Рус
Eng

Будет - не будет... Чего ждать от встречи Байдена и Путина

Аналитика
Будет - не будет... Чего ждать от встречи Байдена и Путина
Будет - не будет... Чего ждать от встречи Байдена и Путина
16 апреля, 13:49
Эксперты расходятся во мнениях о том, какие результаты принесет первая личная встреча двух президентов

Как известно, Байден еще до объявления о новых санкциях против России, предложил Путину лично встретиться на нейтральной территории. Однако, введение санкций, казалось бы, поставило под сомнение необходимость этой встречи. Российские политические аналитики, которые по своим профессиональным обязанностям должны прогнозировать следующие шаги политиков, оказались в очень непростой ситуации: что скажут друг другу Байден и Путин? Как будут дальше развиваться события в этой важнейшей в первую очередь для России, области?

Обозреватель «КоммерсантъFM» Дмитрий Дризе настроен довольно оптимистично:

«Кремль получил, что хотел – возможность прямого диалога президентов России и США о судьбах мира. Все остальное - вторично. Сейчас мы, скорее всего, увидим вторую часть шоу под названием «наш жесткий ответ» на санкции и «рука не дрогнет». Однако результат предопределен. Встреча Путина и Байдена должна состояться.

Когда и где - это не столь важно. Нельзя исключать, что основные параметры уже согласованы. Это косвенно дал понять Вячеслав Володин в своем комментарии к решению партнеров – «лучше вместе с терроризмом бороться». Кроме того, очень показательна положительная оценка Владимиром Путиным роли союзников в Великой Отечественной войне. Подобное происходило в эпоху разрядки – во время «больших переговоров по разоружению». Вторым этапом вполне может стать отправка Алексея Навального на лечение в Германию. К этому все идет. Собственно, и партнеры в качестве жеста доброй воли всегда могут частично пересмотреть санкционную политику. Такой сценарий, скорее всего, также не исключается.

Чем хороша наша властная конструкция – это способностью к немедленной трансформации. Если надо, мы станем либералами за 24 часа. Алексей Кудрин уже готов представить план реформ. На сцене появился и Герман Греф. Очередь Анатолия Чубайса – нужно же что-то делать с климатом. Ждут либералы своего часа.

Тем не менее, резонный вопрос – что дальше? С высокой долей вероятности – на этот счет четкого плана нет. Встретились с Байденом – поговорили. Однако, дальнейшие действия не совсем просматриваются. Проблем накопилось столько, что решить их одной встречей невозможно. И здесь на помощь приходят политические технологии. Мы создаем видимость решений – дабы добиться локальных результатов. И тому, и другому президенту нужно немедленное укрепление рейтингов. Что будет дальше - также не важно. В этом и есть большая проблема современного мира. События происходят как бы не по-настоящему. Но в целом, сам факт наличия «большой политической движухи» - весьма положительный. Шоу продолжается...»

Политолог Татьяна Становая тоже полагает, что шанс на начало продуктивного диалога между странами есть:

«Обращение Байдена звучит как попытка оправдываться перед Россией за столь неприятные и жесткие санкции. Но, все-таки, главный вопрос тут - в природе этих санкций. Является ли это в своей основе приглашением России к диалогу (столь долгожданным в Москве) или попыткой нанести удар? Мне представляется, что это все же такая форма приглашения к диалогу. Иначе просто было нельзя. У Москвы теперь крайне тяжелый выбор. Просто соглашаться на встречу уже невозможно. Соблазн хлопнуть дверью - очень велик, разочарование сильнейшее. Но в то же время есть прагматичное понимание, что дальше некуда - переговоры нужны. Если Москве удастся придумать что-то, что позволит сохранить лицо и не выглядеть слабой стороной (которую порет старший брат), то у саммита будет шанс. Но и тут нельзя перегибать палку...»

А вот экономист Владислав Иноземцев считает, что никакой новой российско-американской перезагрузки не будет:

Между тем, на мой взгляд, Белый Дом действует правильно. С одной стороны, в Вашингтоне, видимо, развеиваются иллюзии относительно «мощи» российской оппозиции и «слабости» путинского режима, вместо чего возвращается понимание пусть и неприятной, но очевидной реальности. С другой стороны, в администрации могли вспомнить, что перемены в России никогда не наступали вследствие давления извне – в то время как все «оттепели» (конца 1950-х, второй половины 1980-х и рубежа 2000-х и 2010-х годов) случались в периоды потепления отношений с Западом и большей политической, экономической и культурной открытости. Кремлю сложно будет объяснять внутренние проблемы страны в случае, если образ Америки как могущественного и грозного врага потускнеет – но и несогласным придётся больше апеллировать к согражданам, чем к внешнему миру.

В заключение замечу: никакой новой «перезагрузки», конечно, не будет. Объятий с В.Путиным и милых домашних встреч – тоже. Наступает время прагматичной политики и чётко проведённых «красных линий», не более того…»

Политолог Федор Лукьянов тоже не верит в грядущие перемены в отношениях США и России:

«Байден не сказал ничего нового в своем обращении про отношения с Россией. Перечислены все известные позиции, повторены все упреки, при этом – готовы работать над стабильными отношениями, прежде всего в сфере стратегической стабильности. Конкретизировано предложение о встрече – летом в Европе. "Время заняться деэскалацией" – это про Украину, но как бы и про всё. Однако – руки прочь! Тональность спокойная. Желательно было бы предположить, что это предложение считать: мы в расчёте, начнём с новой страницы. Но почему-то невозможно поверить, что это так...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter