Рус
Eng
Алина Витухновская: "Купить можно все. Кроме времени..."

Алина Витухновская: "Купить можно все. Кроме времени..."
Аналитика

16 ноября 2019, 12:28
У современного человека украли время. На себя, на заботу о своем внешнем виде, о своем интеллектуальном развитии, функциональности, украли время на размышления, на построение жизненных, а также финансовых и инвестиционных планов, на обдумывание последствий своих поступков.

Заменив это сиюминутными культурными энергетическими ловушками внимания, лишающими его и без того скудного временного рациона.

Алина Витухновская

Именно поэтому современный человек и бросается во все тяжкие в порыве своеобразного, кипучего «невроза действий». Он пытается объять необъятное — потребить максимальное количество низкокачественной вторичной информации за минимально отведенный период условного времени. Он рвется работать за копейки, потому что без работы начинает чувствовать себя ущербно не столько из-за недостатка финансов (ну какие сейчас зарплаты в среднем-то по стране — так, кот наплакал), сколько из-за невозможности увидеть себя в чем-то другом. Он слушает дешевую отечественную попсу, смотрит ненапряжные сериальчики, наверное, чтобы не утруждать себя муками выбора, ведь на это банально нет времени (его украли)! В итоге, перегружая свою и без того слабую и истощенную нервную систему, он становится практически идеальной жертвой или подопытным кроликом для каких угодно социальных экспериментов.

Особняком в вопросах кражи времени и денег в России стоит сфера исторического, ретроспективного мышления. Бесконечные отсылки к «славному» прошлому эксплуатируют хорошо зарекомендовавший себя природный механизм закрепления условно «положительного» опыта в массовом бессознательном целых поколений советских, а сейчас и российских граждан.

Популярность всевозможных исторических обществ, включая ныне печально известные реконструкторские движения, в России не случайна. И ладно бы они только вдыхали пыль по архивам и библиотекам, доступ ко многим из которых по-прежнему закрыт, ибо реальная документированная история охраняется государством с ревностью, едва ли меньшей, чем оно охраняет свои физические границы. И в этом нет ничего удивительного, ведь страна, не совершившая за век ничего грандиозного, кроме сомнительной победы во Второй Мировой Войне, обречена постоянно ее сакрализовать, опять таки воруя реальное время и заменяя его искаженным эхом прошедшего.

Занимаясь сравнительным анализом событий условного прошлого, иной сторонний наблюдатель или даже историк-профессионал, как правило, не имея собственного субъектного и уж тем более — политического мировоззрения и целеполагания, оценивает их с позиции целесообразности «наименьшего зла». Но как известно, историю пишут победители — поэтому Вторая Мировая Война стала признанием для одних и проклятием для других. Иными словами — победило зло большее, чем то, что до сих пор называют «фашизмом», который с легкой руки триумфаторов записали в запредельную, не знавшую доселе масштабов манифестацию абсолютного ужаса, фактически — ада на земле.

Но существует ли зло, большее, чем «фашизм»? Безусловно — и оно называется проявленной реальностью — той, в которой мы с вами находимся и поныне. Ведь сама жизнь как фабрика смерти куда страшнее концлагерей и тайных эсэсовских лабораторий. Однако люди предпочитают на этом не акцентироваться, ибо в противном случае, многим из них придется предъявлять претензии к себе в большей степени, нежели к теперь уже прошлым свершившимся актам зла.

Если не вдаваться в первопричины процессов, можно констатировать, что мир, наблюдая за тем, как взрастал и креп гитлеровский режим, никак не ожидал в итоге получить на выходе то, с чем стал бы бороться и далее победив, на чьем фоне мог бы впоследствии выглядеть чуть ли не идеальным. Но если смотреть на вещи реально — именно этот самый впоследствии победивший разношерстный конгломерат «заклятых друзей» — союзников, холил и лелеял будущего «главного злодея номер один». В то время как Запад закрывал глаза на вооружение национал-социалистической Германии и осуществлял его финансовую поддержку, СССР поставлял ему сырье, тренировочные базы для будущих Люфтваффе, поддерживал совместные аннексии.

Запредельный цинизм красных победителей сегодня заключается и в том, что существующий миропорядок, как некая классика, запечатленная в выражении «лучше плохой мир, чем добрая ссора», испытывает множественные проблемы внутреннего характера, не позволяющие ему прогрессировать в той мере, в которой он рассчитывал.

Космическая эпопея по обе стороны океана, за исключением ее оборонно-телекоммуникационных аспектов, оказалась системой банального растрачивания средств, а демократические механизмы управления — лишь системой перераспределения ответственности — что выразилось например, в серии длящихся до сих пор демографических катастроф, имеющих на выходе проблемы беженцев в развитых странах, куда они наплывают огромным и бесполезным потоком.

Восстановление красного конструкта, произошедшее с прямого попустительства мировых сил, которое мы сейчас наблюдаем — есть вызов и преступление против цивилизации. Другое дело, что оно не имеет никаких исторических перспектив по причине хотя бы отсутствия внутреннего ресурса — как экономического, так и интеллектуального. Поэтому, можно смело утверждать, что подобный проект будет погребен под обломками истории, как и большинство здешних утопических идей. Он похоронит под собой огромное количество людей, интересов, прогрессивных вариантов развития социума.

Сам факт выживания в войне преподносится как безусловно положительный, несмотря на сопутствующие лишения, репрессии, рабское бесправие. И ведь, на первый взгляд, все смотрится довольно логично — не поспоришь. То же самое касается и любых иных исторических периодов, где констатируется преемственность как основная миссия всех людей, заставших то время. Ведь время не выбирают, как и родителей, страну и далее все, что касается жизни. Все же прочие недостатки и прежде всего — наследование ошибочного, переоцененного, навязываемого жизненного опыта, не просто игнорируются, а становятся ложными ориентирами для всех вновь и вновь вовлекаемых в этот абсурдный круговорот.

И что самое печальное, «положительность» этого опыта, которая исходит лишь из простого факта выживания, на поверку оказывается манипулятивной закладкой, позиционирующей это самое выживание (даже не жизнь!) как абсолютную ценность, преподносимую вне окружающего ее цивилизационного контекста, уровня и качества. Второй псевдоценностью, соответственно, становится необходимость исторической преемственности как универсального связующего агента между различными историческими эпохами.

Итак, вместо времени и денег российскому обществу раз за разом предлагают низкопробные суррогаты — бессмысленную гонку на выживание в ежедневном «колесе оборзения» под уютную, ламповую, аквариумную музыку духовных мантр. Всегда стоит помнить, если у вас украли время, значит украли и деньги. Те самые деньги, которые вы могли бы заработать, если бы потратили это самое время на себя, а не на бессмысленные общественные телодвижения и массово производимые дешевые культурные приманки. Ведь купить можно все. Кроме времени.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter