Рус
Eng
Семейное насилие остаётся одной из главных проблем России
Аналитика

Семейное насилие остаётся одной из главных проблем России

16 декабря 2017, 20:21
Социологическое исследование в Омской показало, что 58% родителей допускают физическое наказание детей. В 98% неблагополучных и 50% благополучных семей детей бьют время от времени. При этом 25% подростков соглашаются, что физическое наказание - это наиболее оптимальный способ воспитания.

Подростки, подвергающиеся физическим наказаниям, раздражительны и аффективны, не могут встроиться в социум. Становясь взрослыми, они копирую поведение своих родителей-насильников.

В 2011-12 годах на факультете психологии ОмГУ им. Ф.М.Достоевского стартовал проект сотрудничества с Уполномоченным по правам ребёнка при губернаторе Омской области, основной целью которого является изучение факторов семейного неблагополучия. Результаты исследования были приведены в статье «Применение физических наказаний в семье как фактор проявления агрессивности и акцентуаций характера подростка» («Вестник Омского университета. Психология», №2, 2013). Блог «Толкователь» публикует краткие выдержки из него.

58% родителей допускают применение насилие к детям

Под руководством социолога Л.И. Дементий было проведено исследование, направленное на изучение представлений родителей о возможности применения насилия по отношению к ребенку и его восприятия детьми. Оно показало, что для 58 % родителей, независимо от пола, характерна ориентация на применение физического (порка ремнём, шлепки, пощёчины), а также психологического (угрозы, изолирование, публичное оскорбление ребенка) насилия по отношению к своим детям. Эти формы насилия воспринимаются родителями как типичные и эффективные способы борьбы с непослушанием, плохой успеваемостью и демонстрацией излишней независимости ребёнком. При этом 25% от общего количества респондентов указывает на то, что наказание - это наиболее оптимальный способ воспитания.

Насилие в неблагополучных семьях

Также были исследованы две группы подростков. Выборку исследования составили 240 подростков - учащихся общеобразовательных школ, гимназий и лицеев Омска в возрасте от 12 до 15 лет. Экспериментальная группа - 120 подростков. 80 из них воспитываются в неблагополучных семьях, 40 - проходят реабилитацию в «Социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних» из-за семейного неблагополучия. В 70% случаев они отмечают, что при непослушании родители довольно часто дают им пощёчины, подзатыльники, бьют ногами, руками либо ремнём. При этом проявления физического насилия практически всегда сопровождаются и психологическим насилием: криками, оскорблениями, угрозами более интенсивных и страшных наказаний, стремлением выгнать подростка из дома. Довольно часто наказание подростков является следствием алкогольного и наркотического опьянения родителей.

28% подростков из неблагополучных семей считают, что физическое насилие в их семье редкость, поскольку большую часть своего времени они проводят вне дома (в кругу сверстников, бродяжничают, стараются вернуться домой, когда родители уже спят). Однако при ответе на вопрос, в каких случаях они сталкиваются с физическими наказаниями в семье, подростки указывают на состояние алкогольного опьянения родителей либо агрессию, связанную с отсутствием алкоголя. Лишь 2% подростков, проходящих реабилитацию, указывают на отсутствие наказаний в их семье. Возможно, этот результат объясняется их страхом говорить правду об отношениях в семье, боязнью еще больших наказаний со стороны родителей, чувством стыда.

У подростков из неблагополучных семей наиболее выражены такие типы акцентуаций, как эпилептоидный и истероидный. Это указывает на то, что они склонны к состояниям злобно-тоскливого настроения, на основе которого формируется раздражение и аффективность. Такие подростки часто чрезвычайно эмоциональны при общении, легко теряют контроль над собой, действуют импульсивно. Преобладание этих типов указывает и на то, что такие подростки весьма злопамятны в отношении нанесённых им обид.

Благополучные семьи

В группе подростков из благополучных семей 7% довольно часто сталкиваются с физическими наказаниями. Причинами этого дети считают собственные поведенческие стратегии, плохую успеваемость, несоответствие ожиданиям родителей, отсутствие родительской любви по отношению к ним. Однако все подростки отмечают, что в большинстве случаев на месте родителей они поступили бы также, поскольку отсутствие этих наказаний стимулировало бы их на ещеё более безрассудное поведение. Таким образом, подростки, несмотря на боль и обиду, которые они переживают при применении их родителями физических наказаний, считают их справедливыми и воспринимают как норму.

Около половины подростков этой группы считают, что при воспитании собственных детей они также будут применять подобные наказания, поскольку только с их помощью, с точки зрения опрошенных, можно добиться желаемого поведения от ребёнка. 43% подростков в представленной группе сталкиваются с физическими наказаниями в семье редко. По словам подростков, это происходит «в исключительных случаях, когда уже ничего не помогает».

Основными причинами наказаний они называют плохую успеваемость, возвращение домой не вовремя, курение в компании сверстников. Большинство подростков указывает на то, что в основном детско-родительские конфликты в их семье сопровождаются криками, угрозами ограничения денежных средств на мелкие расходы и контактов с друзьями или работы с компьютером. Физические наказания родители применяют лишь тогда, когда они «их довели». При этом половина подростков этой группы считает наказания эффективными формами воспитания, тогда как другая половина не видит в них смысла и целесообразности.

Около 50% подростков контрольной группы считают наказание неэффективным способом воспитания и указывают на то, что их родители никогда не применяют к ним физических воздействий. Респонденты отмечают, что при возникновении конфликтных ситуаций родители беседуют с ними, объясняют негативные последствия их поступков. Самыми распространенными формами наказаний в их семье являются ограничения походов в кино и кафе, встреч с друзьями, работы на компьютере.

Подростки считают подобные меры воспитания более эффективными, чем физические наказания, поскольку они не унижают их и не причиняют боль». Респонденты этой группы указывают на то, что при воспитании собственных детей они будут стремиться избегать физических наказаний. Таким образом, модель поведения родителей в семье при воспитании собственных детей формирует в них прообраз будущего родителя и воспитательных стратегий. Следовательно, чем меньше ребёнок сталкивается с проявлением насилия в семье, тем с большей долей вероятности он не будет демонстрировать его в собственном поведении.

Выводы

Подростки, подвергающиеся физическим наказаниям в неблагополучной семье, раздражительны и аффективны, имеют выраженное стремление к изоляции от окружающих. Они не умеют устанавливать длительные и прочные социальные связи, являются негибкими по отношению к новым ситуациям, не умеют сопереживать, конструктивно выражать эмоции и чувства, проявляют тенденцию к формированию депрессивных состояний. Все эти факторы часто приводят к формированию девиантного поведения, не позволяют ему эффективно адаптироваться в социуме.

Подростки из благополучных семей ориентированы на расширение и установление новых социальных контактов, реализацию лидерских и коммуникативных качеств, имеют более сформированную социальную гибкость и мобильность.

Дети, сталкивающиеся с проявлением любой формы насилия в семье, стремятся «выключиться» из социума, не доверяют окружающим и пытаются впоследствии «восстановить справедливость», самоутвердиться, входя в преступные сообщества, либо забыть о произошедшем с помощью алкоголя и наркотиков.

Напомним, что в феврале 2017 года были внесены изменения в статью 116 Уголовного кодекса. Под "побоями" имелись в виду лишь действия, причинившие пострадавшему члену семьи физическую боль, но­ не повлекшие последствий для здоровья и то только тогда, когда они были совершены впервые. Вместо уголовного преследования за них начали взимать штраф до 30 тысяч рублей. Также виновника могли арестовать на срок до 15 су­ток или приговорить к исправительным работам.

"Некоторое время назад, когда Госдума декриминализировала побои в отношении близких родственников, все долго ахали и охали, - комментирует в своём блоге публицист Михаил Пожарский. - Кричали о том, какое это изуверское решение - разрешили, мол, бить жен и детей. Мизулина хочет вернуть РФ в средневековье! Я был одним из немногих, кто говорил, что в кои-то веки Госдума сделала нечто полезное для общества...

Раньше побои (в отношении близких родственников) были частью Уголовного кодекса. Уголовное дело - процесс трудоемкий, а следователям и дознавателям работать лень, особенно по всякой мелочи, за которую медаль явно не дадут. Вот они и не спешили заводить дела. С другой стороны уголовная статья воспринимается людьми как страшное клеймо на всю жизнь. Поэтому и сами жертвы не спешили жаловаться на своих каких-никаких, но мужей. А вдруг еще в тюрьму посадят? Кто детей кормить будет? Немаловажно, что уголовный процесс долгий - до суда пройдет, как минимум, пара месяцев. И все это время обвиняемый с потерпевшей, скорее всего, будут жить вместе т.к. заключение под стражу на время следствия и суда по такой статье не предусмотрено. В общем, в уголовном кодексе это все работало очень хреново.

Теперь возьмем административное право (к которому ныне относятся побои). Работает это так: поступает звонок в дежурную часть, приезжают менты, забирают обидчика, сходу составляют протокол об административном правонарушении, оставляют на 48 часов до суда, суд выписывает заслуженные 15 суток и отправляет в спецприемник. Наказание пускай и легкое, зато быстрое. Клейма судимости при этом нет, а отсутствие кормильца 10-15 суток вряд ли убьет семейный бюджет - жертвы могут не бояться жаловаться. Скажете, Вася вернется в расстроенных чувствах и поставит жене фонарь под вторым глазом? Ну, может, конечно. Но в случае уголовного дела Васе поначалу вообще ничего не грозило, кроме подписки о невызде, а тут его изолируют хотя бы на пару недель.

Таким образом, перевод побоев из УК в КоАП на самом деле в интересах жертв. Это контринтуитивный тезис - как это можно бороться с явлением, не ужесточая, а смягчая наказание? А вот так. Когда я пытался изложить свои доводы истеричной компании профессиональных защитниц прав женщин, в ответ получал что-то вроде: "Ах, вы за то, чтобы бить женщин? Небось, еще и жену бьете?" Ну вот теперь могу бить их самих - статистикой и прямо по лбу. В "Ведомостях" промежуточные итоги:

"В 2015 году, когда за побои предусматривалась уголовная ответственность, из 59 500 обвиняемых были осуждены лишь 16 200 человек. При этом только за первое полугодие 2017 года – меньше чем за пять месяцев с момента декриминализации – наказание за аналогичное правонарушение получили 51 689 человек (всего были рассмотрены 72 333 таких дел)"

Обращаться стали больше, наказывать стали чаще. И кто бы мог подумать, да?"

Впрочем, многие считают, что мы и тут видим лишь надводную часть айсберга:

"Я разговаривала с начальником участковых в Ярославской области, где у нас филиал, - пишет Алена Ельцова. - Женщины теперь реже обращаются из-за штрафов, ибо семейный бюджет и так невелик. Идут уже, когда крайняя степень".

"Обращаться стали больше,наказывать стали чаще". А насколько эффективно это наказание?, - пишет Алексей Монастырев. - Предотвращает ли оно повторение противоправных действий? Изменяет ли поведение правонарушителя?"

"Сейчас противники декриминализации очень активизировались из-за жуткого случая - муж отрубил кисти рук супруге, которая от него ушла, - комментирует Olga Slazarska. - Она на него вроде заявила участковому, когда он ее первый раз вывез в лес и наставил синяков. Но участковый только "провел проф беседу" через 18 дней. в общем, теперь этот случай для противников декриминализации - аргумент. Мол, если б его сразу за синяки посадили, этого бы кошмара не было".

"Согласна, результаты чудовищны, - пишет Мария Арбатова. - Насильник чувствует себя безнаказанным, если может, избив жену, заплатить из семейного бюджета от 5 000 до 30 000 рублей. Но данный сюжет иной, Дмитрий Грачев считал бывшую жену рабыней, собственностью, тушкой, объектом потребления и, увеча, разбирался по принципу "так не доставайся же ты никому". А это не обычное насилие и истязание, а сформированное в детстве домостроевское право хозяина на вещь".

"У женщин, к сожалению, часто нет выхода: или терпеть пытки и ждать свою смерть, или убивать мучителя самой, - размышляет Наталья Радулова. - Колонии заполнены такими женщинами-убийцами. У нас нет закона о семейном насилии, нет охранных ордеров, нет убежищ, нет законов, которые помогали бы скрыться, спастись от таких вот "отелло" с поехавшей крышей. Поэтому ругать полицию в комментах, наверное, нужно. Но у полиции нет закона, согласно которому она могла бы действовать".

"Проблема тут в другом - проблема в обществе, - оценивает ситуацию Дмитрий Щелоков. - Мы говорим побои и предполагаем, что это муж жену избил, тогда как скорее всего это была драка между мужем и женой, которую, возможно, ещё и жена затеяла, и неважно, кто в результате пострадает больше. Жена на мужа напишет заявление и он уедет в спецприемник, даже, если вдруг судья окажется мужчиной. Никто разбираться не будут, просто закроют, чтоб не тратить времени, а ведь в реальности побои это насилие в отношении беззащитных, заведомо находящихся в уязвимом зависимом положении от избивающего, то есть детей.

А кто в основном избивает детей? Матери, особенно, по моим наблюдениям, это проблема распространена в семьях матерей-одиночек. Много ли Вы слышали об ответственности женщин по этой статье? Общество постыдно предпочитает закрывать глаза на эту проблему. Понятно, что и ребенок не пожалуется на мать, и не понятно, что делать с детьми на время ареста матери - любое решение хуже, и штраф тут недопустим, потому что такие семьи, как правило, в затруднительном материальном положении находятся".

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter