ничего удивительного в требованиях Анкары нет. Действительно, в последние годы многие государства, прежде просто импортировавшие нужное им вооружение, задумались о локализации его производства у себя. Логика тут понятна – часть денег, потраченных на иностранное оружие, остается в стране и начинает работать на её экономику через создание новых рабочих мест и производств. Кроме того, автоматически появляется собственная ремонтная база для закупленной техники, что в некоторых случаях весьма важно. Ну и последнее, причем, не по значению – появление у покупателя технологий и компетенций, позволяющих ему, в перспективе, вести речь о создании собственных образцов современных вооружений.

Примеров такого сотрудничества, с передачей части технологий покупателю, можно привести не так уж мало. И отметилась тут не только Россия, как иногда думают некоторые – достаточно вспомнить израильско-азербайджанское совместное предприятие в пригороде Баку, на котором собирают израильские беспилотники разных типов, чтобы понять, что даже очень успешные государства-экспортеры оружия не чураются данной схемы.

Одним из главных бенефициаров подобного подхода к военным закупкам, а также одним из его авторов, является Индия. За последние десятилетия там осуществлено несколько крупных военных контрактов с частичной или полной передачей технологий. В частности, это контракты с Москвой на поставку (и сборку) танков Т-90С и Су-30МКИ, а также недавний контракт Индии с Францией на поставку истребителей «Рафаль». Последний, правда, столкнулся с целым рядом трудностей и задержек, но то отдельная история…

Можно вспомнить и поставку в Египет американских танков M1A1 «Abrams», которая тоже осуществлялась на условии налаживания в стране-покупателе сборки из американских узлов. Согласно контракту, египетская сторона смогла довести количество данных танков в своей армии до 1130 штук, что является очень значительным количеством для ближневосточного региона. То есть, мировой «гегемон» и законодатель мод на оружейном рынке таких схем тоже не чурается. А раз так, стоит ли Москве проявлять в этом вопросе особую щепетильность? Ведь деньги, как известно, не пахнут…

Однако, как указано выше, Турция является не таким уж простым покупателем. Связано это как с собственными геополитическими амбициями этой страны, так и с тем, что она активно ведет разработку собственных вооружений различных типов, и можно не сомневаться в том, что полученные от России знания и технологии турецкие ученые и конструкторы обязательно используют при создании собственных наработок. А это может привести к тому, что однажды нам все-таки придется вступить с Турцией в прямое военное противостояние на каком-то участке геополитической карты мира, и российские солдаты будут погибать от оружия, которое мы же и помогли туркам создать.

Хотя на данный момент нет точной информации о том, что же именно турки хотели бы производить на собственной территории, можно предположить, что в данном случае особый интерес представляют как электронные компоненты ЗРК, так и зенитные ракеты для него. Причем, последние могут быть турецкой стороне даже более интересны, а для России передача ракетных технологий может оказаться наиболее болезненной.

Комплекс С-400 располагает целым набором ракет разного радиуса действия и предназначения. Особый интерес представляет ракета 40Н6Е с радиусом до 380 километров, рабочей высотой до 30 километров и активной системой самонаведения на конечном участке траектории. Достаточно сказать, что таких средств поражения вообще крайне мало в мире – условные аналоги есть только в США и Китае, хотя в обоих случаях есть большие отличия. Но самое главное даже не это – вряд ли Турция сможет полностью воспроизвести столь сложную систему, как упомянутая зенитная ракета сверхбольшой дальности. Но вот создать на базе полученных технологий целую линейку оперативно-тактических баллистических ракет дальностью больше 500 километров вполне возможно. И если это случится, турки буквально перепрыгнут через несколько ступенек и сэкономят десятилетия. А самое главное – в радиусе досягаемости этих ракет может оказаться уже и непосредственно российская территория. Что, вкупе с особо не скрываемым желанием Эрдогана обзавестись собственным ядерным оружием, является абсолютно неприемлемым для Москвы.

Вместе с тем, заметно желание Кремля продолжить курс на сближение с Анкарой и постепенное вытягивание её из НАТО. Что само по себе можно признать разумным – пользы от ослабления НАТО больше, чем вреда от некоторого усиления Турции. Во всяком случае, в современной геополитической ситуации это совершенно точно. Более того, мы можем с уверенностью говорить о том, что если Турция окажется вне НАТО, она станет одним из вероятных противников этого блока. Связано это как с собственно турецкими амбициями, так и с застарелым противостоянием Турции и Греции, которое имеет давнюю историю и вряд ли будет скоро забыто. Хотя, судя по последним событиям, забывать его никто и не собирается – турецкие претензии на шельфовые участки в пограничных морях, разделенный Кипр и периодически вспыхивающее воздушное противостояние между странами как бы намекает нам, что отношения Турции и Греции в ближайшие годы вряд ли станут добрососедскими.

То есть, усиливая Анкару, Москва потенциально создает значительные проблемы и для НАТО, и для Израиля, роль которого в Сирии, с точки зрения Москвы, трудно назвать конструктивной. Вероятно, именно этот мотив является на сегодняшний день главным для Кремля в отношениях с Эрдоганом. И похоже, турецкий президент понимает это, на грани фола проталкивая турецкие интересы в разных точках мира.

Как известно, отчасти линия Кремля уже дала результаты – поставки первого полка ЗРК С-400 в Турцию привели к значительному осложнению американо-турецких отношений, что выразилось, в частности, в исключении Турции из программы создания и закупок истребителя F-35. В целом отношения между Анкарой и Вашингтоном очень осложнились, что привело к свертыванию или заморозке еще нескольких совместных военных программ. Но нужно отметить, что Анкара не спешит хлопать дверью и отказываться от членства в НАТО – даже такой националист, как Эрдоган, понимает выгоды для Турции от членства в этой организации.

Переманивание Турции на свою сторону идет, мягко говоря, очень низкими темпами. Но еще раз оговоримся – скорее всего, Кремль и не строит особых иллюзий на этот счет. Ему бы добиться выхода из НАТО крупнейшей, после США, армии альянса, да заодно спровоцировать дискуссию о необходимости этого альянса, как такового, а уж получится подружиться с Анкарой, или она так и останется одиноким волком, бросающимся на своих соседей, дело десятое. Тем более, что Турция, как главный жупел и раздражитель в регионе, тоже может быть весьма полезна.

И все-таки очевидно, что даже такие перспективы не должны сильно кружить головы кремлевских стратегов. Ставки в геополитических играх очень высоки, но и о собственной безопасности забывать ни в коем случае не стоит. А значит, мы можем заранее констатировать, что слишком широкая трактовка понятия «передача технологий» в случае с поставками в Турцию ЗРК С-400 будет для России вредной, или даже опасной. Оптимальным тут было бы решение, позволяющее турецкой стороне сохранить лицо и отрапортовать об успешной защите национальных интересов, но исключающее форсированную разработку Турцией современных баллистических ракет малой и средней дальности.

Со всем остальным, наверное, мы можем как-то мириться…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter