Рус
Eng

Борьба за стекольный завод в Анопино: почему собственники выгоняют арендатора

Аналитика
Борьба за стекольный завод в Анопино: почему собственники выгоняют арендатора
Борьба за стекольный завод в Анопино: почему собственники выгоняют арендатора
16 апреля, 11:05Фото: Соцсети
После серии публикаций про конфликт арендаторов и собственников стекольного завода в поселке Анопино Владимирской области свою точку зрения решила высказать и вторая сторона, которая представляется собственником предприятия.

Иван Петровский

"Владимирская Газета" опубликовала подробную статью "Крутой вираж - путь от кредиторов к банкроту", в которой говорится, что 14 апреля в отношении бывшего арендатора Анопинского стекольного завода (Гусь-Хрустальный район) подано заявление о несостоятельности (банкротстве) из-за невыплаты кредитов в ББР Банке.

Утверждается, что анопинское предприятие находилось на грани остановки, чем воспользовался генеральный директор «Экспо Гласс» Александр Смирнов, предложив руководителю «РАСКО» Андрею Евстигнееву заключить договор аренды капитально отремонтированного завода, условия которого собственники считают дискриминационными, а арендную плату "копеечной". Поэтому данный договор стал предметом уголовного дела, возбужденного в сентябре 2020 года.

При этом уже полтора года «РАСКО» находится в процедуре банкротства. Всё имущество предприятия входит в конкурсную массу. Техническое состояние завода в Анопино таково, что предприятие может эффективно работать и рассчитываться с почти что 80 кредиторами. Однако оппоненты Смирнова полагают, что арендатор так выстроил финансовые схемы, что все средства уходят в «Экспо Гласс», а кредиторы не получают своих денег.

Ранее компания Александра Смирнова также являлась одним из кредиторов «РАСКО» и чтобы выкупить часть долга у ББР Банка, в этом же банке взяла кредит, под который заложено имущество Анопинского завода.

Надо отметить, что у «Экспо Гласс» есть стекольный завод в городе Курлово, в 40 километрах от Анопино: стекловаренная печь там выработала свой ресурс еще 2-3 года назад. Так что для Смирнова завод в Анопино — единственная возможность получать прибыль.

Кроме того, будучи в Анопино арендатором, генеральный директор «Экспо Гласс» вёл себя как собственник: переименовал завод, а филиал в Воронеже закрыл вовсе. Оценка ущерба в сумме 1,5 млрд рублей приобщена к арбитражному делу вместе с документами (договор и акт выполненных работ), подтверждающие, что разбор завода — двух печей, инфраструктуры, вплоть до распила металлоконструкций и сдачи их в чермет, происходило по личному распоряжению Смирнова.

Кредиторы, обеспокоенные действиями арендатора, обратились в суд с просьбой принять обеспечительные меры по сохранности имущества. Суд удовлетворил заявление, а судебные приставы описали и арестовали все имущество — движимое и недвижимое — и назначили ответственным хранителем гендиректора ООО «РАСКО», уведомив его об ответственности за имущество в соответствии со статьей 312 УК РФ.

А далее события стали развиваться стремительно: Александр Смирнов подписал документы, в которых обозначил себя 100 % залогодержателем долей РАСКО, что не соответствует действительности — есть еще два залогодержателя. В марте этого года руководитель РАСКО уведомил арендатора о прекращении договорных отношений. Смирнов, по мнению оппонентов, проигнорировал это уведомление. Что привело к намерению собственников расторгнуть договор аренды.

По закону, РАСКО обязано либо охранять и эксплуатировать завод самостоятельно, либо привлечь компанию, обладающую необходимыми ресурсами и компетенциями. Генеральный директор «РАСКО» такую компанию нашел, заключил с нею договор на хранение имущества и 1 апреля обратился к судебным приставам по поводу осмотра имущества с привлечением экспертов для последующей передачи имущества новому хранителю. 5 апреля приставы приехали на завод, но охрана уже не являющегося арендатором «Эскпо Гласс», не допустила представителей собственника и экспертов на территорию.

Ситуация парадоксальная: собственник не может попасть на завод, вынужден через колючую проволоку наблюдать, как вторую неделю экс-арендатор вывозит имущество с промплощадки в неизвестном направлении. При этом собственник ответит перед законом, если недосчитаются хоть какой-то позиции из акта арестованного имущества. Приставы, способные вышибать двери квартир, чтобы арестовать телевизор за незначительный долг банку, к «Экспо Глассу» не применили никаких мер. Составленный при таких обстоятельствах акт осмотра имущества собственник отказался подписывать. В течение недели «РАСКО» направило с десяток заявлений в Гусь-Хрустальное отделение полиции и в районную прокуратуру.

Сложные отношения складываются у арендаторов и с банками. Компания Смирнова имеет достаточно семь договоров залога, оформленных под кредитные линии — четыре в ББР Банке и три в Сбербанке. В декабре ББР Банк предъявил требование о досрочном погашении всех кредитов из-за нарушения кредитных обязательств, а именно просрочки платежей. Но «Экспо Гласс» рассчитываться с банком не спешил.

Помимо этого, заемщик не уведомил банк о новых кредитах в Сбербанке, а залоги, под которые были выданы кредиты ББР Банка, «Экспо Гласс» передал… в Сбербанк. В ответ ББР Банк продал все долги «Экспо Гласс», переуступив права в полном объеме 31 марта 2021 года ООО «ТК Сибирь Ойл» .

Как пояснили в этой компании, на данный момент ООО «Экспо Гласс» допустил просрочку платежей в три месяца, а по закону, если юридическое лицо не исполняет обязательства в течение трех месяцев, то считается неспособным удовлетворить требования кредиторов – в отношении него правомерно возбуждение дела о банкротстве. Заявление о банкротстве ООО «Экспо Гласс» направлено в Арбитражный суд, а также второе заявление о принятии ограничительных мер в отношении имущества должника — ООО «Экспо Гласс», а именно аресте денежных средств и иного имущества, принадлежащего ответчику.

Редакция "НИ получила так же комментарий пресс-службы ББР Банка, в котором, в частности, говорится:

«Во-первых, уступка долга – обычная деловая практика в банковском бизнесе, особенно в ситуации, когда у банка возникли сомнения в возвратности выданного кредита. В данном случае такие сомнения у банка имелись по целому ряду обстоятельств – получение еще одного крупного кредита заемщиком с нарушением условий действующих кредитных договоров с ББР Банком, нарушений условий обеспечения обязательств кредита, постоянный негативный фон вокруг деятельности заемщика и ее правомерности и т.п. Во – вторых, обвинения в сторону банка в части его заинтересованного участия в рейдерском захвате беспочвенны, т.к. права по кредитным договорам с ООО «Экспо Гласс» были уступлены на рыночных условиях без нарушения прав и законных интересов заемщика и дальнейшее развитие ситуации не входит в зону внимания и интересов банка...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter